Опарин А.А. В поисках бессмертия. Археологическое исследование Первой книги Царств

Глава 10

Между львом и крокодилом

Священное Писание имеет ряд уникальных особенностей, которые резко выделяют его среди всех других книг этого мира. Но, пожалуй, одной из самых поразительных из них являются пророчества. Один исследователь метко сказал: “Пророчества накладывают на Библию печать божественности”. И действительно, когда исследуешь пророчества этой книги, которых более 3000 (!), то поражаешься тому, насколько точно, порой, за сотни веков, были предсказаны те или иные исторические события. Пророчества Библии всегда приводили в недоумение даже скептиков и атеистов своей ясностью и однозначностью, в которых нельзя было не признать описание того или иного события, имевшего место в истории, предсказанного за столетия. В предыдущих своих работах мы рассматривали уникальные библейские пророчества, предсказавшие, вплоть до деталей, судьбу Ассирии (Развенчанные боги. Археологическое исследование книг Ионы и Наума); Вавилона (И камни возопиют… Археологическое исследование книги пророка Даниила); Моава, Аммона и Едома (Ключи истории. Археологическое исследование книги Бытие); Финикии (Колесо в колесе. Археологическое исследование книги пророка Иезекииля); Древней Греции и Рима (Всемирная история и пророчества Библии); папского Рима и государств средневековой Европы (История рабства. Археологическое исследование книги Откровение); США (Но как было во дни Ноя). Исследование библейских пророчеств о филистимлянах так же являет нам много удивительных, а порой, и действительно уникальных по своей точности примеров. Не приняв весть спасения во дни Самуила, филистимляне на протяжении последующих веков крепли в своём разврате и жестокости. От своих соседей — израильтян они хорошо знали о религии Истинного Бога, Десяти Заповедях. Но не только не проявляли к этому какого-либо интереса, но, напротив, всячески боролись, как с самими израильтянами, так и с их религией, о чём будет рассказано ниже в настоящей работе. Господь долго терпел этот народ, давая ему возможность спастись, но Его милость была отвергнута. И тогда через пророков Господь провозгласил суд над этим народом. Как часто в своей жизни, по примеру филистимлян, мы продолжаем жить, зная о Законе Божьем, о существовании Его церкви, но не делаем никаких для себя выводов, считая, что так удобнее жить, не отягощая себя какими-то нравственными ограничениями. Наш современный мир отличает следование, в основном, конечно, неосознанное, постмодернистской философии, в основе которой лежит отрицание каких-либо общих норм и правил для всего человечества. Каждый человек вырабатывает сам для себя правила и нормы поведения, которые считает необходимыми. Отсюда — попрание каких-либо авторитетов, включая, в первую очередь, Бога. Но как нас наша постмодернистская философия и нежелание знать Бога привели к кризису, так отвержение Спасителя привело к краху филистимскую цивилизацию, над которой прозвучали грозные слова пророков: “Рыдайте, ворота! вой голосом, город! Распадешься ты, вся земля Филистимская, ибо от севера дым идет, и нет отсталого в полчищах их” (Ис. 14:31); “Так говорит Господь: вот, поднимаются воды с севера и сделаются наводняющим потоком, и потопят землю и все, что наполняет ее, город и живущих в нем; тогда возопиют люди, и зарыдают все обитатели страны. От шумного топота копыт сильных коней его, от стука колесниц его, от звука колес его, отцы не оглянутся на детей своих, потому что руки у них опустятся от того дня, который придет истребить всех Филистимлян, отнять у Тира и Сидона всех остальных помощников, ибо Господь разорит Филистимлян, остаток острова Кафтора. Оплешивела Газа, гибнет Аскалон, остаток долины их” (Иер. 47:2—5); “И пошлю огонь в стены Газы, — и пожрет чертоги ее. И истреблю жителей Азота и держащего скипетр в Аскалоне, и обращу руку Мою на Екрон, и погибнет остаток Филистимлян, говорит Господь Бог” (Ам. 1:7—8); “Ибо Газа будет покинута и Аскалон опустеет, Азот будет выгнан среди дня и Екрон искоренится. Горе жителям приморской страны, народу Критскому! Слово Господне на вас, Хананеи, земля Филистимская! Я истреблю тебя, и не будет у тебя жителей, — и будет приморская страна пастушьим овчарником и загоном для скота. И достанется этот край остаткам дома Иудина, и будут пасти там, и в домах Аскалона будут вечером отдыхать, ибо Господь Бог их посетит их и возвратит плен их” (Соф. 2:4—7); “Увидит это Аскалон и ужаснется, и Газа, и вострепещет сильно, и Екрон; ибо посрамится надежда его: не станет царя в Газе, и Аскалон будет необитаем. Чужое племя будет жить в Азоте, и Я уничтожу высокомерие Филистимлян” (Зах. 9:5—6).

Выводы из пророчеств

1) Народ, пришедший с севера, нанесёт страшные опустошения филистимлянам (Ис. 14:31; Иер. 47:2—3);

2) Филистимляне, как нация, перестанут существовать (Иер. 47:4; Ам. 1:8; Соф. 2:5);

3) Газа оплешивеет (Иер. 47:5);

4) Газа будет уничтожена и покинута жителями (Ам. 1:7; Соф. 2:4);

5) Аскалон опустеет и жители покинут его (Иер. 47:5, 6; Соф. 2:4);

6) В Аскалоне и Газе больше не будет царя (Ам. 1:8; Зах. 9:5);

7) Аккарон (Екрон) будет уничтожен (Ам. 1:8; Соф. 2:4);

8) В Азоте будут истреблены филистимляне, но город не будет разрушен (Ам. 1:8);

9) В Азоте будет жить другой народ (Зах. 3:6);

10) На землях филистимлян будут пасти овец (Соф. 2:6);

11) Земли филистимлян достанутся иудеям (Соф. 2:7);

12) В Аскалоне будут отдыхать иудеи (Соф. 2:7).

Как по-разному пророчества предсказывают судьбу четырёх царских городов (пятый город Геф был разрушен иудейским царём Азарией ещё до первого из пророчеств Исайи, около 700 г. до х. э.). Так Аккарону предсказано уничтожение; Азоту — истребление его жителей-филистимлян, но сохранение самого города, в котором будет жить другой народ; Газе — уничтожение, но при котором она каким-то образом оплешивеет, а Аскалону — вообще, с одной стороны, уничтожение, а с другой — превращение его в курорт для иудеев. Как видим, эти пророчества имеют не какие-то общие и противоречивые предсказания, а вполне конкретные, которые совершенно по-разному определяют будущность филистимских городов. Рассмотрим же, действительно ли эти пророчества получили исполнение в истории? Итак, в течении трёхсот лет с 1050 по 730 гг. до х. э. история филистимлян представляет собой непрерывную полосу войн с израильтянами с переменным успехом. В правление иудейского царя Азарии (769—733) происходит усиление Иудеи, которая начинает активную внешнюю политику. Фактически впервые со времен Давида Азария выступает против филистимлян. В результате последовавшей за тем еврейско-филистимлянской войны, Иудея захватывает такие важные их города, как Ямния, Гат, Ашдод, взяв под контроль и приморские пути [Tadmor H. Die Zeit des Erstens Tempels // Geschichte des jьdischen Volkes Mьnchen, 1981, p. 163]. Тогда же, как считают многие исследователи, Геф (или Гат) был разрушен и после этого не восстанавливался. Ныне от Гефа (в пер. “Давильный пресс”) остались руины, совпадающие с Tell es Safi — 31є43’ с.ш., 34є51’ в.д., на месте которого находятся обширные развалины и водоёмы, вырубленные в скале. Детальных археологических раскопок данного города не проводилось. Опасаясь ставшей вновь сильной Иудеи, филистимляне вступают в союз с Израилем и Дамасским царством, которые враждовали против иерусалимских царей. В сложившейся крайне опасной для Иудеи ситуации, послал иудейский царь “Ахаз послов к Феглафелассару, царю Ассирийскому, сказать: раб твой и сын твой я; приди и защити меня от руки царя Сирийского и от руки царя Израильского, восставших на меня” (4 Цар. 16:7). Иудейский царь воспользовался тем, что данная коалиция была направлена и против Ассирии, враждовавшей с Дамасским царством. Тиглатпалассару (Феглафелассар) становится известным, что “против Ассирии создалась коалиция во главе с царём Дамаска Рецином и израильским царём Пекахией. На стороне Дамаска и Израиля стоял Ганнон, правитель Газы и правитель Эдома” [Садаев Д. Ч. История Древней Ассирии. М.: Наука, 1979. С. 99]. Поэтому послание иудейского царя Ахаза стало для правительства Ниневии толчком к окончательному решению дамасского вопроса [Циркин. Указ. соч. С. 299]. Однако, первый удар ассирийцы направляют не сразу на Дамаск, а на его союзников филистимлян. Перед лицом ассирийских войск царь Газы Ганном бежал в Египет, но вскоре возвратился в Газу и признал власть Тиглат-Палассара [Ancient Near Eastern Texts relating to the Old Testament. By James B. Pritchard. Princeton University Press, 1969. P. 283, 282]. В результате этого в Газе был даже создан ассирийский торговый центр [Grayson A.K. Assyria: Tiglat-pileser III to Sargon II (744—705 B.C.) // Cambridge Ancient History, 1991, V. III, 2, p. 77]. “В Аскалоне по приказу Тиглат-Палессара царь города Митинг был свергнут и на трон возведён Рукибт, всецело преданный ассирийцам” [Weippert M. Zur Syrienpolitik Tiglathpileser III // Mesopotamien und seine Nachbam. Berlin, 1982, p. 397—398]. Несмотря на явные успехи ассирийцев противостояние со стороны филистимлян продолжалось. При этом филистимляне уже ищут понимания и у иудеев, на которых они совсем недавно натравливали ассирийцев [Циркин. Указ. соч. С. 315]. Так они вступают в контакты даже с царём Иудеи Езекией (727—698), который сам недавно ещё воевал с Газой. “Иудейский царь Езекия, ориентируясь на помощь Египта и отбросив всякую осторожность, отказался платить Ассирии дань и позволил жрецам, знатным людям и простому народу города Экрона (Аккарона) заковать в цепи их властителя Пади за то, что тот выполнял договоры и соблюдал присягу в верности ассирийскому царю” [Садаев. Указ. соч. С. 116]. Вот что об этом и о последующих затем событиях пишет в своей летописи ассирийский царь Сенаххериб (705—681 гг. до н. э.), в правление которого происходили эти события: “Цидку, царя Аскалона, что не склонился под ярмо мое, богов дома отца моего, его самого, его жену, сыновей, дочерей, братьев, родичей я забрал и переселил в Ассирию. Шаррулудари, сына Рукибти, прежнего их царя, я поставил над народом Аскалона и принесение дани, союзнического дара моему величию, наложил на него, и он влачил ярмо моё. Во время моего похода города Бит-Даганна, Яппу, Банайабарка, Азузу (филистимские города — прим. А. О.) — города Цидки, что к ногам моим тотчас не склонились, я осадил, взял, захватил добро их. А у наместников, князей и людей города Экрона, которые Пади, их царя, принесшего союзническую присягу стране Ашшур, бросили в железные оковы и выдали его Хизкии (Езекии), иудею, поступив враждебно и грешно, устрашились сердца их… Я подступил к Экрону, правителей и князей, которые согрешили, я убил и трупы их повесил на кольях вокруг города. Сыновей города, совершивших грех и преступление причислил к полону” [Хрестоматия по истории Древнего Востока в 2 т. // Под ред. Коростовцева М.А., Кацнельсона И.С., Кузищина В.И. М.: Высшая школа, 1980. Т. 1. Анналы Синаххериба. С. 214]. На престолы филистимских городов Синаххериб посадил верных себе людей. При этом ассириец не стал полностью уничтожать автономию филистимских городов, ибо в условиях возможного противостояния Египту ему нужна была буферная зона, которая могла бы быть и базой для вторжения в страну на Ниле и в то же время, пусть хотя бы временной, но защитой от возможного нападения египтян [Herr L.G. The Iron Age II Period: Emerging Nations // Biblical Archaeologist. 1997. V. 60, 3, p. 162]. Не успели филистимляне отойти от ужасов синаххерибова нашествия, как политическая ситуация во всём регионе резко меняется вследствии ослабления Ассирии. От последней откалываются две её недавние провинции — Мидия и Вавилония, становясь соответственно, Мидийским и Ново-Вавилонским царством. Заключив между собой союз, они начинают войну против своего бывшего сюзерена. В свою очередь поднимает голову и Египет, войска которого вновь вторгаются в Палестину и после долгой осады захватывают Азот [Tadmor H. Philistia under Assyrian Rule // The Biblical Archaeologist. 1966. V. 29, 3, p. 102]. Всё же сил закрепиться в этом зависимом ещё от Ассирии регионе у египтян не оказалось и поэтому они, удовлетворившись лишь разрушением грозной крепости Азот [Stern E. Israel at the Close of the Period of the Monarchy // The Biblical Archaeologist. 1975. V. 38, 1, p. 37], возвращаются к себе на родину. Пострадали от этого нашествия и другие филистимские города, и, в частности, Аккарон, начавший после этого быстро приходить в упадок [Gittin S., Dothan T. The Rise and Fall of Ekron of the Pholistines // Biblical Archaeologist. 1987. V. 50, 4, p. 215]. Результатом египетского вторжения стало, с одной стороны, вроде бы, возвращение самостоятельности филистимлян от Ассирии, но в то же время сильнейшее опустошение их земель. И вновь проходит всего несколько лет, как ситуация меняется, делая недавних врагов друзьями, и наоборот. Дело в том, что когда египтяне увидели, что от Ассирии, фактически, остались одни руины, а её столица Ниневия разграблена и уничтожена (612 г. до х. э.), фараон Нехо решил придти на помощь своему извечному врагу. Нехо II вступает в союз с провозгласившим себя в Харране царём Ассирии первосвященником Ашшурбанипалом [Садаев. Указ. соч. С. 160]. Это изменение египетской политики объяснялось тем, что империя на Ниле была заинтересована в сохранении слабой Ассирии, как буфера между ней и набирающими силу Вавилоном и Мидией, добивающимися полного крушения ассирийского государства. Но проклятая Богом Ассирия устоять не могла. В 609 году под Харраном египетско-ассирийская армия была разгромлена мидо-вавилонскими полчищами. Жалкие остатки ассирийских войск укрылись частью в горах Иссалу, частью — вместе с египтянами укрылись в крепости Каркемыш [Матвеев К.П., Сазонов А.А. Когда заговорила клинопись. М.: Молодая гвардия, 1979. С. 122—123]. Именно под Каркемышем в 605 году до х. э. вавилоняне наносят ассирийцам и их союзникам египтянам полное поражение, положившее конец политической истории Ассирийской империи [Садаев. Указ. соч. С. 160]. Однако, смерть в том же 605 г. до х. э. вавилонского царя Набопалассара вынуждает его сына Навуходоносора, командовавшего войсками, спешно отправиться в Вавилон. “Навуходоносор не напрасно торопился в Вавилон. Вавилонские верхи, в своё время неохотно, лишь оказавшись в безвыходном положении, согласились признать царём Набопалассара. И теперь они не были склонны считать Навуходоносора его законным преемником только на том основании, что он — старший царский сын. Вавилонские олигархи были против наследственности царской власти, но здесь они столкнулись с халдейским офицерством, которое желало видеть на вавилонском троне только халдея и только Навуходоносора. Навуходоносор прибыл вовремя. Олигархи не посмели оспаривать его права, подкреплённые военными заслугами, поддержкой армии и авторитетом победителя при Кархемише. Навуходоносор занял престол, и вся страна признала его царём” [Белявский В.А. Тайны Вавилона. М.: Вече, 2001. С. 81]. Однако, его временным вынужденным отсутствием в Палестине воспользовался Египет, распространив свою власть на филистимские земли [Циркин. Указ. соч. С. 336]. Филистимляне в борьбе Египта с Вавилоном поддерживали Египет, считая его менее опасным, чем агрессивный Вавилон, явно не желавший дать им, хотя бы видимой автономии с сохранением царской власти, на что был согласен Египет. Но филистимляне на этот раз жестоко просчитались в своих расчётах. Уже в 601 г. до х. э. вавилонские войска вновь появились в Палестине. История нам сохранила письмо царя Аккарона — Адона, в котором тот слезно умоляет египтян придти на помощь [Gittin S. Tel Miqne-Ekron in the 7-th Century B.C. // Recent Excavations in Israel. Dubuque, Iowa, 1995, p. 74; Porten B. The Identity of King Adon // The Biblical Archaeologist. 1981. V. 44, 1, p. 36—50]. Навуходоносор, между тем, вторгается в филистимские земли, захватив Газу, но удержать захваченные территории ему не удаётся из-за неудачной битвы с египтянами под Мигдолом, после чего Газа вновь захватывается Египтом (Иер. 47:1) [Циркин. Указ. соч. С. 337—338]. Но Навуходоносор был очень целеустремлённой личностью, и его поражения никогда не останавливали от намеченной цели. Поэтому возвратясь в Вавилон, он проводит прекрасную реформу армии [The Ancient Near East. Suppllmentary Texts and Pictures Relating to the Old Testament, p. 564], после чего в 598 году он вновь вторгается в Палестину и вскоре захватывает Иерусалим, забрав сокровища храма и поставив на престол Седекию. Но расправиться с ненавистными ему филистимлянами царь снова не успевает, ибо против него на родине вспыхивает мятеж представителей старой вавилонской аристократии [Wiseman D.J. Babylonia 605—539 B.C. // Cambridge Ancient History, 1991, V. III, 2, p. 233]. Казалось, что Господь через эти отсрочки даёт филистимлянам возможность задуматься, остановиться на том пути греха, на который они вступили и шли уже более 600 лет. Но упорство филистимлян, закосневших в грехе, было очень крепким. Этот народ моря предпочитал уповать более на Египет, чем задуматься о Боге. Как часто и мы проявляем завидное упорство во грехе, когда Христос постоянно взывает к нашему сердцу, призывая через допущенные проблемы, остановиться. Но многие люди, порой, как и филистимляне, упрямо идут к собственной смерти, не желая видеть опасность. Дьявол ослепляет их и ведёт на убой, как зомби. Но превращение нас в зомби начинается тогда, когда мы потворствуем греху и лелеем его. Итак, Навуходоносор вновь вторгается в Палестину, беря в осаду Иерусалим. Египетский фараон выступает против него, но в разыгравшейся битве терпит полное поражение [Циркин. Указ. соч. С. 341—342]. И вот теперь час расплаты настаёт. Наступает час расквитаться с такими ненавистными для него филистимлянами. “Воспользовавшись неудачей Египта, Навуходоносор обрушился на филистимские города, которые, как уже говорилось, находились в сфере египетского влияния. Эти города были разрушены столь основательно, что филистимляне, как отдельный этнос, исчезли с исторической арены” [Gittin S. The Miqne-Ekron in the 7-th Century B.C. // Recent Excavations in Israel. Dubuque, Iowa, 1995, p. 74], но только название прибрежной полосы ещё очень долго именовалось как “Земля филистимская” [Baffi Guardatta F. I Filistei: un problema che si va risolvendo // ISIMU. 1999, V. 2, p. 285], сохранившись, как мы уже говорили выше, и до сего дня в названии Палестины. На этом заканчивается, собственно, политическая история филистимлян, протекавшая последние свои годы среди борьбы крокодила (Египта — Ис. 29:3) и льва (Вавилона — Дан. 7:4). Но ещё продолжали жить их потомки, правда уже не как отдельная нация, и ещё продолжали жить царские города филистимлян, о которых говорили пророчества Библии. В следующей главе мы познакомимся с тем, как сложилась судьба этих городов, полная трагизма и крови.



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования