Опарин А.А. В поисках бессмертия. Археологическое исследование Первой книги Царств

Глава 5

Народ, вышедший из моря

С детства каждый из нас помнит произведение А.С. Пушкина “Сказка о царе Салтане”, где упоминается о необычных 33-х богатырях, выходящих из моря во главе со своим дядькой Черномором. Но история показала, что не только в сказках, но и в действительности бывает нечто подобное, как то было в истории филистимского народа. Так на рубеже XIII—XII в. до х. э. цивилизации Средиземноморья были потрясены до самого своего основания появлением зловещего народа, точнее, коалиции нескольких народов, уничтожающих всё на своём пути. В историю эти племена вошли под именем “народов моря”, как их образно, но весьма точно назвали древнеегипетские летописцы [Рамзес II: величие на берегах Нила. Энциклопедия исчезнувшие цивилизации. М.: ТОМ, 2003. С. 125]. Какие же народы входили в эту необычную коалицию? К ним, несомненно, принадлежали греки-ахейцы, разрушившие Трою, может быть, протоармяне [История Востока. В 6 т. М.: Восточная литература РАН, 1997. Т. 1. С. 143], в их числе так же выступали племена шерданов, шакалаша, турша и акайваша. Шерданы, как предполагают, происходили из района города Сард в западной части Малой Азии. Впоследствии они заселили остров Сардинию. Шакалаша происходили из района города Сагаласса на юге Малой Азии. Турша были терсенами — племенем, жившим, как думают, на западе Малой Азии. Турша являлись предками этрусков, населявших позднее часть Италии [Всемирная история. В 2 т. Минск: Литература, 1996. Т. 2. С. 295], чекеры и филистимляне [Циркин Ю. История библейских стран. М.: АСТ, Астрель, Транзиткнига, 2003. С. 102], составлявшие ведущую силу в этой коалиции [Перепелкин. Указ. соч. С. 360]. Причины появления коалиции столь разных, как по происхождению, так и по культуре народов остаются одной из загадок истории [Маккуин Дж. Г. Хетты и их современники в Малой Азии. М.: Наука, 1983. С. 49]. К тому же, если учесть ещё и то, что это был не просто военный союз нескольких племен с целью совершения какого бы то ни было похода, а настоящее переселение народов (!), которое привело “к почти полному изменению этнической и политической карты этого огромного региона” [Циркин. Указ. соч. С. 98]. Выдвигавшиеся в различное время такие причины, как голод, изменение климата, перенаселение, пытающиеся объяснить это переселение народов, на сегодняшний день рассматриваются лишь как вторичные. Главной причиной, главным пусковым механизмом сегодня учёные называют одну из самых знаменитейших войн человечества, воспетую Гомером в “Илиаде” — Троянскую войну. “Троянская война охватила все западное и южное побережье Малой Азии и дала начало грандиозному переселению народов („народов моря“), в котором приняли участие и часть победоносных ахейцев, и население только что разбитых ими государств, и соседи последних” [История Древнего Востока. // Под ред. В.И. Кузищина. М.: Высшая школа, 2001. С. 198]. Знаменитая Троя была союзницей Хеттской империи (В Библии мы так же находим упоминания о хеттах, на землях которых Авраам похоронил Сарру — Быт. 23 глава; и история Урии Хеттеянина, жену которого Вирсавию соблазнил царь Давид). Особо тесным союз хеттов с троянцами стал во время правления Троей в XIII в. до х. э. царя Приама, крупного и мудрого политика [История Древнего Востока. Указ. соч. С. 198]. Однако к концу правления Приама ситуация начала меняться. Некогда могучая Хеттская держава, истощённая постоянными войнами и внутренними раздорами, ослабела, чем не преминули воспользоваться различные племена Малой Азии и Эгейских островов, теснимые в свое время хеттами. Теперь же эти малоазийские племена образовали мощный союз, который начал войну с хеттами и их союзниками, в числе которых была Троя [Всемирная история. Указ. соч. Т. 2. С. 296]. В начале XII века Троя после долгой осады, несмотря на помощь хеттов, (названных у Гомера кетейцами) была взята, правда при помощи хитрости, ибо силой могучий город захватить не могли. Идея этой хитрости принадлежала царю Итаки Одиссею. “Одиссей уверил греков действовать хитростью. Он посоветовал соорудить такого громадного деревянного коня, чтобы в нём могли укрыться самые могучие герои греков. Все же остальные войска должны были отплыть от берега Троады и укрыться за островом Тенедосом. Когда троянцы введут коня в город, тогда ночью выйдут герои, откроют ворота вернувшимся тайно грекам” [Кун Н.А. Легенды и мифы Древней Греции. М.: Учпедгиз, 1955. С. 344]. Троянцы, выйдя из города и поверив рассказу подосланного Одиссеем Синона, ввели коня в Трою, решив, что он будет оберегать их город. Ночью же греки вышли из коня, открыли ворота города, к которым уже вернулись их главные силы и началась страшная резня. “Никого не щадили греки. С воплем бегали по улицам Трои женщины и дети. Наконец, подступили греки ко дворцу Приама, защищенному стеной с башнями. С мужеством отчаяния защищались троянцы. Они опрокинули на греков целую башню. С ещё большим отчаянием пошли на приступ греки,… и [наконец] ворвались в него. Наполнился дворец Приама воплями женщин и детей. У алтарей богов собрались дочери и невестки Приама, они думали найти здесь защиту. Приам в доспехах хотел защитить их или пасть в бою” [Кун. Указ. соч. С. 348]. Древние хроники сохранили свидетельства о смерти царя Приама, которые поэтически были обработаны древнеримским поэтом Вергилием. Один из греческих вождей умерщвляет на глазах Приама его сына Полита, а затем, справившись со старым царём, его “влечёт к алтарю он старца, который скользит в крови убитого сына; левой рукой Приама схватив за волосы, правой меч он заносит и в бок вонзает по рукоятку. Так скончался Приам, и судил ему рок перед смертью Трои славной пожар и крушение Пергама увидеть, После того как владыкою он земель и народов Азии некогда был. Лежит на прибрежье троянском, Срублена с плеч голова и лежит безымянное тело” [Вергилий. Буколики. Георгики. Энеида. М.: Художественная литература, 1971. Энеида. Книга 2. Стихи 550—558]. Победители зверски убили почти всю царскую семью, надругавшись над женщинами. Разграбив город, они подожгли его. “Долго пылала ещё Троя. Клубы дыма поднимались высоко к небу… Далеко был виден пожар Трои. По столбам дыма и громадному зареву ночью узнали окрестные народы, что пала Троя, которая долго была самым могущественным городом в Азии” [Кун. Указ. соч. С. 349]. То, что недавно называли легендами о Трое, теперь историки считают, пусть хотя и несколько поэтичными, но описаниями реальных событий и реальных исторических деятелей вплоть до деталей! [Всемирная история. Указ. соч. Т. 2. С. 388—389]. Сегодня археологами раскопана знаменитая Троя царя Приама, залегающая в VIIа культурном слое со всеми деталями и следами страшных разрушений, описанных Гомером и Вергилием [Удивительные Эгейские царства. Энциклопедия исчезнувшие цивилизации. М.: Терра, 1997. С. 19, 23, 24, 38—39, 40]. Взятие могучей Трои повлекло за собой цепь эпохальных событий. Разгромив город, победители, распалясь при виде наживы, продолжают военную кампанию, направив её теперь против самих хеттов, сокрушив перед этим царство Арцаву, затем Киликию и, наконец, остров Кипр, поставщик медной руды, на добыче которой во многом зиждилось могущество хеттов [Маккуин. Указ. соч. С. 49]. “Народы моря” буквально смели хеттскую империю, исчезнувшую навсегда в пропасти истории [Замаровский В. Тайны хеттов. М.: Вече, 2000. С. 295]. Сокрушив хеттов, “народы моря” устремляются на Египет. В египетских анналах об этом говорится следующее: “… иноземцы с севера, что были на своих островах, были в волнении. Ни одна страна не выстояла против их рук — Хета, Кеди, Каркемиш, Ирчу, Ирса, были ими опустошены. Встали они лагерем в месте одном в Аморе. Они разорили его людей, и земля их стала подобна несуществующей. Пришли они с огнём впереди себя, вперед на Египет. Вот, поддержка их: филистимляне, джеккера, шекелеш, Шардана, Дануна и Уешеш. Объединены земли эти, подчинили они рукам своим землю до границ её. Были сердца их уверены, наполнены желанием их” [Солкин В.В. Солнце властителей. Древнеегипетская цивилизация эпохи Рамессидов. М.: Алетейя, 2000. С. 178]. О нашествии на Египет рассказывает и Гомер. “Девять там лет воевали упорно мы, чада ахеян; Но на десятый, когда, ниспровергнув Приамов великий Град, мы к своим кораблям возвратилися, бог разлучил нас. Мне, злополучному, бедствия многие Зевс приготовил. Целый месяц провел я с детьми и с женою в семейном Доме, великим богатством моим веселясь; напоследок Сильно в Египет меня устремило желание; выбрав Смелых товарищей, я корабли изготовил; их девять Там мы оснастили новых; когда ж в корабли собралися Бодрые спутники, целых шесть дней до отплытия все мы Там пировали; я много зарезал быков и баранов В жертву богам, на роскошное людям моим угощенье; Но на седьмой день, покинувши Крит, мы в открытое море Вышли и с быстропопутным, пронзительнохладным Бореем Плыли, как будто по стремю, легко; и ничем ни один наш Не был корабль поврежден; нас, здоровых, веселых и бодрых, По морю мчали они, повинуясь кормилу и ветру. Дней через пять мы к водам светлоструйным потока Египта Прибыли: в лоне потока легкоповоротные наши Все корабли утвердив, я велел, чтоб отборные люди Там на морском берегу сторожить их остались; другим же Дал приказание с ближних высот обозреть всю окрестность. Вдруг загорелось в них дикое буйство; они, обезумев, Грабить поля плодоносные жителей мирных Египта Бросились, начали жен похищать и детей малолетних, Зверски мужей убивая” [Гомер. Одиссея. М.: АСТ, Харьков: Фолио, 2000. Песнь четырнадцатая 240—265. С. 224—225]. За воинами тянулись женщины и дети, десятки, сотни тысяч людей. “Полчища переселенцев двигались по суше в сопровождении своих семейств, ехавших на своеобразных тяжеловесных двуколках, запряженных быками, и по морю — на многочисленных судах, огибавших берега Сирии… Они двигались, предваряемые огнём, вперёд к Египту” [Брэстед Д. История Древнего Египта. В 2 т. Минск: Харвест, 2002. Т. 2. С. 79]. По морю и по суше на Египет, казалось, двигалась неминуемая смерть. На страну на Ниле двигались целые народы. Это был не просто поход, это было целое переселение [Hцlbl G. Die historischen Aussagen der дgyptischen Seevцlkerunschriften // Griechenland, die Дgдis und die Levante wдhrend der “Dark Ages” von 12. bis rum 9. Jh. V. Chr. Wien, 1983, P. 132]. “Основную воинскую силу составляли филистимляне и Джаккара” [Перепёлкин Ю.Я. История Древнего Египта. СПб.: Нева, Летний сад, 2000. С. 360]. Но час Божьего суда над гордым Египтом ещё не пробил. Фараон Рамзес III деятельно готовился к предстоящей войне, понимая, что исход её предопределит участь всего Египта. “Народы моря” встречаются с египтянами в Сирии, где происходят сухопутная и морская битвы. Стены египетских храмов в Мединет Абу сохранили изображения этих величайших битв [Рамзес II: Величие на берегах Нила. Указ. соч. С. 128]. Первой произошла сухопутная битва (около 1178 г. до х. э.), завершившаяся полным разгромом коалиции “народов моря” [Брэстед. Указ. соч. Т. 2. С. 80]. В том же году происходит морское сражение в одном из рукавов Нила [Перепёлкин. Указ. соч. С. 362]. Обоими сражениями фараон руководил лично, заблаговременно вернувшись из Сирии. Перед морской битвой “Он усилил команду своих судов значительными отрядами метких египетских стрелков, действовавших столь успешно, что ряды тяжеловооруженных северян были совершенно опустошены, прежде чем неприятельские суда успели пойти на абордаж. Стрельба с судов была усилена залпами египетских лучников, размещённых Рамзесом вдоль берега, причём, и сам он стрелял из лука в неприятельский флот. Когда египтяне бросились на абордаж, неприятельские суда пришли в замешательство. „Они опрокинуты и погибают на своих местах, в то время как их сердца похищаются смертью,… и их оружие кидается в море. Его, фараона, стрелы пронзают любого из них, и пораженный ею падает в воду“. „Их вытаскивали, перевертывали и клали на берег, они были убиты и лежали грудами от носа до кормы на своих галерах, в то время как все их вещи были сброшены в воду на память об Египте“. Те, которые спаслись от флота и приплыли на берег, были взяты в плен египтянами. Двумя этими битвами фараон нанёс грозному врагу такой решительный удар, что… подчинил переселенцев и принудил их вносить дань в сокровищницу фараона” [Брэстед. Указ. соч. Т. 2. С. 80, 81]. “Разбитые филистимляне и Джаккары вынуждены были довольствоваться палестинским берегом, где они поселились, видимо, с „милостивого“ дозволения египетского царя” [Перепёлкин. Указ. соч. С. 362]. Кстати, “именно от них и происходит греческое название „Палестина“, что означает „страну филистимлян“, впоследствии это название распространилось не только на побережье, но и на примыкавшую к нему страну” [Всемирная история. Указ. соч. Т. 3. С. 34].



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования