Опарин А.А. Манкурты XXI века. Археологическое исследование Второй книги Царств

Американский постскриптум

Наш мир сегодня, как никогда, гордится своей свободой и независимостью. Сегодня, как никогда ранее в истории, проводится огромное количество конференций и конгрессов о правах человека, его чести и достоинстве. В странах Западной Европы и США люди готовы судиться по самому ничтожному вопросу, если он, как считают, ущемляет их права. Сегодня как никогда ранее, люди гордятся своей независимостью, порой демонстрируя её и щеголяя ею в самых неподходящих условиях. В целях защиты своей свободы они готовы, как сейчас говорят, «обломать» любого самым резким и решительным образом. Сегодня наш мир, как никогда ранее, гордится своими научными достижениями, строя, порой, планы вселенского масштаба! Однако, как мы видели выше, большинство современных людей, так гордящихся своей свободой, на самом деле являются даже не рабами, а манкуртами, ибо между этими двумя вроде бы близкими понятиями существует принципиальная разница. И как это ни неприятно будет для нас звучать, наш мир соответствует именно миру манкуртов, а не рабов. Итак, чем же рабы отличаются от манкуртов, и почему наш мир является миром манкуртов?

* Раб осознаёт, что он раб. Будь то раб Древней Греции или Рима, крепостной крестьянин России XVIII века, негр-невольник Бразилии XIX века или раб в современной Чечне, он всегда понимал и понимает, что он раб — и этим всё сказано. В отличии от раба, манкурт не понимает, что он манкурт. Так и современное общество, как мы видели и видим, не понимает своего настоящего состояния, которое в большинстве случаев является весьма и весьма жалким и постыдным. Оно представляет собой людей, за которых решают всё, которым формируют желания, манипулируют сознанием, заставляя делать то, что не хочется. Если бы вы назвали рабом раба Рима или Греции, то он бы не обиделся на это обращение. Но попробуйте современных посетителей стриптиз-баров или наркобизнесменов назвать манкуртами! Они будут возмущены до глубины души, как их, свободных и богатых людей посмели так назвать!

* Раб хочет избавиться от рабской зависимости. Вся история Древнего мира — это история нескончаемых восстаний рабов против своих господ. Восстания рабов и невольников заставляли содрогаться до основания Российскую империю, Великобританию, Китай и т.д. История знает миллионы удавшихся и неудавшихся попыток бегства. Сегодня же, когда сотни миллионов людей являются рабами своих постыдных похотей, которые они не могут удержать, сегодня, когда харизматические лидеры манипулируют миллионами, доводя порой людей до самоубийства, никто не восстаёт и мы не слышим ни о каких восстаниях. Ибо манкурта удовлетворяет его состояние.

* Раб ненавидит своих господ. Пугачёвское восстание, потрясшее Россию в 1771—1775 годах, характеризовалось страшными зверствами, которые чинили восставшие крепостные крестьяне над своими недавними господами. Зверствами, которые не поддаются описанию. Не менее жуткой расправе подвергли своих бывших хозяев и рабы Спартака. Не менее страшный след оставило в истории и восстание Стеньки Разина 1670—1671 гг., имя которого незаслуженно овеяно красивыми легендами и присвоено многим местам на Волге. «Ни атаман, ни его товарищи не забывали… своих удовольствий, пьяные по большей части с утра до вечера и неистощимые во всяких скандалах. Казацкое правительство организовалось специально для постоянной оргии и утопало в водке и крови. Проезжая по городу верхом на коне или сидя по-турецки перед дворцом архиепископа, Стенька не переставал устраивать новые казни». [Валишевский. Указ. соч. С. 142]. Но читая об этих зверствах, не желая их как-то оправдать, всё-таки не будем забывать, что все эти зверства были мщением. Ибо ещё вчера эти господа, пытаемые своими рабами, сами истязали своих рабов. Сегодня же, когда миллионы людей находятся в закабалении, никто не только не думает восставать против своих хозяев, но и никакой ненависти к ним не питает. Более того, современные рабы-манкурты боготворят своих хозяев. Они поклоняются рок-звёздам, исповедывающим сатанизм, они готовы отдать жизни за духовных «отцов», лишивших их квартир и спящих с их женами и дочерями, они отдают последние деньги за наркотики, убивающие их как личность и заставляющие их валяться в ногах у наркобаронов. И если кто-то выступает против их господ, они готовы отдать за них свои жизни.

* Раб выполняет приказы «из-под палки». Только сила заставляет раба выполнять порой унизительнейшие приказы своих господ. История сохранила многие из этих приказов: насильное сожительство, совокупления с животными, наёмные убийства, истязания рабами своих друзей и близких в угоду хозяевам. Современным людям их боги дают порой не менее омерзительные и жуткие приказы, такие как: употреблять наркотики и заниматься развратом, участвовать в ритуальных оргиях, совершать священные убийства, отрекаться от своих семей. Современные манкурты, взирая на своих богов — актёров, музыкантов, «духовных» наставников, следуют их приказу, занимаясь гомосексуализмом, наркоманией, сатанизмом и т.д. Причём делают это они в подавляющем большинстве случаев совершенно добровольно.

* Раб вспоминает своё прошлое. Всякий, кто становился рабом, вспоминал с ностальгией своё прошлое, когда он был свободным человеком. Часто именно эти воспоминания и не давали ему окончательно пасть и «сломаться». Манкурт же прошлого не вспоминает, ибо он просто не помнит его. «Сын мой, родной! А я ищу тебя кругом! — Она бросилась к нему как через чащобу, разделявшую их. — Я твоя мать… Сын-манкурт как ни в чем не бывало бессмысленно и равнодушно посмотрел на неё из-под плотно нахлобученной шапки… — Ты узнаешь меня? — спросила мать. Манкурт отрицательно покачал головой. — А как тебя звать? — Манкурт, — ответил он. — Это тебя теперь так зовут. А прежнее имя своё помнишь? Вспомни своё настоящее имя. Манкурт молчал. Мать видела, что он пытался вспомнить, на переносице от напряжения выступили крупные капли пота и глаза заволоклись дрожащим туманом. Но перед ним возникла, должно, глухая непроницаемая стена, и он не мог её преодолеть… Нет, он ничего не помнил и ничего не знал». [Айтматов. Указ. соч. С. 401, 402]. Так и сегодня, погрузившись в мир греха, человек постепенно теряет человеческие качества, превращаясь в манкурта, не помнящего прежней жизни и не мыслящего новую жизнь без греха и порока. Ко многим людям Господь сегодня взывает, чтобы они вспомнили, что они Люди, Божье Творение, что у них есть Небесный Отец, что возможна другая чистая жизнь, и что многие из них ею жили. Но эти современные манкурты не могут этого вспомнить.

* Манкурт больше всего боится, чтобы с него не сняли его страшную шапочку. Раб ненавидит цепи, в которые он закован. Недаром разбитые цепи являются символом свободы. Манкурт, напротив, больше всего боится, когда кто-то с него захочет снять его шапочку, сделавшую его получеловеком, и являющуюся символом его жуткой участи. «озлобленные жуаньжуаны стали избивать манкурта. Но какой с него спрос? Только и отвечал: — Она говорила, что она моя мать. — Никакая она тебе не мать! У тебя нет матери! Ты знаешь, зачем она приезжала? Ты знаешь? Она хочет содрать твою шапку… При этих словах манкурт побледнел, серым-серым стало его чёрное лицо. Он втянул шею в плечи и, схватившись за шапку, стал озираться вокруг, как зверь». [Айтматов. Указ. соч. С. 406]. Так и сегодня, рабы греха больше всего боятся, что они его могут лишиться. Он стал им необходим, как родник с водой.

* Манкурт ненавидит своих избавителей. Ещё одним необычайным отличием манкурта от раба является то, что он ненавидит тех, кто хочет дать ему свободу, он готов их убить. «„Жоломан! Сын мой, Жоломан, где ты? — стала звать Найман-Ана. Никто не появился и не откликнулся. — Жоломан! Где ты? Это я, твоя мать! Где ты? И, озираясь по сторонам в беспокойстве, не заметила она, что сын её, манкурт, прячась в тени верблюда, уже изготовился с колена, целясь натянутой на тетиве стрелой. Отсвет солнца мешал ему, и он ждал удобного момента для выстрела. — Жоломан! Сын мой!“ — звала Найман-Ана, боясь, что с ним что-то случилось. Повернулась в седле. — Не стреляй! — успела вскрикнуть она и только было понукнула белую верблюдицу Акмаю, чтобы развернуться лицом, но стрела коротко свистнула, вонзаясь в левый бок под руку. То был смертельный удар, Найман-Ана наклонилась и стала медленно падать, цепляясь за шею верблюдицы… С тех пор, говорят, стала летать в сарозеках по ночам птица Доненбай. Встретив путника, птица Доненбай летит поблизости с возгласом: „Вспомни, чей ты? Чей ты? Как твоё имя? Имя? Твой отец Доненбай? Доненбай, Доненбай…“». [Айтматов. Указ. соч. С. 407]. На протяжении веков христиан убивали за то, что они хотели освободить других людей, в том числе и своих убийц, рассказывая им о Боге, Его Законе. Две тысячи лет назад на нашу землю пришёл Христос, чтобы спасти людей, которые «в благодарность» распяли Его. Они Его убили так же коварно и жестоко, как манкурт Жоломан свою мать, желавшую его спасти. И сегодня проповедь Слова Божьего у многих, кроме озлобления, не вызывает ничего. Манкурты хотят оставаться манкуртами. Но сила и любовь Божья намного сильнее той силы и любви, что была у матери Жоломана. Христос силен манкурту вернуть его былой человеческий облик, лишь бы в том зажглась хоть маленькая искорка желания вернуться, хотя бы что-то вспомнить. В своё время великий царь Вавилона Навуходоносор II (605—562) за свою непомерную гордость был низведён Богом до полуживотного уровня: «и отлучен он был от людей, ел траву, как вол, и орошалось тело его росою небесною, так что волосы у него выросли как у льва, и ногти у него — как у птицы. По окончании же дней тех, я, Навуходоносор, возвел глаза мои к небу, и разум мой возвратился ко мне; и благословил я Всевышнего, восхвалил и прославил Присносущего, Которого владычество — владычество вечное, и Которого царство — в роды и роды» (Дан. 4:30—31). Для прощения ему было достаточно лишь возвести глаза к небу. В этом есть прекрасное заверение для нас, что в какой бы духовной пропасти мы бы ни были, Христос силен вывести нас из неё, даровав счастье и вечную жизнь. Хотим ли мы оставаться манкуртами дьявола или желаем вновь стать детьми Небесного Отца, зависит сегодня от выбора каждого из нас.



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования