А. А. Опарин. «И камни возопиют…»
Часть II. Вавилонское вино

Глава 8

Святые отцы

Вопросы, задаваемые жизнью

Как-то раз мне довелось присутствовать на похоронах нашего давнего знакомого, священнослужителя. Во дворе храма собралась толпа людей, но служба задерживалась: ждали митрополита. И вот, наконец, среди ожидавших прошла волна оживления, к воротам храма подъехал автомобиль, и присутствующие священники бросились ему навстречу. С полупоклонами они и вся масса людей склонились перед вышедшим из машины митрополитом. Каждый старался поцеловать ему руку, поймать его взгляд. Особенно больно было смотреть на весьма пожилого священника, который с трудом согнулся для поцелуя руки. Взгляды всех были обращены не на того, кто умер и кого они пришли проводить в последний путь, а на того, кто пришел. После похорон у меня осталось неприятное чувство досады: почему человек стремился поцеловать руку другому человеку и подобострастно ему поклониться? Произошло, примерно, то же, что нередко можно видеть по телевизору, когда транслируется приезд какого-нибудь духовного пастыря: огромная толпа, ловящая его взгляд, и стоящий над ней духовный наставник. Эти сцены ничем не отличаются от средневекового раболепного поклонения папам и патриархам. А как это было в ранней христианской церкви? Как Библия описывает полномочия и функции священников? Как стоит относиться к ним, какой оказывать почет?

Библейский ответ

«Но вы — род избранный, царственное священство, народ святый, люди взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет…» (1-Петра 2:9).

«Пастырей ваших умоляю я, сопастырь и свидетель страданий Христовых и соучастник в славе, которая должна открыться: пасите Божие стадо, какое у вас, надзирая за ним непринужденно, но охотно и богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия, и не господствуя на наследием Божиим, но подавая пример стаду, — и когда явится Пастыреначальник, вы получите неувядающий венец славы. Также и младшие повинуйтесь пастырям; все же, подчиняясь друг другу, облекитесь смиренномудрием, потому что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (1-Петра 5:1—5).

«Но епископ должен быть непорочен, одной жены муж, трезв, целомудрен, благочинен, (честен), страннолюбив, учителен, не пьяница, не бийца, (не сварлив), не корыстолюбив, не сребролюбив. Хорошо управляющий домом своим, детей содержащий в послушании со всякою честностью; ибо кто не умеет управлять собственным домом, тот будет ли пещись о Церкви Божией? Не должен быть из новообращенных, чтобы не возгордился и не подпал осуждению с диаволом» (1-Тим. 3:2—6).

«Старайся представить себя Богу достойным, делателем неукоризненным, верно преподающим слово истины» (2-Тим. 2:15).

«Горе пастырям, которые губят и разгоняют овец паствы Моей!» — говорит Господь. Посему так говорит Господь, Бог Израилев, к пастырям, пасущим народ Мой: «Вы рассеяли овец Моих и разогнали их и не смотрели за ними; вот Я накажу вас за злые деяния ваши», — говорит Господь (Иерем. 23:1—2).

«Ибо пророк и священник — лицемеры; даже в доме Моем Я нашел нечестие их», — говорит Господь» (Иерем. 23:11).

«Ибо от малого до большого, каждый из них предан корысти, и от пророка до священника — все действуют лживо; врачуют раны народа Моего легкомысленно, говоря: «Мир! Мир!», — а мира нет» (Иерем. 6:13—14).

«Для чего мне ладан, который идет из Савы, и благовонный тростник из дальней страны? Всесожжения ваши неугодны Мне, и жертвы ваши неприятны Мне» (Иерем. 6:20).

«Не надейтесь на обманчивые слова: «Здесь храм Господень, храм Господень…» Но если совсем исправите пути ваши и деяния ваши… не будете притеснять иноземца, сироты и вдовы… то Я оставлю вас жить… Вот, вы надеетесь на обманчивые слова, которые не принесут вам пользы… вы крадете, убиваете и прелюбодействуете, и клянетесь во лжи… и ходите во след иных богов… И потом приходите и становитесь пред лицем Моим в доме сем, над которым наречено имя Мое, и говорите: «Мы спасены», чтобы впредь делать все эти мерзости. Не соделался ли вертепом разбойников в глазах ваших дом сей, над которым наречено имя Мое? Вот, Я видел это, говорит Господь» (Иерем. 7:4—11).

Сделаем некоторые обобщения:

1. Библия не делит верующих на мирян и духовенство, все они, согласно Библии, являются «царственным священством».

2. Священное Писание не знает титулов ни пап, ни патриархов, ни митрополитов, ни аббатов и пр., а только пресвитеров, пасторов.

3. Священнослужителям было дано право иметь семью — жену и детей.

4. Церковь не имела собственных земель.

5. Церковь не участвовала в политике.

6. Пастыри не должны господствовать над стадом (паствой).

7. Жизнь пастырей должна быть примером для паствы.

8. Звание священника отнюдь не является гарантией спасения данного человека и близости его к Богу.

Итак, посмотрим, как же случилось, что настолько сильно, почти до неузнаваемости, изменилась структура церкви.

История отступления

Наш экскурс в историю этого вопроса мы будем совершать вместе с историком Э. Гиббоном, автором работы «Закат и падение Римской империи», самого авторитетного и признанного всеми конфессиями труда по вопросам истории как всемирной, так и истории церкви. Вот как Гиббон описывает устройство раннехристианских церквей: «Публичное отправление религиозных обязанностей было возложено лишь на установленных церковнодолжностных лиц, на епископов и пресвитеров, и оба эти названия, по своему первоначальному происхождению, как кажется, обозначали одну и ту же должность, и один и тот же разряд личностей. Название пресвитеров обозначало их возраст или, скорее, их степенность и мудрость. Титул епископа обозначал надзор над верованиями и нравами христиан, вверенных его пасторскому попечению. Соразмерно с числом верующих, более или менее значительное число таких епископальных пресвитеров руководило каждой зародившейся конгрегацией с равною властью и с общего согласия» [*1]. Спустя немного времени совет пресвитеров стал возглавлять епископ. «Едва ли нужно упоминать о том, что благочестивые и смиренные пресвитеры, впервые удостоившиеся епископского титула, не имели, и, вероятно, не пожелали бы иметь той власти и той пышной обстановки, которые в наше время составляют принадлежность тиары римского первосвященника или митры немецкого прелата… их функции… заключались в заведовании церковными таинствами и дисциплиной, надзором за религиозными церемониями… распоряжением общественной казной… Когда епископская кафедра делалась вакантной вследствие смерти, новый президент избирался из числа пресвитеров голосованием всей конгрегации, каждый член которой считал себя облаченным в священническое достоинство» [*2]. Как видим, в первое столетие церковь сохраняла библейское устройство. Существовал принцип священства всех членов церкви, без деления на мирян и духовенство. На церковные должности люди избирались голосованием, а не назначением, то есть существовал принцип представительности церковного правления, который признает, что авторитет церкви представлен в лице всех ее членов, исполнительные обязанности были возложены на представительные органы и служителей для управления церковью. Данная форма церковного правления признает также равенство всех рукоположенных служителей. Однако в конце 2 столетия обстановка начала меняться после учреждения провинциальных церковных соборов, которые происходили в главном городе той или иной провинции, куда съезжались епископы. Вследствие проведения таких соборов епископская власть непомерно возросла. «Они (епископы) нередко повторяли, что монархи и высшие сановники могут гордиться своим земным и временным величием, но что одна только епископская власть происходит от Бога и простирается на жизнь в другом мире. Епископы были наместниками Христа, преемниками апостолов и мистическими заместителями первосвященника Моисеевой религии» [*3]. Сопротивление пресвитеров и паствы, возмущенных узурпацией власти епископами, было подавлено, последние превратились в независимый от выборов паствы класс. С представительной библейской системой церковного правления было покончено. Однако вскоре и между епископами появилось неравенство. Это произошло оттого, что во время провинциальных соборов стал избираться председатель. И если вначале эта должность была незначительна вследствие того, что передавалась всякий раз от епископа к епископу, то теперь ее занимает постоянный глава епископов — митрополит. «Эти честолюбивые прелаты… получившие высокие титулы митрополитов и первосвятителей, втайне готовились присвоить себе над своими товарищами такую же власть, какую епископы только что присвоили себе над коллегией пресвитеров. Вскоре и между митрополитами возникло соперничество из-за первенства и из-за власти» [*4].

Чем больше и значительнее был город, тем на большую власть претендовал его митрополит. Духовенство Антиохии, Александрии, Иерусалима, Константинополя и Рима, объявив свои митрополии основными христианскими центрами, избирают себе патриархов — глав митрополитов. Особое значение приобретает среди них римский первосвященник, названный вскоре папой, великим понтификом. Следует отметить, что титул понтифика (в переводе с греч. «величайший строитель мостов») своими корнями уходит в языческое прошлое Италии, ибо так там назывался глава жреческой коллегии [*5]. В Рим этот титул пришел из языческого города Пергама, когда тот в 133 году до Р. Хр. был присоединен к Римскому государству. В Пергаме титул понтифика носили монархи, бывшие одновременно верховными жрецами. В Пергам он перекочевал из Вавилона, где его удостаивались жрецы. Слово «мост», от которого происходит это название, означало связь земного с небесным и преисподним мирами, связь с духами и богами. Так в 5 веке по Р. Хр. после принятия папой этого титула осуществилась его прямая связь с вавилонскими жрецами, бывшими на протяжении веков служителями сатаны. Последующее развитие папской власти хорошо знакомо читателю: инквизиция, крестовые походы, Варфоломеевская ночь, оргии в Ватикане, «Власть блудниц» при папском дворе (904—963), содомия описаны в любом учебнике и книге по истории тех времен. На долгие столетия папа становится хозяином Европы, а церковь — из церкви, дающей Евангелие миру, превращается в церковь-феодала, несущую кровь и слезы, огнем и мечом уничтожавшую все, что становится у нее на пути.

На Востоке Европы, где центром христианства долгое время был Константинополь — столица Византии, ситуация складывается несколько по-иному. Дело в том, что при Константине Первом в 4 веке столица империи переносится из Рима в Константинополь. И вследствие этого бывший там Константинопольский патриарх попадает в прямую зависимость от императора, тогда как в Риме после отъезда цезаря папа остается единственным как духовным, так и политическим вождем. Иными словами, на Западе папство встало над государством, превратившись в мирового гегемона. «Развитие церковного влияния породило то достопамятное различие между мирянами и клиром… Первое из этих названий обозначало вообще всех христиан, а второе, согласно с самим значением этого слова, было усвоено избранными людьми… Вместо безусловного самопожертвования проповедники Евангелия стали принимать… приношения… расточали церковные богатства на чувственные наслаждения, некоторые другие употребляли их на цели личного обогащения и на мошеннические предприятия» [*6].

«Еще во времена языческого Рима император имел звание верховного жреца Pontifex maximus, эта традиция сохранилась и в православной Византии: василевсы (императоры) носили титул «святой», могли участвовать в церковной службе, наравне со священнослужителями имели право входить в алтари. Они решали вопросы веры на соборах; волей императоров из предложенных епископами кандидатов (обычно трех) избирался Константинопольский патриарх» [*7].

История знает массу примеров, когда император отстранял патриарха от власти. Поэтому для истории восточных европейских стран, в том числе Украины и России, характерно подчиненное положение церкви по отношению к государству. Взять хотя бы упразднение Петром Первым в 1700 году института патриаршества и введение Священного Синода — по сути, министерства религии. Или разрешение И. В. Сталина в 1944 году вновь избрать патриарха, которого в России не было после Тихона, умершего в 1925 году.

Действительно, как до неузнаваемости изменилась церковь со времен Христа. История сохранила интересный случай, произошедший в 15 веке в Праге, куда прибыли два художника. «В многолюдном месте города они установили две картины. На одной из них был изображен Христос, въезжающий в Иерусалим, — «кроткий, сидя на ослице…» (Мф. 21:5), в сопровождении учеников, в изношенной от долгих странствий одежде, босой. Другая картина представляла папскую процессию: папа, облаченный в богатые одежды, с тиарой на голове восседал на великолепно украшенной лошади, пред ним спешили трубачи, а замыкали шествие кардиналы и прелаты в роскошных одеждах. Эти картины стали своеобразной проповедью, привлекавшей внимание людей всех слоев общества… И каждый мог извлечь соответствующий урок и сделать собственный вывод, многие были потрясены контрастом между кротостью и смирением Христа-Учителя, и гордостью, высокомерием папы, именующим себя Его слугой» [*8]. Не напоминает ли это вам, уважаемый читатель, трансляции о приезде папы, патриарха, митрополитов, столь пышных и величественных? Не сделать ли нам соответствующие выводы, по примеру жителей средневековой Праги?

Последствия отступления

1. Формирование привилегированного духовного класса, стоящего выше других людей.

Иными словами, было узаконено неравенство людей в спасении, ибо духовенство несравненно стоит ближе к Богу, чем миряне.

2. Превращение церкви в политическую силу.

Мы это прекрасно видим по папскому владычеству в средние века и по его политической роли в наше время.

3. Отстранение от участия в служении простых людей (в проповеди Евангелия в первую очередь).

4. Отстранение большинства от участия в Причастии, по причине, якобы, низкого духовного уровня, что наблюдалось в средние века.

5. Формирование чуждой Библии сложной церковной иерархии.

6. Целибат — т. е. безбрачие духовенства.

Обязательное безбрачие было установлено папой Григорием Седьмым (1073—1085), которое окончательно утвердилось к 13 веку и было подтверждено в 1967 году папой Павлом Шестым.

7. Присвоение духовенством функций Самого Бога — прощение и отпущение грехов, исповедь перед священником (введена в 508 году по Р. Хр.).

8. Признание непогрешимости папы римского, принятое окончательно как догмат католической церкви 18 июля 1870 года на Первом Ватиканском соборе.

При этом 18 тысяч немецких католиков, не признавших этот догмат, были отлучены от церкви [*9].

9. Появление инквизиции как средства борьбы с инакомыслием.

10. В результате отступления от чистоты Библейского учения Христа церковью были изменены 10 заповедей Божьих авторитетом святых отцов, принятые на вселенских соборах, чьи решения, кстати, церковью объявлены непогрешимыми.

Вдумайтесь еще раз: Закон Божий был изменен людьми, авторитет которых тем самым был поставлен выше авторитета Бога!

11. Замена изучения живого Слова Божия — Библии сложными, мало понятными людям обрядами.

Иными словами, на смену изучения Библии и проповеди Евангелия пришло обрядовое служение.

Вавилонское вино

Люди следуют этому лжеучению, когда:

1. Признают кого бы то ни было (человека, находящегося на любой ступени духовной иерархии) непогрешимым, преклоняясь перед ним.

2. Считают, что решения церковных соборов, духовных вождей могут отменять Божьи заповеди и постановления, изложенные в Библии. Священное Писание призывает нас повиноваться Богу, а не людям. Мы пьем это вино, если не соблюдаем Закон Божий так, как он изложен в Библии, в угоду человеческим решениям. Мы будем также пить вавилонское вино, если, находясь в церкви, будем руководствоваться политическими конъюнктурами.

3. Полагают, что служение Богу доверено одним лишь священникам. Библия называет «родом священным» всех верующих.

4. Верят, что обрядовое служение приближает нас к Богу, забывая при этом совет Христа: «Исследуйте Писания, ибо вы думаете через них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют о Мне» (Ин. 5:39).



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования