Опарин А.А. Развенчанные боги. Археологическое исследование книг пророков Ионы и Наума
Часть IV. Боги мира сего

Глава 7

Голливудские боги

«Без гомосексуальности Голливуда просто не было бы» (Элизабет Тейлор)

С крушением СССР экраны наших телевизоров и кинотеатров буквально заполонили голливудские фильмы. В считанные месяцы они покорили сердца миллионов людей, а актёры, снимавшиеся в них, стали буквально идолами, особенно для молодёжи. И если раньше было неудобно, когда не знал какого бы то ни было классического произведения, писателя, исторического события, то теперь критерием образованности, светскости, современности стало знание фильмов и актёров и в первую очередь конечно же голливудских. Смотря на роскошные и эффектные съёмки, пышущих здоровьем, молодостью и красотой актёров, незаметной остаётся другая сторона голливудских фильмов. Из поля зрения исчезает само происхождение этих фильмов и истинная сущность обожествлённых толпой актёров, певцов, деятелей культуры различных стран. Изучение данного вопроса станет предметом исследования данной главы, центральное место в которой будет занимать Голливуд как один из символов современного искусства. Исследуя историю становления Голливуда, его сегодняшнюю жизнь можно наблюдать, как красивые и улыбчивые люди исчезают, а их место занимают обезображенные болезнью и пороками полулюди-полуживотные, как за исчезающими яркими красками городов и пейзажей начинает проступать мрачная зловещая чёрная окраска демонов.

Мадонна Чикконе

Мадонна Чикконе «Родилась одна из самых скандальных американок в строгой католической семье с итальянскими корнями, где девочку держали в ежовых рукавицах ханжеской пуританской морали. Малейшие вольности строго пресекались, воспитание было подобно стальному поясу целомудрия, ключи от которого в своих руках крепко держал отец. В школе Мадонна была неестественно скованной, естественно поэтому быстро стала там белой вороной. Мальчики побаивались дикарку-одиночку, девочки над ней тихонько посмеивались. Мадонна в то время — одинокая и не уверенная в себе девочка, чувствовавшая в себе большой потенциал, который полностью никак не удавалось раскрыть.

По совету учителя танцев Кристофера Флинна, она из своей тьму-таракани решает перебраться в Мекку американских интеллектуалов и служителей культуры — Нью-Йорк. С собой у будущей поп-стар было всего 30 долларов. Труд и упорство сделали свое дело. В середине 80-х еще совсем недавно Золушка-Мадонна отправляется в свое самое скандальное турне под обманчивым названием «Как девственница». Во время исполнения одноименной песни певица, забравшись на огромную кровать, имитировала мастурбацию при помощи… распятия, бешено колотясь при этом в предоргазменном экстазе на ярко красных пуховых перинах.

Следующий альбом: «Как молитва». Одноименный клип: Мадонна влюбляется в священника-негра. Молодой афроамериканский поп не смог устоять перед искушением, за что и был распят. Из глаз темнокожего католика текут большие красные глицериновые киношные слезы.

Еще одна пощечина общественному мнению. Мадонна появляется на обложке журнала «Rolling Stone» в обнимку с актрисой и лесбиянкой Сандрой Бернар. На концертах она щиплет за задницы своих девочек-припевочек.

Но самый громкий скандал в Штатах Мадонна спровоцировала своим фотоальбомом «Секс», где девушка-эмансипе попробовала изобразить перед фотокамерой все свои самые смелые сексуальные фантазии: Мадонна голая на подоконнике смотрит на улицу и мастурбирует; Мадонна в чем мать родила голосует на автостраде; Мадонна с плетью — садомазохизм; Мадонна с мужчинами, с женщинами; Мадонна занимается сексом у мужских писуаров. Альбом был очень дорог, но разлетелся в миг. В пуританской-то Америке!..

В это время певица стала давать отвязные шокирующие интервью, где сметала напрочь все пуританские нормы. Например, в шоу Дэвида Латтермана она откровенно призналась, что под душем любит мочиться на ноги: «Моча — прекрасный антисептик».

Один из последних скандалов Мадонны — зачатие дочки Лурдес от латиноамериканца, тренера певицы. Пресса называла его просто «биологическим папой» или «донором спермы». Мадонна щадила самолюбие горячего латиноса, но тем не менее воспитывала девочку одна» [1].

Мерилин Менсон

Мерилин Менсон (Marilyn Manson) Скажите, чем сегодня можно шокировать Америку? «А все тем же самым. Сатанизм, трансвестизм, рок-н-ролл — помноженные на издевательство над пуританской ханжеской моралью. Слава Богу (или Черту?), такой герой в современной Америке нашелся. Имя его: Мерилин Менсон, в миру — Брайен Уорнер.

Объевшись в детстве пуританским воспитанием и регулярным хождением в церковь, наш герой решил назвать себя именами секс-символа и сатанинского ужаса Америки, одеть коричные колготки, а вместо креста — сделать сатанинские тату. Sex, drug & rock' n' roll! Этот слоган в интерпретации Менсона потряс Америку. …музыка Мерилина Менсона — крутейший металлизированный глэм, замешанный на антихристианских, антиамериканских традициях» [2].

Nirvana

Курт Кобейн (Kurt Cobain), Нирвана (Nirvana) Лидер группы — Курт Кобейн. «Достаточно сказать, что вырос он в глухой американской провинции, Абердине (штат Вашингтон), где большинство населения работало на лесоповале, а ханжество было — нормой жизни. В этом самом «пуританском» болоте он сумел стать не просто музыкантом, а панк-рокером… Вскоре Курт подружился с парнем, который сразу признался ему, что он голубой. Парень познакомил его со своим любовником. Троица стала весело проводить время. Бдительная общественность мимо такого факта пройти не могла… Но став иконой осовремененного панка — гранджа, Курт со сверхзвуковой скоростью летел по пути саморазрушения. Героин, героин и еще раз героин. Бунт, который Курт начал в школьные годы, продолжился в годы музыкальной зрелости» [3].

Iggy Pop

Игги Поп (Iggy Pop) «Время от времени он повторял номер другого нарко-адониса — Джима Моррисона, показывая у стойки микрофона свое достаточно солидное достоинство о…балдевшим поклонникам. И вообще — самое сильное в творчестве Игги Попыча были именно его live-шоу. Невероятно заряженные энергетикой и пропитанные панк-эсэмом — любил он полосонуть себя куском стекла по бюсту. То, что выделывает сейчас Мерилин Менсон — просто жалкий римейк с панк-метра» [4].

Принс

Принс (Prince) «А еще Принс любит во время приватных выступлений показывать полный стриптиз. Не смотря на его вызывающе маленький рост (это, наверное, одна из самых низких поп-звезд в мире), говорят, там у него — та-акое…» [5].

Роллинг Стоунз

Роллинг Стоунз (The Rolling Stones) «Зря не обращали внимания на великолепного Мика Джаггера и на все его выходки. Именно он первый из рок-артистов стал пользоваться косметикой — ярко подводить глаза тушью. Дэвид Боуи, а тем более — Бой Джордж тогда и рядом не стояли. Именно Мик позволил себе более, чем двусмысленные движения тазобедренным суставом (куда там раннему Элвису, у которого подобные вольности возникли просто стихийно), дабы нравиться не только женской части публики, но и (о, ужас! в 60-х-то!!!) мужской. Именно Джаггер смело экспериментировал в постели со многими рок-звездами 60-х и 70-х» [6].

Мерилин Монро — сатанинская Мадонна

Мерилин Монро (Marilyn Monroe) «В 48-м году ЛаВей встречает девушку своей мечты — в ту пору безвестную танцовщицу. Через несколько лет ее имя — Мерилин Монро — узнает весь мир.

В ту пору ЛаВей работал тапером (он сменил множество профессий — от укротителя львов до полицейского фотографа); Монро, мечтавшая о голливудской карьере и уже снявшаяся в нескольких эпизодах, зарабатывала на жизнь в стриптиз-клубах. Судьба свела их в одном из злачных «театров для мужчин» в Лос-Анджелесе. Антон аккомпанировал стриптиз-шоу Монро. На профессиональном жаргоне этот номер назывался «вытягивание цепи» — Монро раздевалась очень медленно (одних посетителей это раздражало, других — возбуждало). «Сначала возникает похоть, и лишь потом любовь, — признавался ЛаВей, — я почувствовал, что влюблен, когда увидел ее белоснежные бедра».

В первый же вечер знакомства Монро и ЛаВей становятся любовниками. Мерилин всегда хотела, чтобы секс был элемент риска, она предпочитала заниматься любовью в неожиданных местах: в вагоне поезда, заброшенном доме, на кладбище. Она разделяла увлечение Антона черной магией и оккультизмом. Ей часто снился дьявол. Однажды Монро, скверно водившая машину, сбила на дороге священника; Антон был склонен считать это происшествие исполненным скрытого смысла. ЛаВей обладал удивительной способностью «ненамеренного мщения», хорошо послужившей ему в первые годы существования сатанинской церкви. Люди, причинявшие ему зло, страдали, словно за них и вправду брался дьявол. Но в случае с Монро мстить было некому, роман угас сам собой.

В статье, написанной через несколько лет после смерти актрисы, ЛаВей провозгласил свою бывшую любовницу «сатанинской мадонной 21 века». Биограф ЛаВея, Бланш Бертон, пишет: «Превращение Монро в богиню уже произошло. Дитя сумасшедшей матери и неизвестного отца, она появилась перед нами, лишенная прошлого, и мгновенно скрылась в породившей ее тьме. Сатанинская богиня — страстная, порочная, соблазнительная, красивая» [7].

Отрезанная голова, или Джейн Менсфилд

Джейн Менсфилд «Одной из самых прилежных учениц (Антона ЛаВея — прим. А.О.) становится голливудская звезда Джейн Менсфилд. После смерти Монро именно Менсфилд заняла вакантное место сексуального символа Америки. Пышногрудую искусственную блондинку сегодня, наверное, сочли бы вульгарной. Но в 60-х образ полностью отвечал представлениям об идеале сексапильности.

В ту пору Джейн, сменившая уже трех мужчин, жила со своим адвокатом Семом Броди. Новость о том, что Джейн увлеклась сатанизмом, шокировала ее любовника. Броди всячески препятствовал встречам Джейн с Антоном, запрещал ей носить подаренный ЛаВеем медальон с головой Бафомета. Репортеры запечатлели момент на кинофестивале в Сан-Франциско, когда Броди набросился на актрису и пытался сорвать медальон. Не обращая внимание на выходки Броди, ЛаВей посвящает Менсфилд в сан Верховной жрицы. Она исполняет специально для нее изобретенный ритуал сострадания и похоти. Ревность Броди не была беспочвенной: Джейн становится любовницей Антона.

Свидетели этого романа рассказывают, что Менсфилд была буквально одержима ЛаВеем. Она утверждала, что сатанист посылает инкубов, которые овладевают ею. Десятки раз в день она звонит ЛаВею, а если номер занят, требует, чтобы телефонист прервал разговор. Уверенность Джейн в магических способностях ЛаВея укрепляется после того, как он обращается к Сатане с просьбой спасти ее сына, пострадавшего после нападения льва в зоопарке, и мальчик, состояние которого считалось безнадежным, выздоравливает.

Обезумивший от ревности Броди решается на отчаянный шаг: он врывается в дом ЛаВея в отсутствие хозяина и устраивает дебош в ритуальной комнате. ЛаВей обнаруживает, что Броди зажег свечу проклятий в виде черепа, и умоляет Джейн бросить Броди, убеждая ее, что теперь ее любовник проклят и находится рядом с ним опасно. Однако Джейн не решается на окончательный разрыв, хотя слова Антона подтверждаются: Броди два раза подряд попадает в автокатастрофы.

29 июня 67-го года машина, в которой едут Менсфилд и Броди, попадает в туман и сталкивается с грузовиком. Любовники и шофер погибают на месте. Бланш Бертон пишет, что в момент автокатастрофы основатель церкви вырезал из газеты фотографию, на которой он возлагает цветы на могилу Мерилин Монро. На обратной стороне газетной страницы был портрет Менсфилд. Ножницы ЛаВея прошлись по шее актрисы. На следующий день газеты вышли с заголовками: «Джейн Менсфилд погибла. Найден ее труп с отрезанной головой» [8].

Марлен Дитрих (1901-1992)

Марлен Дитрих (Marlen Ditrich) «Марлен Дитрих родилась 27 декабря 1901 года в Берлине. Ее отец служил в полиции, а мать была из семьи купцов. Будучи ребенком, Дитрих называла себя Паулем, надеясь, что больше похожа на отца, чем на мать. В шестнадцатилетнем возрасте она дебютировала как виолончелистка на карнавале Красного Креста. В 1918 году она закончила школу Августы-Виктории для девочек и в следующем году поступила в Веймарскую консерваторию по классу виолончели. Травма запястья похоронила ее надежды на музыкальную карьеру. Она вернулась в Берлин, где начала заниматься в драматической школе Макса Рейнхарта. Ее первым фильмом был «Маленький Наполеон» (1923). В следующем году она вышла замуж за Рудольфа Шайбера, и у них родилась дочь. Именно ее муж первым предложил Марлен носить мужскую одежду и монокль во время спектаклей. Во время одного из подобных сценических шоу ее партнерша Клэр Вальдофф вовлекла ее в лесбийский секс, кроме того, ей приписывается то, что она научила Марлен красиво петь, не имея настоящих вокальных данных… Дитрих стала лесбийским символом после успеха в фильмах «Марокко» (1930) и «Белокурая Венера» (1932), в которых есть сцены, где Марлен в мужском образе целует других женщин. В середине 50-х годов ее лесбийские связи стали предметом обсуждения в прессе. Хотя она никогда не разводилась со своим мужем, большую часть жизни они прожили врозь, и были известны многочисленные романы Дитрих, как с мужчинами, так и с женщинами, среди которых можно упомянуть голливудскую сценаристку Мерседес де Акоста (чей роман с Гретой Гарбо в свое время очень нашумел), и певицу Эдит Пиаф…» [9]. «Сама Марлен о вопросах секса говорила совершенно откровенно. Она поведала писателю Бадду Шульбергу, что «в Европе никому нет дела, женщина вы или мужчина. Мы ложимся в постель с любым, кто покажется нам привлекательным» [10].

Мерседес де Акоста

Мерседес Де Акоста (Mercedes De Acosta) «Мерседес то и дело страстно увлекалась знаменитыми женщинами с непростыми характерами — итальянской дивой с трагическим лицом Элеонорой Дузе (впервые она увидела ее, проплывая в венецианской гондоле, когда ей было всего одиннадцать лет. Когда же Дузе скончалась в Питтсбурге, Мерседес похоронила ее в Доминиканской католической церкви на Лексингтон-авеню), русской балериной Тамарой Карсавиной, Айседорой Дункан — знаменитой танцовщицей, чья жизнь трагически оборвалась, когда конец ее шарфа запутался в колесе машины.

Мерседес впервые познакомилась с Айседорой в 1916 году и на протяжении их долгой дружбы нередко платила ее долги, а также отредактировала и опубликовала ее мемуары «Моя жизнь».

Айседора Дункан (Isadora Duncan) «Немало дней и ночей мы провели вместе, — вспоминала Мерседес, — ели, когда испытывали голод, спали, если нас одолевала усталость, независимо от времени суток».

Айседора часто танцевала для нее, а однажды, танцуя, напевала себе под нос что-то из «Парсифаля». В последний год своей жизни Айседора даже сочинила стихотворение, посвященное Мерседес. Написанное ее неразборчивым почерком, оно, в частности, содержит следующие строки:

Изящное тело, лилейные руки
Избавят меня от никчемных забот,
Белые груди, нежны и упруги,
Влекут мой изголодавшийся рот.
Два розовых, твердых бутона-соска
Заставят забыть, что такое тоска;
Мои поцелуи пчелиным роем
Колени и бедра твои покроют,
Вкушая нектар с лепестков
Столь сладких,
Что выпить готова я все без остатка».

Грета Гарбо (Greta Garbo) «В ранних набросках своих мемуаров Мерседес пишет об этом «отпуске» (с Гретой Гарбо — прим. А.О.) более подробно. По ее словам, она буквально каталась по полу от смеха, когда Гарбо смешила ее. Гарбо рассказала Мерседес историю своего шведского дядюшки — о том, как она постоянно терзала его вопросом: «ДЯДЯ, А КАК ТЫ ОТНОСИШЬСЯ К ИИСУСУ?» и, хотя тот уже несколько раз ответил на него положительно, в конце концов терпение его иссякло. Отбросив газету, он вскочил со стула и заявил:

— Да нет же, черт побери. Какое мне дело до Иисуса!

Эта фраза стала для Мерседес и Гарбо чем-то вроде расхожей шутки, если их вдруг начинала одолевать скука» [11].

Жан Марэ

Жан Марэ (Jan Marais) «Пик славы Марэ пришелся на 40-50-е. Незаурядные внешние данные неправдоподобно красивого мужчины ставили актера в исключительное положение. Редкая фотогеничность, кошачья пластика античного тела, торжественность, даже театральность манер и наивный, трогательный пафос речей, смелость, самоотверженность во имя любви и долга — вот чем был славен экранный персонаж Марэ.

Циничные критики пытались «сдуть позолоту» с его идеального облика, называя актера то бездарным статистом, то декоративным натурщиком. Да и вся мужественность артиста становилась дутой на вид при одном только звуке его голоса — неприятного фальцета. В пользу критиков говорили некоторые факты биографии Марэ: пролетарское происхождение, тюремное прошлое матери-клептоманки, отсутствие должного образования и настоящей культуры. Троекратное неудачное поступление на драматические курсы Парижской консерватории и долгая поденщина в театральных массовках.

В детстве росший без отца Марэ был злым, жестоким и ленивым мальчишкой, вожаком школьных банд, вором, отвязным сорванцом. Он переболел чуть ли не всеми детскими болезнями, в 15 лет стал мужчиной в постели проститутки Кармен. «Я был маленьким монстром с лицом ангела», — скажет он сам о себе позже. И наряду с этим юный Марэ — талантливый скульптор и живописец, регулярно выставлявшийся в галереях Парижа. Но он хотел быть прежде всего актером: фанатично рассылал свои фотографии режиссерам и посещал кинопробы и театральные прослушивания.

Жан Кокто (Jan Cocteau) В 1937 году в театр «Ателье», где молодой Марэ играл лишь «кушать подано», пришел великий Жан Кокто — прозаик, поэт, художник, сценарист, драматург, критик, режиссер, член французской академии. И рискнул отдать главную роль в свое новом спектакле «Царь Эдип» лицу из массовки. Необъяснимая уверенность мэтра оказалась судьбоносной: Жан Марэ проснулся знаменитым! Встреча двух Жанов была роковой. Поэт будто обрел своего Орфея. Кокто писал под Марэ пьесы, ставил фильмы, посвящал ему стихи. Он составлял для него списки книг, обязательных для чтения, знакомил со своими выдающимися друзьями — Висконти, Шанель, Шевалье… Возил по всему миру. Кокто разгадал сложный, требующий «особого подхода» драматический талант актера, превратив профессиональные недостатки — неконтактность с партнерами, отрешенность, плохую дикцию, кажущуюся манекенность — в достоинства. В фильмах и спектаклях, поставленных Кокто, Жан Марэ был загадочным, поэтичным ангелом во плоти. В то время как у других режиссеров — даже у таких выдающихся, как Рене Клеман, Саша Гитри, Жан Ренуар, Лукино Висконти, Бернардо Бертолуччи, — актер воспринимался фальшивым.

Кокто и Марэ жили под одной крышей. И хотя этот факт был известен всему обществу, в прессе, возможно, в силу тогдашних моральных зажимов, тема близости двух мужчин деликатно не обсуждалась. Мало того, это никак не влияло на сумасшедший успех Жана Марэ у другого пола. Он ежедневно получал до 300 писем с пламенными признаниями в любви и предложениями родить от него детей. Поклонницы осаждали двери его дома. Когда он выходил на прогулку, многие из них падали в обморок от избытка чувств.

Тем временем мало кто знал, что Марэ глубоко страдал от пристрастия Кокто, своего возлюбленного, к опиуму. Систематические госпитализации Кокто по настоянию Марэ не помогали поэту. Тот медленно, но верно скатывался в пропасть. Однажды папарацци, спрятавшись за деревьями поместья актера в Марне, сделали редкий по трагизму снимок: Марэ прогуливал умирающего Кокто — больного, трясущегося, одетого в белый купальный халат, с туго обвязанным вокруг красной шеи платком. Марэ бережно вел друга по грустному осеннему парку Сен-Клу. Скорбные и одинокие, они медленно шли, взявшись за руки. Через несколько дней Кокто скончался. Марэ провел долгие часы у его смертного одра. Он напишет впоследствии: «Твои руки прикоснулись ко мне в 1937 году, и я заново родился. Я люблю тебя. И с этих пор буду лишь делать вид, что живу…» […] Изменился Марэ и внутренне. Прежде сдержанный, немногословный и замкнутый, он вдруг пригласил к себе журналистов и дал шокирующее по своей искренности интервью. Признания Марэ буквально потрясли Францию. Вот несколько цитат: «Я только что прочел великолепно написанное эссе Доминика Переса — исследование истоков гомосексуальности. Автор пытается разобраться в теме, задавая бесчисленные вопросы врачам, психотерапевтам, психологам. Все, как сговорившись, приходят к выводу: гомосексуал — глубоко несчастная, травмированная личность. Счастливых гомосексуалов, мол, не бывает! Хочу опровергнуть это заявление, потому что оно касается лично меня, а я всегда был счастлив. Всю свою жизнь. И каждый день благодарю Господа, что он сделал меня гомосексуалом» [12].

Монтгомери Клифт (1920-1966) — прославился громкими гомосексуальными похождениями.

Джанни Версаче (1946-1997). Своей популярностью многие кинозвёзды и певцы обязаны также и одежде, которую для них создавал кутюрье Джанни Версаче.

Ширли Маклейн

Ширли Маклейн «Кинозвезда Ширли Маклейн, снявшаяся в тридцати четырёх фильмах, утверждала, например, будто астральной силой она была вознесена над земной атмосферой, откуда взирала на всех нас (включая и саму себя)»…

«Вы должны обратиться к своему внутреннему „я“ — писала звезда… Вы можете обнаружить там ВС». Под этим сокращением Ширли Маклейн подразумевала «Высшую сущность». В своих книгах она часто описывала «ВС» обращающуюся к ней самой. Однако из содержания беседы становится ясно, что обращавшийся к ней голос явно не был Святым Духом. «Каждый должен обратиться к своему внутреннему «я», и ваша внутренняя сущность откроет вам, что вы есть бог. Каждый человек — бог… Бог — энергия не является судьёй над людьми, — суда нет… ВС Ширли поведала ей, что между добром и злом нет разницы» [13]. «Духи-наставники ассоциируются не только со сбившимися с пути интеллектуалами и людьми с неустойчивой психикой. Ширли Маклейн, которая заявляет, что вся её жизнь, мысли и работа находятся во власти духов, наиболее известная из плеяды суперзвёзд; Линда Иванс, снявшаяся в фильме «Династия», и Джойс Де Вирт, недавно снявшаяся в фильме «Компания троих», следуют указаниями некоего духа по имени Мафу. Том Круз и его жена Николь Кидмен увлекались сайентологией, которую Верховный Суд Великобритании охарактеризовал, как «отвратительное, зловещее и опасное течение» [14]. Сайентология (наукология) — это учение представляющее собой смесь западной философии и восточного оккультизма.



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования