Конрад Эдель. Как появилась Библия

КАК СЛЕДУЕТ ИСТОЛКОВЫВАТЬ БИБЛИЮ?

 

«РАЗУМЕЕШЬ ЛИ, ЧТО ЧИТАЕШЬ?»

Еще во времена апостолов было известно то, в чем современный читатель убеждается постоянно: совсем не просто понимать Библию. В Деяниях апостолов 8, 30—31 читаем: «Филипп подошел и, услышав, что он читает пророка Исайю, сказал: разумеешь ли, что читаешь? Он сказал: как могу разуметь, если кто не наставит меня? И попросил Филиппа взойти и сесть с ним».

Хранитель сокровищ Кандакии, царицы Эфиопской, прибыл в Иерусалим, желая познакомиться с верой иудейского народа. Он приобрел свиток книги Исайи и принялся за его чтение. Бог позаботился о том, чтобы благовестник Филипп встретился на пути хранителю сокровищ и объяснил ему, как пророк Исайя еще за семьсот лет предсказал избавление человечества через жертву Христа. Поскольку хранитель сокровищ готов был уверовать, Филипп возвестил ему Евангелие и крестил его. (Деяния 8:32—39).

Некоторые полагают, что могут толковать Библию, как угодно. Что ж, пожалуй, и впрямь могут, но будут ли их толкования соответствовать истинному смыслу библейских речений? В принципе всякую книгу можно «истолковывать» самым произвольным образом, но едва ли при этом что-либо останется от мыслей ее сочинителя.

Тот, кто хочет понять Библию, не искажая ее истинный смысл собственными домыслами, тот должен потрудиться познать, что хочет сказать Своим Словом Бог.

Библия написана не на каком-то «таинственном языке», преднамеренно закрытом для непосвященного читателя! Однако в ней встречаются места, понимание которых требует предварительных знаний. Хотя, конечно, и не всегда. Хранитель сокровищ из Эфиопии купил всего одну часть Библии — книгу пророка Исайи. Но уже в ней встретил он пророчество, требовавшее «истолкования», т.  е. объяснения. Сегодня нам не грозит столкнуться с подобными трудностями, ибо мы располагаем Библиями, содержащими все Слово Божье, в котором одна книга дополняет и разъясняет другую.

 

БИБЛИЯ ИСТОЛКОВЫВАЕТ САМА СЕБЯ!

Мнение, что Библию можно истолковать по-разному, сложилось по мере возникновения разных христианских конфессий, ибо все они, основываясь на Библии, все-таки различаются в своих учениях.

Некоторые люди изумляются, когда узнают, что далеко не все церкви и общины полагают основанием веры только Библию! Как это ни странно, но большинство христиан действительно придерживаются веры, ориентированной не только на Книгу книг. Они верят, прославляют и почитают святым многое из того, чего в ней нет.

Чем дальше церковь отходит от Библии, тем больше поводов для дискуссий. В этом как раз и проявляется существенное различие между католической церковью и церквями Реформации. Католическая церковь объявляет обязательными для веры «не писаные предания» и ставит традиции в один ряд со Священным Писанием. А реформаторы настаивают на недопустимости смешения человеческого слова со Словом Божьим, видя в Библии единственный источник веры. Не случайно их принципом было выражение «Sola Scriptura» — «только Писание».

По католическому учению вопрос о том, что есть истина, решает церковь, для чего у нее есть непогрешимый папа. По реформаторскому учению только Библия — действительное мерило веры. Принципу: «церкви надлежит истолковывать Библию» Лютер противопоставил принцип: «Библия истолковывает себя сама».

Если исходить из того, что Бог дал человеку Свое Слово в Библии и только в ней, и что в этом Слове есть все необходимое для веры, то принцип «Библия истолковывает себя сама» — истинен.

Но как возможно подобное «самотолкование»? Это происходит так: одна книга объясняет другую, один текст — другой, Новый Завет —объясняет Ветхий, и наоборот. Следовательно, все, что необходимо, так это старательное изучение Библии.

«Библия истолковывает сама себя. Одно место Писания следует сравнивать с другим. Исследующий текст должен научиться рассматривать Слово как одно целое, распознавать взаимосвязь его частей между собою» (Е. Уайт, Воспитание, с. 176).

Не стоит оставлять один на один с этим «теологическим» заданием человека несведущего. Оно для него — заведомо непосильный труд. Ведь сам Иисус Христос основал Свою Церковь и поручил ей возвещение Слова Божьего. «Учите их соблюдать все, что Я повелел вам» (Матфей 28:20), — говорит Иисус тем, кого Он посылает к народам.

Да, церковь, таким образом, имеет повеление учить, ее «служение учения» не имеет права основываться ни на чем ином, кроме как на Библии. Каждый верующий должен иметь возможность проверить правильность возвещения святым библейским Словом.

 

ЕСТЬ ЛИ В БИБЛИИ ПРОТИВОРЕЧИЯ?

Иногда слышны высказывания, будто бы в Библии содержатся противоречия и несоответствия. Но за подобными рассуждениями зачастую скрыто заурядное предубеждение. Если утверждающему подобное человеку предложить указать хотя бы на один пример, он чаще всего или скромно отмалчивается, или называет такие «противоречия», которые с головой выдают его некомпетентность. «Откуда Каин взял себе жену?» — нередко спрашивают сомневающиеся. Каин и Авель были первыми детьми Адама. В 4 главе книги Бытия повествуется, что Каин убил своего брата, затем отправился в другую страну и взял себе жену (стихи 16—17). Откуда взялась жена, если на земле в те времена жили только Каин и его родители?

Очевидно, что спрашивающий читал эту часть Ветхого Завета недостаточно внимательно, иначе бы он заметил, что Каин, отправляясь в землю Нод, уже был женат… Стих 17 сообщает лишь что она ему «родила Еноха», который первый основал город. Каин женился на одной из своих сестер, ибо Адам имел много сыновей и дочерей (Бытие 5:3—4). Брак с сестрой — нормальное явление на заре истории человечества.

Противоречия пытаются усмотреть и в других местах Писания. Матфей, Марк, Лука и Иоанн в Евангелиях описали жизнь Иисуса Христа. Внимательный читатель обнаруживает, что их повествования действительно не всегда и во всем сходятся. Что это — противоречия?

Когда школьники, побывав на экскурсии всем классом, затем описывают ее в своих сочинениях, никто и не ждет, что их описания полностью совпадают. Наоборот, они могут сильно различаться, поскольку разными детьми события оцениваются по-разному. То, что один выделит, другой едва упомянет. У четырех мужей, писавших о жизни Иисуса, также было разное восприятие событий. Их человеческую природу Дух Божий отнюдь не «отключал». Различие их описаний как раз и есть доказательство подлинности, ибо абсолютное совпадение прежде всего должно было бы возбудить подозрение, что они договорились и придумали всю тему повествования.

Очевидно, Богу было угодно, чтобы четыре мужа с различных точек зрения описали жизнь Сына Божьего. Именно благодаря различиям повествования взаимно дополняются и дают более полную картину.

Поскольку боговдохновенные авторы Библии писали, сохраняя индивидуальные подходы, они естественно, в каких-то малозначащих подробностях могли допустить неточности. Однако следует сдерживать себя, не торопясь вылавливать в Писании ошибки. Дистанция между нами и библейскими свидетелями слишком велика, мы просто не в состоянии справедливо судить о них.

Например, Матфей говорит о двух слепых, которым Иисус вернул зрение перед Иерихоном (20:29—30), а Марк (10:46—52) и Лука (18:35—43) упоминают только одного слепого. Противоречие? Может быть, но оно вовсе не имеет значения. Возможно это происходило иначе. Марк одного слепца называет по имени: Вартимей, сын Тимея. Следовательно, он был известен. Не исключено, что второй не был упомянут, потому неизвестным осталось его имя. Так ли, нет ли, бесспорно одно: сам факт исцеления сомнения не вызывает. Просто особые обстоятельства повлияли на построение повествования.

Аналогичный пример — исцеление одержимого в Гадаринской местности. Матфей пишет о двух людях (Матфей 8:28—34), Марк — только об одном (Марк 5:1—20). Но Марк рассказывает о нем больше, чем Матфей. Он прослеживает путь этого человека и после его исцеления. Поскольку он хотел об этом одном сообщить нечто важное, он, возможно, не счел нужным описывать второго.

Лучше оставлять вопрос открытым, чем поспешно обвинять Библию в противоречиях. К тому же эти расхождения имеют столь отдаленное отношение к предмету, что ни в какой мере не влияют на понимание образа жизни Иисуса Христа.

Очень часто люди, неправильно понимающие тексты Библии, встречая трудные места, считают, что натолкнулись на противоречия. Такие люди не «истолковывают» Писания, а «втолковывают» собственное мнение, на что сетовал еще апостол Петр: «И долготерпение Господа нашего почитайте спасением, как и возлюбленный брат наш Павел, по данной ему премудрости, написал вам, как он говорит об этом и во всех посланиях, в которых есть нечто неудобовразумительное, что невежды и неутвержденные, к собственной своей погибели, превращают, как и прочие Писания» (2-Петра 3:15—16).

Поскольку уже во время апостолов извращали и искажали библейские высказывания, стоит ли удивляться, когда то же самое происходит в наши дни.

Не застрахован от неправильного понимания, даже тот, кто стремится принять Библию дословно и ничего к ней не прибавлять. Так, например, некоторые, ссылаясь на Луки 22:35—38 отстаивают мнение, что дело Христа и веры следует защищать с оружием в руках. Иисус советовал ученикам купить меч (стих 36), и когда они показали два меча, Он сказал: «Довольно» (стих 38). Действительно ли Иисус думал так? Если это место рассматривать вне контекста, возможно толкование и такого рода. Но тогда мы станем утверждать явно противоположное тому, что хотел сделать Иисус. Когда Петр после того, как Иуда предал Иисуса отсек мечом ухо рабу, Господь повелел апостолу убрать меч, сказав: «Все, взявшие меч, мечом погибнут» (Матфей 26:52). Также и Пилату Иисус сказал: «Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда» (Иоанн 18:36).

Только в этом контексте можно верно понять сказанное в Евангелии от Луки 22:35—38. Иисус хотел подготовить учеников к Его жертве и к предстоящей духовной битве. К сожалению, они не поняли Его. Когда они вновь достали мечи, чем окончательно подтвердили свое непонимание, Иисус прервал дискуссию: «Довольно». Имелось в виду не «довольно мечей», но «довольно говорить»!

Отдельные высказывания можно правильно понять, лишь приняв во внимание весь текст, а также при условии понимания Священного Писания на определенную тему в целом. Библия истолковывает себя сама! Читатель же должен просить Бога ниспослать верное понимание, ибо это — Его Слово.

 

БИБЛЕЙСКАЯ НАУКА

Как уже упоминалось, Библии посвящено много научных трудов, в первую очередь — направленных на изучение текста. Древние рукописи тщательно исследуются. Откуда они? Хорошо ли они сохранились, как они сохранились? Кто их изготовил? Могут ли они способствовать получению подлинного первоначального текста?

В поисках ответа на эти вопросы сотрудничают специалисты самых разных областей науки: шрифтовики, химики, историки, археологи.

Особое значение имеет археология. Необходимо знать, как жили люди во времена написания Библии, ориентироваться в политике, культуре и просвещении того времени, то есть, в той «окружающей среде», когда были написаны библейские книги. В течение столетий люди основывали свои знания о древности и ранней истории мира на том, что сообщает о них Библия и греческие и римские писатели. Каждый образованный человек кроме Библии имел в своей библиотеке произведения иудейского историка Иосифа, а также сочинения Геродота и Ксенофонта.

Положение изменилось с наступлением в XVIII веке эпохи Просвещения. Люди узнали, что многие научные представления, долгое время считавшиеся правильными, нуждаются в корректировке. Но касается ли это и традиционного понимания истории человечества? Подвергнув тщательному анализу, классиков древности, ученые обнаружили, что не все излагаемое древними греками и римлянами как факты истории, достоверно. В их наследии немало неправильного и откровенно легендарного.

И — как следствие переоценки ценностей — появились скептики, начавшие относиться с подозрением и к Библии. Дух Просвещения охватил также и теологов. Во второй половине XVIII в. родилась новая ветвь теологии, последователи которой поставили своей целью критическое исследование библейских исторических сообщений. Эту сферу научной деятельности претенциозно назвали «высшей библейской критикой».

Начали с критической оценки книги Бытие, и в этом направлении критиканство вскоре разрослось настолько, что все, не поддающиеся объяснению разумом, стали относить к легендам. Известно, например, что в Библии говорится о древних городах и народах, не упоминаемых ни греками, ни римлянами. Просвещенные ученые сразу же сделали вывод: здесь составители Библии просто-напросто все выдумали.

Довольно скоро Библией занялась еще одна новая наука — археология, рожденная «под лопатами» ведущих раскопки исследователей.

Памятники архитектуры древнего Египта были известны давно: пирамиды и храмы, статуи и могилы, стены, пьедесталы и надгробия, которые покрывали таинственные письмена — иероглифы прочитать их, однако, никто не мог. И вот во время египетского похода Наполеона в 1799 году один французский офицер нашел в 7 км от Розетты камень с надписями на трех языках. Он и стал ключом к расшифровке иероглифов. В 1822 году весь мир с удивлением узнал, что французу Жану Франсуа Шампольону удалось казавшееся невозможным: прочитать иероглифы. Внезапно перед исследователями открылся мир древних египтян, и Библия предстала в новом свете.

На равнинах Месопотамии, (сегодня — Ирак), «страны двух рек», между Евфратом и Тигром издревле стояли загадочные холмы (названные арабами «телль»), о которых знали лишь одно: под ними скрыты развалины. Еще в XVIII веке путешественники привозили отсюда копии текстов, написанных непонятными знаками. За внешнее сходство знаков с клиньями тексты получили название «клинопись». Истолковать их долго не могли, но в середине XIX в. началось время сенсационных открытий.

В 1843 году к расшифровке клинописи приступил англичанин Роулинсон. Через три года после того, как несколько других ученых выполнили подготовительные работы, он смог прочесть первую надпись.

В том же году французский консул Э. Ботта первый копнул лопатой строительный мусор, решив найти упомянутый в Библии город Ниневию, столицу Ассирийского царства. К счастью Э. Ботта не знал, что ученые историки, известные как серьезные знатоки, давно уже отнесли Ниневию в разряд мифов и легенд.

Перед удивленным Боттой из-под мусора показались украшенные скульптурами и рельефами стены. Это был летний дворец ассирийского царя Саргона II (721—705 гг. до Р. X.), властелина, о котором писал пророк Исайя (Исаия 21:1).

В 1845 г. англичанин О. Г. Лэйярд начал раскопки у Нимруда, а несколько позже он уже расчистил просторные дворцовые сооружения. Лэйярд открыл библейский Калах (Бытие 10:11—12), столицу ассирийского царя Ашшурнасирпала II (883—859 гг. до Р. X.).

В 1846 году. Лэйярд продолжил раскопки Ниневии. В одном из дворцов в 1849 году он обнаружил библиотеку царя Ашшурбанипала II (668—631 гг. до Р. X.), состоявшую из 30000 клинописных табличек!

Во тьме истории высветилось ассирийское царство. Внушительная часть находок попала в европейские музеи — надписи, рельефы, гигантские каменные фигуры человека и животных. Воодушевление охватило Европу и Америку. На дальнейшие исследования жертвовались миллионы долларов, снаряжались специальные экспедиции. Исследователи и их помощники не щадя своей жизни трудились в пустынях Ближнего Востока, несмотря на то, что расположенные там государства раздирали политические страсти.

В 1889 году американские археологи нашли Ниппур, библейский Халне (Бытие 10:10). Так еще раз подтвердилось существование названных в Библии городов. Одновременно мир узнал о царстве шумеров, неизвестного прежде народа, праотца культуры Двуречья.

Последовали и другие открытия. В 1899—1917 гг. немецкие исследователи раскопали в песках пустыни древний Вавилон. Благодаря находке многие главы Библии приобрели плоть и кровь. Ныне в Берлинском музее можно любоваться воротами Иштар и частью парадной дороги, сооруженной по повелению Навуходоносора, основателя Нововавилонского мирового царства. Они служат наглядной иллюстрацией к повествованиям книги Даниила.

В 1922 году Леонард Вулли открыл Ур, родину Авраама. К 1934 году он был очищен от праха тысячелетий. От хеттов, бывших во втором тысячелетии до Христа властелинами Малой Азии, совсем не осталось следа в исторических памятниках. Даже греки и римляне ничего не знали о них. Только Библия упоминает об этом народе. Однако критики не преминули подвергнуть сомнению сам факт существования хеттов. Но вот в 1905 году были найдены первые следы великого некогда народа, и сегодня он занял положенное место в общей картине истории.

Так библейская критика была вынуждена сдавать одну позицию за другой. После первой мировой войны археология стала наукой, заслужившей мировое признание. Ей принадлежат бесчисленные открытия, подтверждающие истинность библейских повествований.

Но почему развалины и надписи оставались немыми в течение тысячелетий и начали говорить лишь тогда, когда Библия попала под перекрестный огонь критики? Не заключается ли в этом Божья воля?

Сегодня исторические указания Библии внимательно изучаются исследователями древности. По ее указаниям все еще открывают останки древних городов. В свою очередь и археологические исследования обогащают наше понимание текстов Библии, поскольку они четче определяют временно-исторические связи. Уже многие «темные» места стали благодаря археологам понятны. Пример — 1-Царств 13:21. В стихах 19 и 20 рассказывается, как филистимляне, оккупировав израильскую страну, запретили всем иудеям заниматься кузнечным ремеслом, дабы не допустить изготовления оружия для освободительной борьбы. Поэтому когда появлялась нужда отточить сошники, топоры и другие орудия труда, израильтянам приходилось идти к кузнецам-филистимлянам. За эту работу требовали «пим» — как сказано в древнееврейском тексте. Переводчики долгое время пребывали в растерянности, не зная, как перевести это слово. Его значение оставалось загадкой в течение столетий, до тех пор, пока при раскопках в Палестине не нашли каменную гирю с нацарапанным на ней словом «пим». Вот так узнали, что пим соответствовал двум третям сикля — меры, которой взвешивали серебро. Ныне в новых изданиях Библии мы читаем: «А точили за две трети сикля серебра сошники, мотыги, вилы, топоры или чтобы направить рожон».

Одновременно стало ясно, какую бесстыдную цену ломили филистимские кузнецы. Ведь за эту сумму в то время можно было купить 40 фунтов ячменя или 20 фунтов пшеницы, 4 фунта шерсти или 70 обожженных кирпичей.

 

ТЕОЛОГИЯ И БИБЛИЯ

Когда представители «высшей библейской критики» перед лицом представленных археологами доказательств, вынуждены были признать, что Библия вполне надежна, как исторический источник, они все же не оставили своих сомнений, найдя для них новые поводы. Сомнениям, например, стали подвергаться чудеса и сообщения о сверхъестественных событиях.

Никакая наука не в силах объяснить, почему друзья Даниила не сгорели в плавильной печи Навуходоносора (Даниил 3:21—30) или как Иисус мог ходить по воде (Матфей 14:22—23) и несколькими хлебами и рыбами насытить тысячи голодных (Матфей 14:13—21). Божьи дела не могут быть поняты человеческим разумом. Поэтому все, что бессильно вместить рациональное мышление, было объявлено легендой.

Просвещение победило не только в мировоззрении, но также и в той области теологии, на которой основываются церковные учения. Из «высшей библейской критики» возник «историческо-критический метод», положенный сегодня в основу теологического университетского курса. Апологеты этого метода пытаются доказать, что в библейское время для возвещения божественной истины использовались мифы и легенды. Если речь идет о фактах, то в Библии, дескать, следует различать между зерном и плевелом.

Но кто скажет, где зерно и где плевел? Кто кроме Бога может знать, что сказал непосредственно Бог, а что прибавили люди? Теологи? Теология остается «учением о Боге» только тогда, когда она действительно передает то, что Сам Бог открыл о Себе в Своем Слове. Когда же она отражает мысли людей о Боге, она мало чем может помочь и может только ввести в заблуждение. Авторитет Библии как Слова Божьего должен оставаться неприкосновенным. Если мы желаем знать, что хочет сообщить нам Бог, мы обязаны воздержаться от всяких умозрительных спекуляций и вслушиваться в слова Священного Писания.

Когда нас пытаются убедить, что повествование о творении есть не что иное, как свидетельство верующего человека, связанного с мировоззрением того времени, что якобы имеются два противоречащих одно другому повествования о творении, тогда мы ссылаемся на Высшего, посланного Богом Учителя Иисуса Христа. Он сказал: «Не читали ли вы, что Сотворивший в начале мужчину и женщину сотворил их?» (Матфей 19:4). Вторая глава первой книги Моисея Бытие не содержит никакого второго повествования. Она излагает начало истории человечества, причем обращается к первой главе творения, дополнительно ее разъясняя.

Опровергая мнение, будто бы книги Моисея написаны не Моисеем, а составлены уже после его смерти каким-то неизвестным автором, мы также указываем на Иисуса Христа и его слова: «Если бы вы верили Моисею, то поверили бы и Мне, потому что он писал о Мне. Если же его писаниям не верите, — как поверите Моим словам?» (Иоанн 5:46—47).

Также когда утверждают, что книга Даниила создана не пророком VI века до Р. X., но анонимным писателем времени Маккавеев (то есть четыреста лет спустя), который «позаимствовал» имя Даниила, мы опять же полагаемся исключительно на слово Иисуса Христа. Он советует принять во внимание предсказания именно Пророка Даниила (Матфей 24:15).

При желании, примеры можно продолжить. При этом мы вовсе не закрываем глаза на «доказательства», хотя они, в сущности, и не доказательства. Но мы отдаем предпочтение слову Христа перед человеческим, философско-спекулятивным мышлением.

Где признается авторитет Библии, там распространяется сила, вложенная Богом в Свое Слово. «Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные» (Евреям 4:12).



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования