Искать на сайте:
 

А. А. Опарин

Тайна судьбы

Археологическое исследование книги пророка Иеремии

 

Назад

Глава 10

Покинутый многолюдный храм.

«В начале царствования Иоакима, сына Иосии, царя Иудейского, было такое слово от Господа: так говорит Господь: стань на дворе дома Господня и скажи ко всем городам Иудеи, приходящим на поклонение в дом Господень, все те слова, какие повелю тебе сказать им; не убавь ни слова. Может быть, они послушают и обратятся каждый от злого пути своего, и тогда Я отменю то бедствие, которое думаю сделать им за злые деяния их. И скажи им: так говорит Господь: если вы не послушаетесь Меня в том, чтобы поступать по закону Моему, который Я дал вам, чтобы внимать словам рабов Моих, пророков, которых Я посылаю к вам, посылаю с раннего утра, и которых вы не слушаете, — то с домом сим Я сделаю то же, что с Силомом, и город сей предам на проклятие всем народам земли» (Иер. 26:1—6); «Не надейтесь на обманчивые слова: „здесь храм Господень, храм Господень, храм Господень“. Вот, вы надеетесь на обманчивые слова, которые не принесут вам пользы. Как! вы крадете, убиваете и прелюбодействуете, и клянетесь во лжи и кадите Ваалу, и ходите во след иных богов, которых вы не знаете, и потом приходите и становитесь пред лицем Моим в доме сем, над которым наречено имя Мое, и говорите: „мы спасены“, чтобы впредь делать все эти мерзости. Не соделался ли вертепом разбойников в глазах ваших дом сей, над которым наречено имя Мое? Вот, Я видел это, говорит Господь. Пойдите же на место Мое в Силом, где Я прежде назначил пребывать имени Моему, и посмотрите, что сделал Я с ним за нечестие народа Моего Израиля. И ныне, так как вы делаете все эти дела, говорит Господь, и Я говорил вам с раннего утра, а вы не слушали, и звал вас, а вы не отвечали, — то Я так же поступлю с домом сим, над которым наречено имя Мое, на который вы надеетесь, и с местом, которое Я дал вам и отцам вашим, как поступил с Силомом. И отвергну вас от лица Моего, как отверг всех братьев ваших, все семя Ефремово» (Иер. 7:4, 8—15); «Так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: всесожжения ваши прилагайте к жертвам вашим и ешьте мясо; ибо отцам вашим Я не говорил и не давал им заповеди в тот день, в который Я вывел их из земли Египетской, о всесожжении и жертве; но такую заповедь дал им: „слушайтесь гласа Моего, и Я буду вашим Богом, а вы будете Моим народом, и ходите по всякому пути, который Я заповедаю вам, чтобы вам было хорошо“. Но они не послушали и не приклонили уха своего, и жили по внушению и упорству злого сердца своего, и стали ко Мне спиною, а не лицом» (Иер. 7:21—24). В этих словах Иеремия, а через него Сам Господь обращается не к язычникам, а к верующим людям. Обращается к тем, кто регулярно посещал храм, приносил жертвы, кто весьма уважительно вроде бы относился к храму Божьему и связывал с ним своё процветание. Бог обращается к верующим, но у этих-то верующих Его слова вызывают почему-то ярость. «И когда Иеремия сказал все, что Господь повелел ему сказать всему народу, тогда схватили его священники и пророки и весь народ, и сказали: „ты должен умереть“» (Иер. 26:8). Умереть за что?! За правду. Ибо в словах пророка священство и народ услышали обличение своей чисто внешней религии формы. Иудеи времён Иеремии погрязли в различных грехах. Они не скрываясь прелюбодействовали, крали, обманывали, кадили иным богам, капища которых были восстановлены в Иерусалиме после смерти Иосии и в то же время продолжали посещать и храм Бога Живого. Более того, они приносили там жертвоприношения, весьма гордясь тем, с каким рвением они это делают. Но Бог говорит им: «Так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: всесожжения ваши прилагайте к жертвам вашим и ешьте мясо; ибо отцам вашим Я не говорил и не давал им заповеди в тот день, в который Я вывел их из земли Египетской, о всесожжении и жертве; но такую заповедь дал им: „слушайтесь гласа Моего, и Я буду вашим Богом, а вы будете Моим народом, и ходите по всякому пути, который Я заповедаю вам, чтобы вам было хорошо“» (Иер. 7:21—23). Спустя века Христос скажет: «Тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим» (Мф. 15:9). Иудеи создали религию самоправедности, внешней формы, человеческих традиций и учений. Не происходит ли подобного и в наши дни? Тысячи храмов переполнены миллионами людей, регулярно приходящих туда ставить свечи, отмечать великие праздники. Тысячи людей сегодня регулярно постятся, дают милостыню, прикладываются к мощам, совершают, как они говорят, духовный подвиг — выстаивая многочасовые служения, снимают шапки и кланяются на купола. Мы ни в коем случае не осуждаем этих людей и их веру, но лишь призываем задуматься, а что стоит за этими поклонами, свечами? Это очень личный вопрос, но нам на него надо будет дать ответ, если мы хотим быть спасены. Иеремия через века призывает нас задуматься над нашей верой, над тем, как мы понимаем Бога и каков Бог в действительности на страницах Священного Писания? Совпадают ли эти представления, не происходит ли, что мы, продолжая сознательно красть, прелюбодействовать, обманывать, идя в храм, считаем, что сам этот приход и поклоны перед иконой очищают нас. Оставляем ли мы после многочасовой службы в храме прежний образ жизни, меняем ли отношение к своим подчинённым и коллегам на работе? Иудеи времен Иоакима не делали этого. Не суживаем ли мы христианство до определенного числа обрядов, выполнив которые, можно, как говорят, «спать спокойно». Не подменяем ли мы Божьих заповедей человеческими учениями? И что предпочитаем мы: следовать вместе пусть и с небольшой группой людей за Богом, соблюдая Его заповеди, или с большинством, соблюдая верность человеческим преданиям? Ведь святые, свечи, колокола, иконы, земные поклоны — это не библейские, а человеческие учения, и они не могут подменить Десять заповедей. Человеческие учения часто извращают библейские. Так понятие поста, сводящееся сегодня просто к отказу от пищи, по Библии имеет совершенно другой, духовный смысл: «Вот пост, который Я избрал: разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу, и расторгни всякое ярмо; раздели с голодным хлеб твой, и скитающихся бедных введи в дом; когда увидишь нагого, одень его, и от единокровного твоего не укрывайся. Тогда откроется, как заря, свет твой, и исцеление твое скоро возрастет, и правда твоя пойдет пред тобою, и слава Господня будет сопровождать тебя. Тогда ты воззовешь, и Господь услышит; возопиешь, и Он скажет: „вот Я!“ Когда ты удалишь из среды твоей ярмо, перестанешь поднимать перст и говорить оскорбительное, и отдашь голодному душу твою и напитаешь душу страдальца: тогда свет твой взойдет во тьме, и мрак твой будет как полдень; и будет Господь вождем твоим всегда, и во время засухи будет насыщать душу твою и утучнять кости твои, и ты будешь, как напоенный водою сад и как источник, которого воды никогда не иссякают» (Ис. 58:6—11). Причём он должен соблюдаться не только весной и в определенные дни, а всю жизнь, день за днём. Древний Израиль ходил и в Божий Храм, и кадил в то же время Ваалу. Он служил двум господам. А не служим ли двум господам и мы? Спросим себя, кто является Богом в нашей жизни. Причём не будем спешить с ответом. На кого или на что у нас больше всего уходит времени, о ком или о чём мы больше всего думаем, о ком или о чём мы больше всего любим говорить, на кого или на что мы равняемся, берем пример? На кого или на что мы походим своим характером, своими делами, поступками? Всегда ли на Бога? Или у нас есть свои Ваалы, идолы: карьера, богатство, власть, женщины, алкоголь, наконец, собственное «Я»? Израиль времён Христа превратил живую веру в свод человеческих обрядов и преданий. Отход от Бога привёл к тому, что они распяли Бога, Которому молились. Но удивительнее было даже другое. Пятница, день распятия, предшествовала Пасхе, в которую не принято было кого-то убивать. Поэтому иудейские священники пришли к Пилату с просьбой, чтобы распятым перебили голени, тем самым ускорив их смерть, дабы она не омрачила праздника. Поскорее убить человека, лишь бы в точности исполнить обряд — такова была их религия. В день Пасхи они как всегда совершали служение в храме, как вдруг «завеса в храме разодралась по средине» (Лук. 23:45). Завеса, отделявшая святое от святого святых, была разодрана. И святое святых, вход в которое был дозволен только первосвященнику, и то по особым дням, предстало взору всего народа. Этим актом Бог продемонстрировал, что этот храм остаётся пустым — Господа отныне в нём не будет. Ещё почти 40 лет, вплоть до разрушения в 70 г. х. э. Иерусалима римлянами, в этом храме проходили служения, приносились жертвы, стекались толпы людей, возносились молитвы, но Бога в этих стенах уже не было. Ибо иудеи отступили от Него, променяв Его закон и волю на свои законы и постановления. Сегодня, как мы видели в первой части книги, миллионы людей поклоняются в храмах, учение которых давным-давно отошло от Бога, грубо поправ Его авторитет. И вновь, как в древности, ставятся свечи, отбиваются поклоны, кадят перед статуями и изображениями людей, отмечают праздники, имеющие чисто языческое происхождение, возносят молитвы, но Бога там нет. Ибо в этих многолюдных храмах не осталось для Него места. И потому многолюдные храмы пусты, ибо они покинуты Господом. Хотим ли мы сегодня ходить в величественные храмы, в которых теснится народ, но в которых уже нет Христа, право выбора вновь остаётся за нами…

Кольцо людей, слушающих грозную речь Иеремии всё увеличивалось и увеличивалось. В воздухе стояла гробовая, предгрозовая тишина, готовая в любой момент разразиться страшной бурей над головой этого бесстрашного человека, одиноко высившегося среди людских волн…

Глава 11

Кто ближе к Богу?

«Священники и пророки и весь народ слушали Иеремию, когда он говорил сии слова в доме Господнем. И когда Иеремия сказал все, что Господь повелел ему сказать всему народу, тогда схватили его священники и пророки и весь народ, и сказали: „ты должен умереть; зачем ты пророчествуешь именем Господа и говоришь: дом сей будет как Силом, и город сей опустеет, останется без жителей?“ И собрался весь народ против Иеремии в доме Господнем. Когда услышали об этом князья Иудейские, то пришли из дома царя к дому Господню и сели у входа в новые ворота дома Господня. Тогда священники и пророки так сказали князьям и всему народу: „смертный приговор этому человеку! потому что он пророчествует против города сего, как вы слышали своими ушами“» (Иер. 26:7—11). Что вы чувствовали, когда хотели искренне помочь человеку, удержать его от неправильного решения, а он вместо благодарности проявлял к вам чёрную неблагодарность? Что вы чувствовали, когда говорили правду, а люди, знающие, что это правда, делали вид, что вы говорите ложь и обвиняли вас в этой самой лжи, смотря на вас пристально невинными глазами? Что вы чувствовали, когда делали Божье дело и вместо доброго результата пожинали людскую ненависть и озлобленность? Не спрашивали ли вы при этом, где же Бог, ведь именно Он поручил вам делать это. Что же Он «подставил» меня? Всё это мог бы чувствовать и Иеремия, оказавшись сейчас лицом к лицу со смертью. Над его головой неслись проклятия, перед лицом витали в воздухе сжатые в кулаки сотни рук, а священники, которые должны были бы, как никто другой, блюсти чистоту веры и поддержать его справедливые обличения, выступали главными обвинителями. Не сулил ничего лучшего и приход князей-аристократов, имевших на пророка «свой зуб» за его обличения их алчности. Но перед лицом этой неминуемой гибели Иеремия не дрогнул. Он не обрушился на них с проклятиями фанатика и не стал вымаливать пощады. Он искренне любил этих людей, которые сейчас готовились его убить. Он знал, что говорил не от себя, но что Сам Бог повелел ему сказать эти слова. А Бог, и это он знал точно, хочет только добра и ему, и этим людям, и потому раз Он допустил эту ситуацию, то это, видимо, лучший выход. «И сказал Иеремия всем князьям и всему народу: „Господь послал меня пророчествовать против дома сего и против города сего все те слова, которые вы слышали; итак исправьте пути ваши и деяния ваши и послушайтесь гласа Господа Бога вашего, и Господь отменит бедствие, которое изрек на вас; а что до меня, вот — я в ваших руках; делайте со мною, что в глазах ваших покажется хорошим и справедливым; только твердо знайте, что если вы умертвите меня, то невинную кровь возложите на себя и на город сей и на жителей его; ибо истинно Господь послал меня к вам сказать все те слова в уши ваши“» (Иер. 26:12—15). Спустя века Христос в разговоре с Пилатом на утверждение того, что он силен сделать с Ним, что захочет, сказал: «Ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше; посему более греха на том, кто предал Меня тебе» (Ин. 19:11). И потому Иеремия не боялся впасть в руки этих людей. Его спокойные слова буквально обезоружили толпу. Она ожидала чего угодно, но только не этого странного сочетания твёрдости и смирения. Как часто нам не хватает сочетания этих качеств в наших жизненных ситуациях — дома, на работе. Ещё Соломон говорил, что «кроткий ответ отвращает гнев» (Притчи 15:1). Ответный крик, брань, обличения, оскорбления лишь разжигают пламя ненависти. Эти спокойные величественные слова заставили опомниться князей и народ. «Тогда князья и весь народ сказали священникам и пророкам: „этот человек не подлежит смертному приговору, потому что он говорил нам именем Господа Бога нашего“» (Иер. 26:16). Да, ведь Иеремия говорит-то правду. Действительно, ведь мы погрязли в грехах и пороках. Здесь необходимо отметить одну важнейшую и показательнейшую деталь. Слова пророка были услышаны простым малограмотным людом и аристократией, погрязшей в оргиях и роскоши. А священники, эти хранители закона, эти знатоки Писания оставались глухи. По идее, они должны были показать народу и князьям на правоту слов Иеремии, но вместо этого те призывают их опомниться и услышать, что пророк говорит по Божьей воле. Через две тысячи лет, обращаясь к тому же священническому сословию, Христос скажет: «Истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперед вас идут в Царство Божие» (Мф. 21:31). История религии свидетельствует, что самыми неверующими, по сути, были всегда представители духовенства (конечно же, не всего). Да, они признавали, вроде бы, Бога, служили Ему, но всеми своими действиями, своим характером отрекались от Него: инквизиция, крестовые походы, схоластика, сжигание и преследование Библии, попрание Божьего Закона — всё это творили не язычники, не варвары, а духовенство. Именно духовенство сжигало тех, кто учил Божьей истине. Именно этих людей — Гуса, Виклифа, Лютера преследовало папство. Самый страшный разврат так же творился служителями в сутанах. Смесь духовной гордыни, ханжества, жестокости отличала значительнейшую часть духовенства всех времен. Порой, и это было не редкостью в истории, духовенство не верило в то, чему учило народ.

Священники закусили губы, они увидели, что расправиться с Иеремией, который обличает в первую очередь их, ибо прежде всего это их вина, что народ забыл Бога, сейчас не удастся. И потому они лишь довольствуются тем, что уговаривают князей и Иоакима убить пророка Урию, который подобно Иеремии обличал грехи народа и предсказывал скорую гибель Иерусалима. В надежде спастись, Урия бежит в Египет, но ищейки Иоакима находят его и там, и пользуясь благосклонностью фараона, приводят в столицу Иудеи, где его убивают, бросив тело за ворота города. Этот приказ Иоакима не был случаен. Он хорошо помнил слова Иеремии, в которых тот предсказал ему зловещую смерть и позорное погребение. И вот, убив Урию, он хотел самому себе доказать, что с ним, царём, ничего подобного не будет. И что не он, а его враги-обличители будут убиты и лишены погребения. Убийство Урии, совершенное публично, должно было, по мнению Иоакима и священников, быть предупреждением, что всех, кто будет распространять подобные же вести, будет ждать то же. Это была угроза, конечно же, Иеремии, а так же тем, кто бы стал ему вдруг сочувствовать.

Глава 12

Северный ветер.

Исследуя жизнь пророка Иеремии, невольно поражаешься той стойкости, которую он проявлял. Иеремия говорил вопреки всему общественному мнению, говорил не то, что хотели слышать, обличал народ, царя, князей, священников. Он не оставлял для себя ни одной социальной категории, на которую бы он мог опереться. Он поступал очень неверно с политической точки зрения, но он и не был, и не хотел быть политиком. За грозными речами скрывался удивительно добрый человек. «Иеремия не был блистательным оратором, не обладал даром Амоса, Осии или Исайи, он был просто человеком… Его притягивает человек: он оплакивает… несчастья своего народа… Его притягивает человек, его природа… Он глубоко сочувствует человеческому страданию». [Шураки А. Повседневная жизнь людей Библии. М.: Молодая гвардия, Палимпсест, 2004. С. 206]. Характер Бога полно вырисовывается в книге Иеремии. Пророк отвечает в ней на вопрос: каков Бог? «Бог для Иеремии недостижим в Своём величии, но это, тем не менее, Бог человеческого сердца; милосердный к Своему народу и безгранично, несмотря ни на что, его любящий, Он любит и каждого человека, любит и знает его по имени, вникает в чувства и страдания каждого. Он Сам побуждает человека к откровенности с Собою и учит его находить утешение в самых крайних обстоятельствах, потому что именно в них обретает человек Его, своего Господа. Отсюда и внутренняя направленность проповедей самого Иеремии: все те страдания, которые он должен возвещать народу, придут к нему за грехи его, но сколь страшным не было бы наказание, цель его — не уничтожение непокорных, а исцеление их, пусть посредством мучительных операций, — да познают они и в наказаниях неиссякаемую любовь Божию!» [Толкование ветхозаветных книг от книги Исайи по книгу Малахии // Под ред. П. Харглаа. Ашфорд. Коннектикут, США, 1996. С. 129]. Народ Иудеи настолько погряз в пороках, что его ждало самое настоящее вырождение. Многочисленные призывы обратиться, оставить прежний греховный образ жизни, пустую религию обрядов ни к чему не привели. «Стыдятся ли они, делая мерзости? нет, нисколько не стыдятся и не краснеют. За то падут между падшими, и во время посещения Моего будут повержены, говорит Господь. Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите, и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите по нему, и найдете покой душам вашим. Но они сказали: „не пойдем“. И поставил Я стражей над вами, сказав: „слушайте звука трубы“. Но они сказали: „не будем слушать“» (Иер. 6:15—17). А ищем ли сегодня этот путь мы? Расспрашиваем ли, расследуем ли, где он? Для этого необходимо приложить усилие, ибо дьявол будет всячески противодействовать этому. Но главное, с чего начинается этот путь — это остановка. «Остановитесь на путях ваших!» — призывает нас Иеремия и сегодня. И как ни странно, остановиться бывает подчас тяжелее всего. Недаром Екклесиаст так много говорит о суете. Суета сегодня, как ничто другое, стала настоящим бичом нашего времени, захватывая в свой дьявольский круговорот миллионы людей, которым становится просто некогда (!) задумываться над своим спасением, своим будущим, своём счастье. Ритм — эта отличительнейшая черта XXI века, буквально убивает людей, лишая их всех сил, как духовных, так и физических. Это относится и к служителям Церкви Божьей. Когда, порой, за нескончаемыми разговорами о том, каким должно быть служение и церковь, забывают и о служении, и о церкви, довольствуясь разговорами и планами, которые планами и остаются. Но эта остановка нужна, иначе за сиюминутными делами мы упустим главное. Иеремия призывает нас не довольствоваться также первым впечатлением. Он призывает анализировать, искать. Сегодня существуют тысячи конфессий, и каждая из них, вроде бы, исповедует Бога. Но мы видели, насколько по-разному они представляют людям Бога. Мы видели, что за маской святости, глубины, духовности, порой кроется адская бездна…

Но народ не захотел услышать Божий призыв, не захотел остановиться, упрямо двигаясь навстречу своей вечной гибели. И тогда, чтобы остановить их на краю пропасти, Бог допускает вражеское нашествие, которое должно было обрушиться на Иудею, чтобы уже в плену, в стеснённых обстоятельствах, народ задумался о себе, и покаялся, и обратился бы к Господу. «Итак слушайте, народы, и знай, собрание, что с ними будет. Слушай, земля: вот, Я приведу на народ сей пагубу, плод помыслов их; ибо они слов Моих не слушали и закон Мой отвергли. Для чего Мне ладан, который идет из Савы, и благовонный тростник из дальней страны? Всесожжения ваши неугодны, и жертвы ваши неприятны Мне. Посему так говорит Господь: вот, Я полагаю пред народом сим преткновения, и преткнутся о них отцы и дети вместе, сосед и друг его, и погибнут. Так говорит Господь: вот, идет народ от страны северной, и народ великий поднимается от краев земли; держат в руках лук и копье; они жестоки и немилосерды, голос их шумит, как море, и несутся на конях, выстроены, как один человек, чтобы сразиться с тобою, дочь Сиона. Мы услышали весть о них, и руки у нас опустились, скорбь объяла нас, муки, как женщину в родах. Не выходите в поле и не ходите по дороге, ибо меч неприятелей, ужас со всех сторон. Дочь народа моего! опояшь себя вретищем и посыпь себя пеплом; сокрушайся, как бы о смерти единственного сына, горько плачь; ибо внезапно придет на нас губитель» (Иер. 6:18—26); «Посему так говорит Господь Саваоф: за то, что вы не слушали слов Моих, вот, Я пошлю и возьму все племена северные, говорит Господь, и пошлю к Навуходоносору, царю Вавилонскому, рабу Моему, и приведу их на землю сию и на жителей ее и на все окрестные народы; и совершенно истреблю их и сделаю их ужасом и посмеянием и вечным запустением. И прекращу у них голос радости и голос веселия, голос жениха и голос невесты, звук жерновов и свет светильника. И вся земля эта будет пустынею и ужасом; и народы сии будут служить царю Вавилонскому семьдесят лет» (Иер. 25:8—11). И если вначале многие со скепсисом рассматривали вавилонскую угрозу, полагаясь на покровительство великого Египта, то вскоре ближайшие события показали, что слова Иеремии не были пустым звуком. После разгрома египтян под Харраном в 609 г. до х. э. вавилоняне в течении около двух лет в союзе со скифами и мидянами громили бывших союзников Ассирии на востоке — Урарту и Манну. И только после их усмирения Вавилон смог обратиться на запад, на египетские владения в Сирии и Палестине, обеспечив себе надёжный тыл на востоке. Дело в том, что после разгрома Ассирии между Мидией и Вавилоном её победительницами был заключён договор о разделе бывших ассирийских владений, из которых Сирия и Палестина отходили Вавилону. [Брэстед. Указ. соч. Т. 2. С. 179]. Но последний, как мы видели, был некоторый срок занят войнами на востоке и только по их завершении, в октябре 607 года, приступил к отвоеванию у египтян Сиро-Палестины. Весь 607 и 606 гг. до х. э. проходят в битвах за переправы через Евфрат и форсирование реки вавилонянами. Кампания 605 года должна была решить исход противостояния этих двух гигантов. К этому времени Набопалассар, царь Вавилона, был уже весьма стар и болен, и потому вавилонскую армию возглавляет его сын, царевич Навуходоносор, начавший форсированное наступление в сторону города Кархемиша. Кархемиш располагался на правом берегу реки Евфрата и был главным ключом к речным переправам и дорогам вглубь Сирии. [Белявский. Указ. соч. С. 80]. Туда же на помощь к своим воинам, засевшим в крепости, направлялись и египетские полчища, ведомые самим фараоном Нехо. В конце мая 605 года под стенами Кархемиша происходит одно из самых крупных сражений за всю историю Древнего мира. Форсировав Евфрат южнее Кархемиша, вавилоняне атаковали египетский лагерь под городскими стенами. В ожесточенном рукопашном бою они сломили сопротивление солдат фараона и буквально на их плечах ворвались в Кархемиш. На улицах разгорелись кровопролитные схватки. Начались пожары, заставившие египтян снова выйти в поле, где вавилоняне довершили их разгром. Остатки египетской армии в панике бежали к Хамату. Здесь победители настигли их и перебили. Потери египтян составили десятки тысяч человек. [Белявский. Указ. соч. С. 80]. «Поражение египтян было полным, и фараон, и его войско, не останавливаясь, бежали через всю Сирио-Палестину в Египет». [Перепёлкин. Указ. соч. С. 414]. В самый разгар этой кампании в Вавилоне 15 августа 605 г. до х. э. умирает царь Набопалассар. Навуходоносор проведал о придворных интригах, в результате которых хотели его, законного преемника, отстранить от престола. Более того, придворная группировка вообще хотела скрывать от Навуходоносора смерть отца вплоть до того времени, как они будут достаточно сильны, чтобы захватить власть. Но благодаря халдейским вельможам, вовремя захватившим дворец, он узнаёт о смерти отца с помощью огненного «телеграфа». Последний представлял собой цепочку стогов сена и дров, расположенных на определённых расстояниях друг от друга на протяжении тысяч километров. Когда требовалось передать срочное известие, как то смерть правителя, эти стога поджигались. Видя горящий стог на расстоянии сотен метров, дозор поджигал свой, давая сигнал следующему сделать то же. Словом, в течении считанных часов-дней сообщение достигало на расстояние сотен километров. Понимая, что замедление смерти подобно, Навуходоносор немедленно прерывает преследование египтян, и в сопровождении небольшой свиты, кратчайшим путём через пустыню достигает Вавилона, в который пребывает уже 7 сентября, т. е. всего через 23 дня после смерти отца, заняв трон, вопреки воле аристократии, выступавшей против наследования царской власти и предпочитавшей ставить царей по своему усмотрению. [Белявский. Указ. соч. С. 81]. «Если бы смерть Набопалассара не заставила его сына вернуться в Вавилон, то неминуемо последовало бы покорение Египта, или, по меньшей мере, дальнейшее уничтожение его от руки молодого халдейского принца. Но не желая оставаться вдали от столицы при таких условиях, Навуходоносор заключил соглашение с Нехао и вернулся домой для принятия вавилонского венца. Так стала Сирия-Палестина вавилонской провинцией». [Брэстед. Указ. соч. Т. 2. С. 179]. «Одним ударом вавилоняне изгнали египтян из Азии и выиграли кампанию. Мелкие государства-клиенты в Сирии, Финикии и Палестине, уцелевшие от ассирийского меча, были ошеломлены разгромом фараона и не оказали сопротивления Навуходоносору. Они спешили откупиться от него дарами и заложниками. Так поступили и иудеи, когда вавилоняне приблизились к Иерусалиму. Царь Иоаким послал им часть сосудов иерусалимского храма и выдал в качестве заложников знатных иудейских юношей, среди которых был будущий пророк Даниил». [Белявский. Указ. соч. С. 80]. «Постыдное бегство гордой армии Нехао, поспешно проходившей Палестину, произвело глубокое впечатление на иудеев». [Брэстед. Указ. соч. С. 179]. Глядя на бегущих в ужасе воинов фараона, Иеремия провозгласил: «Слово Господне, которое было к Иеремии пророку о народах языческих: о Египте, о войске фараона Нехао, царя Египетского, которое было при реке Евфрате в Кархемисе, и которое поразил Навуходоносор, царь Вавилонский, в четвертый год Иоакима, сына Иосии, царя Иудейского. Готовьте щиты и копья, и вступайте в сражение: седлайте коней и садитесь, всадники, и становитесь в шлемах; точите копья, облекайтесь в брони. Почему же, вижу Я, они оробели и обратились назад? и сильные их поражены, и бегут не оглядываясь; отовсюду ужас, говорит Господь. Не убежит быстроногий, и не спасется сильный; на севере, у реки Евфрата, они споткнутся и падут. Кто это поднимается, как река, и, как потоки, волнуются воды его? Египет поднимается, как река, и, как потоки, взволновались воды его, и говорит: „поднимусь и покрою землю, погублю город и жителей его“. Садитесь на коней, и мчитесь, колесницы, и выступайте, сильные Ефиопляне и Ливияне, вооруженные щитом, и Лидяне, держащие луки и натягивающие их; ибо день сей у Господа Бога Саваофа есть день отмщения, чтобы отмстить врагам Его; и меч будет пожирать, и насытится и упьется кровью их; ибо это Господу Богу Саваофу будет жертвоприношение в земле северной, при реке Евфрате. Пойди в Галаад и возьми бальзама, дева, дочь Египта; напрасно ты будешь умножать врачевства, нет для тебя исцеления. Услышали народы о посрамлении твоем, и вопль твой наполнил землю; ибо сильный столкнулся с сильным, и оба вместе пали» (Иер. 46:1—12).

Ветер войны, ветер с севера всё сильнее и сильнее дул в сторону Иудеи.

Глава 13

Пылающая жаровня.

Но даже теперь, когда вавилонские войска стояли на самых границах Иудеи, Иоаким продолжал заигрывать с Египтом, строя козни против Вавилона, пользуясь тем, что Заиорданье и Филистия остались пока ещё вне прямого вавилонского протектората. [Циркин. Указ. соч. С. 337]. И вот как всегда совершенно не вовремя для царя раздался голос Иеремии. Раздался тогда, когда его уже никто не ожидал услышать, ибо пророка незадолго перед тем посадили в тюрьму, хотя и не лишили связей с окружающим миром. Это было сделано, во-первых, потому, что как мы уже видели, Иоаким всегда боялся пророка, а во-вторых, и он, и его сановники были уверены, что никто не захочет общаться, а тем более передавать вести от человека, снискавшего явную царскую немилость. Но такой человек нашёлся, и звали его Варух. Варух происходил из колена Иудина и принадлежал к знатной фамилии. Его родной брат дослужится в следующее царствование до главного сборщика податей иудейского царства, одной из важнейших должностей государства. Варух был значительно моложе Иеремии. О его судьбе известно немного. По одной из версий он умирает в Египте, по другой — в Вавилоне около 570 г. до х. э. Но даже эти скудные данные говорят нам весьма много о личности Варуха. Молодой, прекрасно образованный, богатый, перед ним открывались все двери, о которых только могли тогда мечтать люди. Будущее ему сулило славу и богатство. Но вместо всего этого он избирает дружбу с отверженным двором и духовенством Иеремией. Он избирает дружбу с человеком, которого все предпочитали обходить стороной, дабы не показать царю, что они хоть как-то поддерживают его. Он не просто становится его другом, он становится его учеником. Он открыто заявляет, что поддерживает всё то, что говорит пророк и готов распространять его учение. Более того, он становится писцом у Иеремии. Он, который мог иметь и имел слуг, довольствуется положением писца у всеми гонимого изгоя. Варух был человеком, лишённым амбиций. Скромность была одной из отличительнейших черт его характера. Его интересовала не должность, не положение, которое он будет занимать, а дело служения Богу. Как этого качества не хватает многим сегодня. Сколько одарённых людей стоят в стороне от служения лишь потому, что их не устраивает та должность, которую им предлагают. Многие даже оскорбляются, когда им предлагают более низкий «пост» в церкви, чем тот, на который они рассчитывали. Хотя вообще, может ли быть понятие «поста» в церкви, где руководство — это не начальники, а служители. Иоанн Креститель, пользующийся огромной популярностью и авторитетом в народе, не стесняясь говорил, что он не достоин понести обувь у Христа (Мф. 3:11). А ведь Христа в то время ещё никто не знал. Он открыто сказал своим ученикам, когда они выразили недовольство, что люди начинают идти больше к Иисусу, чем к ним, что Ему должно расти, а мне, Иоанну Крестителю, умаляться. Сегодня никто не хочет умаляться, даже сознавая, что другой может лучше и более достойно выполнять то или иное служение. Сегодня многие служители, порой, оценивают сделанные им предложения по принципу, насколько это выгодно или невыгодно им, престижно или не престижно. Так вот Варуху служить при Иеремии было и не выгодно, и не престижно! Да и рассматривая историю Церкви Божьей, мы видим, что служение в ней никогда не пользовалось с человеческой точки зрения ни выгодой, ни престижем. Как никогда и сама церковь не была престижной в этом греховном мире, судящем обо всём с точки зрения мирской философии и материальной выгоды, принципы которой, к сожалению, проникают сегодня и в головы некоторых членов церкви и служителей, пытающихся, порой, превратить церковь в эдакий Элитарный клуб, пользующийся благорасположением и поддержкой общества. Но такого никогда не было и не будет. Ибо церковь Божья несёт правду, весть о грехе, Истине и Божьем суде. А напоминание о грехах, о необходимости изменить жизнь и отказаться от греховных наслаждений значительному числу людей в обществе далеко не по душе. К тому же, не спит и дьявол, делая со своей стороны всё, чтобы опорочить Церковь и уничтожить её. Церковь Божья и последователи Христа всегда шли по этому миру тернистым путём, причём вступали на него добровольно, понимая, что он только и может привести их самих и их близких к счастью, радости и вечной жизни. Понимал это и Варух, пожертвовавший своей придворной карьерой из-за любви к Богу и людям, которые слепо и упрямо шли навстречу собственной гибели. Но он хорошо помнил слова Исайи: «О, вы, напоминающие о Господе! не умолкайте» (Ис. 62:6). И он не стал умолкать, даже тогда когда встал перед лицом, казалось, неминуемой гибели. «В четвертый год Иоакима, сына Иосии, царя Иудейского, было такое слово к Иеремии от Господа: возьми себе книжный свиток и напиши в нем все слова, которые Я говорил тебе об Израиле и об Иуде и о всех народах с того дня, как Я начал говорить тебе, от дней Иосии до сего дня; может быть, дом Иудин услышит о всех бедствиях, какие Я помышляю сделать им, чтобы они обратились каждый от злого пути своего, чтобы Я простил неправду их и грех их. И призвал Иеремия Варуха, сына Нирии, и написал Варух в книжный свиток из уст Иеремии все слова Господа, которые Он говорил ему. И приказал Иеремия Варуху и сказал: я заключен и не могу идти в дом Господень; итак иди ты и прочитай написанные тобою в свитке с уст моих слова Господни вслух народа в доме Господнем в день поста, также и вслух всех Иудеев, пришедших из городов своих, прочитай их; может быть, они вознесут смиренное моление пред лице Господа и обратятся каждый от злого пути своего; ибо велик гнев и негодование, которое объявил Господь на народ сей. Варух, сын Нирии, сделал все, что приказал ему пророк Иеремия, чтобы слова Господни, написанные в свитке, прочитать в доме Господнем» (Иер. 36:1—8). Иеремия и Варух ждали удобного момента, чтобы как можно больше людей могли бы услышать эти жизненно важные слова, и вскоре этот момент представился. «В пятый год Иоакима, сына Иосии, царя Иудейского, в девятом месяце объявили пост пред лицем Господа всему народу в Иерусалиме и всему народу, пришедшему в Иерусалим из городов Иудейских. И прочитал Варух написанные в свитке слова Иеремии в доме Господнем, в комнате Гемарии, сына Сафанова, писца, на верхнем дворе, у входа в новые ворота дома Господня, вслух всего народа. Михей, сын Гемарии, сына Сафанова, слышал все слова Господни, написанные в свитке, и сошел в дом царя, в комнату царского писца, и вот, там сидели все князья: Елисам, царский писец, и Делаия, сын Семаия, и Елнафан, сын Ахбора, и Гемария, сын Сафана, и Седекия, сын Анании, и все князья; и пересказал им Михей все слова, которые он слышал, когда Варух читал свиток вслух народа. Тогда все князья послали к Варуху Иегудия, сына Нафании, сына Селемии, сына Хусии, сказать ему: свиток, который ты читал вслух народа, возьми в руку твою и приди. И взял Варух, сын Нирии, свиток в руку свою и пришел к ним. Они сказали ему: сядь, и прочитай нам вслух. И прочитал Варух вслух им. Когда они выслушали все слова, то с ужасом посмотрели друг на друга и сказали Варуху: мы непременно перескажем все сии слова царю. И спросили Варуха: скажи же нам, как ты написал все слова сии из уст его? И сказал им Варух: он произносил мне устами своими все сии слова, а я чернилами писал их в этот свиток. Тогда сказали князья Варуху: пойди, скройся, ты и Иеремия, чтобы никто не знал, где вы» (Иер. 36:9—19). Эти мужи из ближайшего царского окружения поняли правоту услышанных слов. Вместо того, чтобы схватить Варуха и отпущенного недавно на свободу Иеремию, как царских преступников, они советуют им скорее скрыться, а сами, также рискуя вызвать царскую немилость, отправляются во дворец, надеясь, что, может быть, после происшедшего разгрома египтян царь образумится и перестанет раздражать вавилонян своей двойной политической игрой. На дворе стоит декабрь 604 г. до х. э., выдавшийся на редкость холодным. В царских покоях, отделанных кедром, слоновой костью и золотом горят жаровни, согревающие покои. У одной из них сидит сам царь Иоаким. Ему ещё нет и тридцати лет, но на вид он старше. Политические потрясения и разгульная жизнь оставили следы на его челе. Он более напоминает старика, который не может согреться, чем ещё совсем молодого человека, полного сил и энергии, которых должно прибавляться на морозном воздухе. Он мрачно посмотрел на царедворцев, выслушивая передачу слов Иеремии, приказав, наконец, принести свиток, который царедворцы оставили у царского писца: «Царь послал Иегудия принести свиток, и он взял его из комнаты Елисама, царского писца; и читал его Иегудий вслух царя и вслух всех князей, стоявших подле царя» (Иер. 36:21). «Царь мрачно слушал пророческие слова. По мере того как ему читали текст, он ножом отрезал полоски свитка и бросал их в жаровню, стоявшую перед ним». [Белявский. Указ. соч. С. 83]. В те времена «книги были дороги и редки. Их писали на папирусе, привезенном из Египта или произведенном на севере страны. Иеремия диктует свои сочинения секретарю, который записывает их чернилами на листках папируса, которые приблизительно имели размер 15х25 сантиметров. Их склеивали друг с другом так, что получался рулон, длиной 9 и более метров». [Шураки. Указ. соч. С. 117]. Как завороженный слушает царь грозные пророчества, слушает, не роняя ни слова и лишь методично, по мере чтения текста и опускания конца свитка, отрезает его часть за частью. Ему нечего сказать, ибо всё, что написано там — правда. И те слова, которые пророк говорил ещё несколько лет назад, сегодня получили точное исполнение. Но и согласиться, принять весть он не хочет. И потому избирает третий выход. Он просто уничтожает свиток, думая, что будто бы таким образом сможет и уничтожить пророчества, записанные в нём. Мы часто смеёмся над глупостью страуса, зарывающего перед лицом опасности голову в песок, и считающего, что раз он не видит опасности, то её и нет. Но не поступаем ли и мы часто подобно страусу. Ведь сегодня уже никто не может отрицать того, что Библия содержит точные исторические сведения, что её пророчества исполнились и исполняются прямо на глазах. Но почему же так мало людей сегодня принимают то, что говорится в этой книге? Почему не читают её? Ответ всё тот же, что и у Иоакима. Отрицать нельзя, а принять не хочется. Методом Иоакима действовало папство в средние века, приказывая сжигать Библию, которая обличала их отступления и богохульства. Библии официальная церковь сжигала ещё в XIX веке. Кстати, когда был сделан перевод Библии на русский язык, его тираж также был сожжен по указу высших иерархов православной церкви. Сжигали Библию и атеисты, думая, что уничтожив её, они уничтожат и веру в Бога. Но и те, и другие, и третьи терпели всякий раз крах. Ибо Библия восставала из пепла, так как Слово Божие уничтожить нельзя. «И было слово Господне к Иеремии, после того как царь сожег свиток и слова, которые Варух написал из уст Иеремии, и сказано ему: возьми себе опять другой свиток и напиши в нем все прежние слова, какие были в первом свитке, который сожег Иоаким, царь Иудейский; И взял Иеремия другой свиток и отдал его Варуху писцу, сыну Нирии, и он написал в нем из уст Иеремии все слова того свитка, который сожег Иоаким, царь Иудейский, на огне; и еще прибавлено к ним много подобных тем слов» (Иер. 36:27—28, 32). Зато тех, кто отвергал Божий призыв покаяться и обратиться, ждала гибель, которую они себе и избрали. «А царю Иудейскому Иоакиму скажи: так говорит Господь: ты сожег свиток сей, сказав: „зачем ты написал в нем: непременно придет царь Вавилонский и разорит землю сию, и истребит на ней людей и скот?“ за это, так говорит Господь об Иоакиме, царе Иудейском: не будет от него сидящего на престоле Давидовом, и труп его будет брошен на зной дневной и на холод ночной; и посещу его и племя его и слуг его за неправду их, и наведу на них и на жителей Иерусалима и на мужей Иуды все зло, которое Я изрек на них, а они не слушали» (Иер. 36:29—31). В жаровне догорал огонь, а вместе с ним — и последние спокойные дни Иудеи и её царя Иоакима.

Глава 14

Класть или нет сметану в суп?

В последние дни декабря 604 г. до х. э. в Иерусалим пришли известия о взятии вавилонянами филистимского Аскалона, посмевшего восстать против Навуходоносора. [Белявский. Указ. соч. С. 82]. В Египте в ходе археологических раскопок в местечке Саккара в 1942 году было обнаружено письмо царя филистимлян Адона [Tadmor H. Die Zeit des Erstens Tempels // Geschichte des jüdischen Volkes, München, 1981. P. 192], в котором тот просит прийти к нему на помощь. [Kannangische und Aramgische In schribten 266]. В письме говорилось следующее: «Сие написано мною моему господину с тем, чтобы известить тебя о том, что воинство царя Вавилонского дошло до самого Афека и приступило к взятию… ибо владыке царств фараону ведомо, что твой слуга не сможет устоять в одиночку пред царем Вавилона. Пусть же он соблаговолит послать мне подкрепление, ибо слуга твой всегда хранил верность своему господину и помнит твое благорасположение, земли же эти принадлежат моему господину. Если же ими завладеет царь Вавилона, он поставит над ними своего наместника». [Bulletin of American School of oriental Researches, № 111 (1948), P. 2427]. Но фараон так и не ответил на мольбы своих союзников. Взяв Аскалон, Навуходоносор подверг его разграблению и разрушению. Царь Адон, знать, уцелевшие граждане, ремесленники и матросы были угнаны в вавилонский плен. Скифы при этом разграбили сокровища аскалонского храма богини Астарты. Весть о падении Аскалона поразила все Заречье, особенно соседнюю Иудею. [Белявский. Указ. соч. С. 82]. Но даже сейчас, когда слова Иеремии получили новое подтверждение, Иоаким по-прежнему делал свою ставку на Египет и все более и более отходил от Бога. Не прошло и полугода, как пророчество Иеремии сбылось. В мае 603 г. Навуходоносор снова отправился в поход, поставив своей целью покорить Иудею. Вавилоняне везли с собой осадные орудия, предназначенные для взятия Иерусалима. Иоаким покорился, не дожидаясь осады, и обязался платить дань Вавилону. В 602 г. Навуходоносор завершил покорение Заречья. [Белявский. Указ. соч. С. 84]. Однако вавилонский царь прекрасно осознавал, что пока существует Египет, его южным владениям угрожает постоянная опасность. И потому, наняв своих старых союзников — скифов, Навуходоносор, собрав очередную дань с Сиро-Палестинских царств, в декабре 601 года направляет свои несметные орды в сторону Египта. Извещенный заранее о приходе вавилонян, Нехо также не тратит времени зря, готовясь к битве, в которой на кон поставлена уже судьба самого Египта. Невдалеке, у местечка Мигдол, на самой границе Египта [Katzenstein H. J. The History of Tyre. Jerusalem. 1973. P. 303], в марте 600 г. до х. э. [Freedman D. N. The Babylonian Chronicle // The Biblical Archaeologist. 1956. V. 19, 3. P. 54], происходит решительное сражение между египетской армией и союзным вавилоно-скифским войском. Битва заканчивается разгромом Навуходоносора. [Циркин. Указ. соч. С. 337]. Потери вавилонян, особенно в коннице и колесницах, были так велики, что понадобилось целых 20 месяцев, прежде чем Навуходоносор сумел восстановить боеспособность своей армии. [Белявский. Указ. соч. С. 84]. Даже придворно-заангажированная вавилонская хроника не могла скрыть факт неудачи своего царя, сообщая, что после жестокой битвы с египтянами вавилонский царь был вынужден вернуться со своей армией в Вавилон. [The Ancient Near East in Pictures, Relating to the Testament. By James B. Pritchard. Princeton University Press, 1969. Suppl. P. 564]. «Фараону удастся также захватить богатую Газу. [Циркин. Указ. соч. С. 337]. Однако для Египта это была Пиррова победа, которая страшно обескровила египетскую армию, так что вести разговор о наступлении на вавилонян не могло быть и речи. Эта битва показала Нехо, что несмотря на эту победу, азиатские владения в ближайшее время вернуть не удастся и дальнейшее состязание с Навуходоносором приведет к гибели Египта. Опасения Нехо были не случайны. Он по достоинству оценил своего противника, человека поистине выдающегося ума и способностей, человека, не привыкшего останавливаться ни перед чем, человека, которого неудачи не могли выбить из седла, человека, всегда умеющего добиваться своего. Так, поражение под Мигдолом не только не смутило вавилонского царя, но, казалось, придало ему больше энергии.

А как к неудачам относимся мы? Не бывает ли так, что временные трудности и неурядицы заставляют нас отступить, войти в состояние депрессии. Еще более непонятно и удивительно, когда неудачи ломают людей, считающих себя верующими, которые, сталкиваясь с жизненными трудностями, начинают роптать, а то и обвинять Бога. Тогда даже язычник Навуходоносор является прямым упреком таких «верующих».

Итак, вернувшись в Вавилон после поражения под Мигдолом, царь, всесторонне проанализировав битву, понял, что его армии нужна коренная реформа, проведение которой заняло весь 600 г. до х. э. В результате нее «вавилонская армия была реорганизована, в частности, были созданы мощные отряды колесниц и кавалерии». [ANET. Suppl. 564]. Однако это время реорганизации вавилонской армии было неверно истолковано Иоакимом, да и большинством иудеев. Только узнав о поражении вавилонян под Мигдолом, улицы городов Иудейского царства наполнились ликованием. «В Заречье неудача Навуходоносора вызвала подъем антивавилонского движения. Иудея прекратила платить дань Вавилону. Пророки антивавилонской партии уверяли народ: „Не увидите меча, и голода не будет у вас, но постоянно мир на сем месте“. На Иеремию, продолжавшего утверждать обратное, обрушились гонения. Даже его земляки из селения Анатот сочли нужным предупредить его: „Не пророчествуй во имя Яхве, чтобы не умереть тебе от рук наших“». [Белявский. Указ. соч. С. 84]. Действительно, в тот момент Иеремия в глазах почти всего народа стал выглядеть как лжец, ибо он пророчествовал о победе вавилонян, разгроме Египта, а на деле-то вышло все наоборот. Египет одержал победу, вавилоняне отступили и не смеют выказать нос из Междуречья. Нет, что-то не так в словах пророка. Если бы он это говорил от Бога, то пророчество бы сбылось. Нет, видимо, Иеремия говорил сам от себя. Ненависть и насмешки обрушились на голову пророка. Но Иеремия не только не смутился, не только не перестал проповедовать людям о покаянии, о грядущем Божьем суде и нашествии вавилонян, но принялся делать это с удвоенной энергией. Да, как человек он, безусловно, не все мог понять и объяснить, как, к примеру, причину поражения Навуходоносора от египтян, ведь, по идее, в тот момент Навуходоносор должен был победить. Но Иеремия верил Богу и потому эта, вроде бы, отсрочка в исполнении пророчества его не смутила. Подобная картина часто происходит и в наши дни. Люди говорят, что уже устали слышать о скором Втором Пришествии Христа, Божьем суде, потому что проходит год за годом, а исполнения этих слов вроде бы не видно. Кстати, такое состояние мира перед Вторым Пришествии Христа предсказывал и апостол Петр: «Прежде всего знайте, что в последние дни явятся наглые ругатели, поступающие по собственным своим похотям и говорящие: где обетование пришествия Его? Ибо с тех пор, как стали умирать отцы, от начала творения, все остается так же» (2 Петра 3:3—4). Однако, если мы внимательно всмотримся в окружающий нас мир, или хотя бы внимательно будем следить за выпусками новостей, сопоставляя их сообщения с библейскими пророчествами, мы увидим, что весьма и весьма не так происходят сегодня события, как это имело место в прошлые времена: Библейское пророчество (Откр. 13:11—18) о возвышении США и превращении их в державу, диктующую свою волю всему миру, исполнилось и исполняется только в наши дни; только в последние несколько лет папство обрело политическое могущество, которого не знало со времен средневековья. Папа стал лидером, перед которым склоняются не только главы различных христианских конфессий и государств, но и руководители нехристианских стран и религий. В этом отношении похороны Иоанна-Павла II, собравшие в Ватикане весь мир, являются весьма показательными. Именно наше время стало временем небывалого роста землетрясений, наводнений, извержений вулканов, изменения климата на планете, крушения социальных институтов, временем всемирной проповеди Евангелия (Мф. 24:14). Да, сегодня так же как и в предшествующие столетия умирают и рождаются люди, но мир стал иным, он буквально меняется на глазах, согласно библейским пророчествам. Так и в дни Иеремии лишь те, кто не хотел видеть — не видели той опасности, перед которой они стояли. Да, Нехо одержал победу. Однако он не сделал даже никакой попытки преследовать вавилонян и отвоевать у них назад азиатские провинции. Да, Навуходоносор потерпел поражение. Но, однако, он не лишился ни престола, ни державы, а вавилонские гарнизоны стояли на границах Иудеи. Он не ведет сейчас боевых действий. Но ведь вполне понятно, что для новой военной кампании необходимо накопить силы, а ресурсы для этого у Навуходоносора полностью сохранены. И разве Иеремия предсказывал, что Египет падет именно в 600 г. х. э.? Нет, такого предсказания не было. Словом, любой иудей того времени, не говоря уже об Иоакиме и его приближенных, мог размышлять и сделать такие же выводы, что мы сделали выше. Более того, эти выводы, как мы видели, не требовали больших знаний в геополитике, но ни царь, ни сановники, ни народ, ни, что еще более удивительно, духовенство, не сделали их. Точнее, не хотели их сделать, как не хочет их сделать и в подавляющем большинстве окружающий нас сегодня мир. А желаем ли их сделать мы лично? Каждый из нас? Только будем помнить о том что, «Бог не человек, чтоб Ему лгать, и не сын человеческий, чтоб Ему изменяться. Он ли скажет, и не сделает? Будет говорить, и не исполнит?» (Числ. 23:19). Особо обидно и больно Иеремии было переносить насмешки и злобу своих знакомых и близких из Анафофа, города, в котором он родился. Пророк не имел семьи, и потому эти люди, с которыми он рос и воспитывался в детстве, постигал науки в юности, были ему особенно дороги. И вот эти люди восстают против него. Эту старую тактику воздействовать на человека через его близких и друзей дьявол использует давно. Недаром он даже оставил в покое жену Иова, только лишь с той целью, чтобы досаждать Иову через самого близкого, оставшегося в живых у него человека. Через близких пытался сломить сатана и Христа. Через них он пытается сломить и многих из тех, кто становится на путь христианства. Он говорит через наших близких: «Куда вы ходите? Вы попали в какую-то секту. Разве может современный человек доверять Библии? Не портите себе карьеру и не делайте себя странным в глазах окружающих вас людей. Вы что, хотите, чтобы, глядя на вас, люди крутили пальцем у виска?» Очень тяжело противостоять этой мирской философии, тем более, когда она тебя окружает не только на работе, но и дома. Однако, апостол Павел говорит по этому поводу «Ибо неверующий муж освящается женою (верующею), и жена неверующая освящается мужем (верующим); иначе дети ваши были бы нечисты, а теперь святы» (1 Кор. 7:14). То есть когда мы начинаем испытывать давление наших близких, недовольных тем, что мы пришли ко Христу, мы должны осознавать, что через них в это время действует злая сила. И потому, с одной стороны, не идти ни в коем случае на какие-либо уступки, а с другой — проявить к нашим близким максимум любви и внимания, молиться о них Богу, пытаться им создать всяческий комфорт, не вступать с ними в ссоры, но, напротив, безропотно сносить насмешки, отвечая на них любовью. Хочу рассказать в связи с этим один случай, известный мне не понаслышке. В городе К. одна молодая женщина приняла крещение и стала христианкой. Она была примерная жена и мать, но этот ее шаг вызвал самый настоящий гнев ее мужа, который буквально стал издеваться над ней не в физическом, а в психологическом плане. Все, что она ни делала, ему не нравилось и вызывало его крики и брань. Каждое ее слово, даже не на духовные темы, он поднимал на смех, всячески ее унижая. Когда она дарила ему подарки, он либо выбрасывал их, либо называл самыми никчемными вещами, которые ему кто-либо когда дарил. Она пыталась заранее предугадать его реакцию, но это было бесполезно. То, к примеру, он требовал положить сметану в суп, бранясь, что она ее не положила, то, напротив, когда она клала ее в суп, говорил, что он терпеть не может супа со сметаной. Словом, дома настал ад. Конечно же, она понимала, что дело было не в вопросе — класть или нет сметану в суп. Однако эта женщина продолжала ходить в церковь, молиться о своем муже и оказывать ему, пусть и не ценимые им, знаки внимания и любви. И вот однажды после того, как муж в очередной раз несправедливо обрушился на нее с обвинениями, она… попросила у него прощения. Завтра повторилось то же и вновь она просит прощения. Так прошло несколько дней, в которые она просила прощения фактически ни за что. Наконец, на пятнадцатый день после очередного скандала и ее прощения за него, муж нехотя сказал: «Знаешь, я, наверное, тоже немного погорячился». В следующий раз он сказал, что неправ был именно он, потом уже сам извинился перед ней. А теперь он один из самых примерных членов церкви и высоко ценимый на работе сотрудник за свой ум, выдержку, такт и умение общаться с людьми, без чего в бизнесе, где он работает, очень тяжело. И подобных примеров тысячи. Иеремия тоже знал, кто действует через его близких, и хотя ему было очень обидно, он продолжал искренне любить и молиться о них. Он стал молиться о них еще горячее, когда увидел, что его уговоры и призывы они слышат все меньше и меньше. Так и мы давайте будем помнить о той великой ответственности, которую дал нам Бог по отношению к нашим близким. Помнить, что вопросы неприятия, возникающие после того, как мы приняли Христа, лежат намного глубже, в плоскости великой борьбы, которая ведется сегодня между силами добра и зла за душу каждого человека.

Наш Бог — это Бог терпения. Терпения великого, ибо только оно так долго может выносить наши грехи и непотребства. Этому же терпению Господь сегодня хочет научить и нас, особенно по отношению к нашим близким и родным.

Глава 15

О попытке царя Иоакима остановить время.

Известие о том, что Иоаким перестал платить ему дань, безусловно, разгневало Навуходоносора. Но он умел не подчиняться порывам, а наносить удар лишь тогда, когда это было наиболее выгодно и безопасно. В 599 году он начинает новую военную кампанию, но не против Египта или Иудеи, а против арабов. [ANET. Suppl. 654]. В нескольких сражениях арабы были разгромлены и в результате Египет был отделен от Иудеи покоренными Навуходоносором землями. [Циркин. Указ соч. С. 338]. Затем, по приказу царя, вассальные ему царства грабили и опустошали Иудею [Ренан. Указ соч. С. 454], готовя основной поход, в который уже должен был отправиться он сам лично. И вот в декабре 598 года войска Навуходоносора подходят к Иерусалиму. «Иоаким, когда на него пошел войною царь вавилонский, принял его к себе в город из боязни, что оправдаются предсказания пророка; в надежде, что он не подвергнется никаким бедствиям; он и не думал запирать пред вавилонским властелином городские ворота, равно как не решался воевать с ним. Вавилонянин же, войдя в город, не думал соблюсти прежние договоры, но велел перебить самых сильных и красивых из иерусалимцев вместе с их царем Иоакимом, причем, приказал труп последнего выкинуть без погребения за городские стены». [Иосиф Флавий. Указ соч. Т. 2. Книга 10. Глава 6, 3. С. 17]. Только теперь, видя несметные вавилонские полчища, Иоаким поверил Иеремии. На протяжении десяти лет он отвергал Божьи призывы покаяться и обратиться. И вот сейчас, когда Навуходоносор, о котором пророк предсказывал еще много лет назад, вошел в город, царь решил «все исправить». В ужасе он открывает ворота неприступного Иерусалима, выходит с дарами навстречу вавилонянам. [Белявский. Указ. соч. С. 85]. Он хочет остановить исполнение библейского пророчества. Он хочет жить, он не хочет умирать. Он уже готов пойти на любые жертвы, унижения. Он уже готов принять все вести пророка. Но было уже поздно. «Ищите Господа, когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко» (Ис. 55: 6). Так, отвергая и отвергая Божьи призывы, царь все дальше и дальше отходил от Бога. Отход от Бога — это, как правило, длительный и незаметный процесс, который человек начинает замечать, когда что-либо изменить бывает уже практически невозможно. Недаром Исайя предупреждает: «Ищите Господа, когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко» (Ис. 55:6). Христос призывает нас не откладывать свой духовный выбор на завтра, ибо завтра просто может не быть. Иоаким этого так и не понял. А понимаем ли это мы? Не поступаем ли мы как в поговорке: «пока гром не грянет, мужик не перекрестится». Но в основном это «перекрещивание» уже ничего не дает. К тому же, как правило, оно бывает вызвано не искренним раскаянием, а обстоятельствами. Когда же последние изменяются в лучшую сторону, то и раскаяние куда-то исчезает. Почему, когда нам хорошо и спокойно, мы редко вспоминаем о Боге, о служении ближним? Но зато, когда нас постигает горе, болезнь или нужда, мы начинаем сразу молиться, идти в церковь, обещаем исправиться. Кого и зачем обманываем мы? Ведь в первую очередь, получается, самих себя! Господа мы даже, порой, пытаемся «подкупить», откупиться от Него, жертвуя на храм, строя больницы, отбивая поклоны, думая, что через это получим от Него жизнь, радость, мир и избавление от наказания. Многие для этого ставят свечи святым, надевают освященные ладанки, обереги.

Иоаким пытался применить все. Но это было уже бесполезно. Что чувствовал этот царь в последние минуты своей жизни? Может быть, вспоминал свой роскошный дворец и женщин, которых он так любил, а может быть, думал о своей семье, о ее будущности… Быть может, он думал об Иудее. А может, он вспомнил тот холодный декабрьский день, пылающую жаровню, в которой он методично сжигал обращенные к нему спасительные слова Божьи. Быть может, он подумал о том, что в тот день он сжигал методично и хладнокровно свою собственную жизнь… Мы не узнаем, о чем думал царь Иоаким, но сегодня у нас есть возможность не оказаться на его месте и не сжигать в своей жизни слово Божье, обращенное к нам.

Но вот, наконец, подходит могучий вавилонянин, держа в руке меч. Взмах, и царь Иоаким, точнее, уже бывший царь Иудеи, падает бездыханным на плиты, по которым еще недавно шел с высоко поднятой головой. А еще через некоторое время его тело, как мертвую собаку, выбрасывают за городские ворота, к вящей радости голодных псов. На осиротелый трон трепещущей Иудеи Навуходоносор возводит восемнадцатилетнего сына Иоакима Иехонию. Последний царствовал всего три месяца, но несмотря на столь краткий срок и юный возраст, успел зарекомендовать себя как достойный сын своего отца, ведя развратный образ жизни, оставаясь таким же духовно близоруким. Удивительно, но не успели вавилонские части оставить столицу, как Иехония начал проводить антивавилонскую политику. На что мог надеяться и рассчитывать этот только вступающий во взрослую жизнь человек? Ведь только что перед его глазами был убит отец, вавилонские стражники стояли в воротах Иерусалима и вообще сам факт того, что город и страна не были разграблены и уничтожены, был настоящим чудом. На что же надеялся Иехония? На Египет? Но он не пришел на помощь его отцу, столь верно служившему ему. На что же? С одной стороны, это очень трудный, а с другой — простой вопрос. Но перед тем, как ответить на него, давайте спросим себя, лично себя: а на что рассчитываем мы, когда не принимаем Божью весть спасения? Когда вместо Господней субботы чтим установленный людьми другой день недели? Когда клевещем, прелюбодействуем, завидуем, думая, что этого никто не видит. На что надеемся мы, попирая Божий авторитет и Божье слово? Ведь нам, как и Иехонии, в этих случаях надеяться просто не на кого и не на что. Ибо кто или что может быть выше Бога? Обычно человек чувствует опасность, инстинкт самосохранения у нас очень развит. Но, к сожалению, чисто физиологический инстинкт. Духовный же инстинкт самосохранения мы не развиваем у себя. Отходя от Бога, человек делается все более и более слепым. Недаром Христос говорил о фарисеях, что они слепые и вожди слепых. «Оставьте их: они — слепые вожди слепых; а если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму» (Матф. 15:14). Причем, эта духовная слепота приводит человека не только к духовному, но рано или поздно и к физическому и материальному падению. Иехония был слеп. Он настолько ослеп, отойдя от Бога, что шел, точнее, буквально бежал к своей смерти. Он поступал вопреки всякому здравому смыслу. Он не только не проанализировал причины гибели своего отца, но даже не дал вавилонянам толком отойти от Иерусалима, начав плести против них козни.

Проведав об измене нового царя, Навуходоносор спешно разворачивает свои полчища и вновь подтягивает их к городу. «В планы Навуходоносора не входило ни разрушение столицы, ни избиение населения. Он применил традиционную политику Ассирии — систему выселения завоеванного населения в другие страны, политику, которую Салманассар применил к Самарии и Северному царству. Однако, это выселение производилось им в гораздо меньшем масштабе, чем в Самарии. Царь, царица-мать, жены царя, евнухи, его двор, офицеры, министры, должностные лица, материально состоятельные люди, все, кто был способен носить оружие, были переселены в Вавилон или Месопотамию. Вся переселенная масса составляла 23 023 человека, или, приблизительно, шестую часть иерусалимского населения. Это была военная и гражданская аристократия. Победители руководствовались при этом… принципом, что устранением вождей нации они будто обезглавили и саму нацию… [Однако] одно обстоятельство способствовало тому, что задуманная Навуходоносором комбинация об окончательном уничтожении упорства иерусалимских жителей осталась без результата. Между изгнанными классами, пространно перечисленными, книга Царей не упоминает ни о жрецах, ни о левитах, ни о пророках. Все эти классы остались в Иерусалиме вокруг храма, правда, лишенного его драгоценных украшений, но приобретшего у народа еще более высокое значение. Дух нации сконцентрировался в этой великой партии, партии левитов и пророков. Иеремия не был переселен. [Ренан. Указ. соч. С. 457—458]. И этот один человек стоял, глядя вслед уходящим в Вавилонию своим соплеменникам, одним из которых был будущий пророк Иезекииль. Читая 4 Цар. 24:12, 14, 16 и Иер. 52:28—30, многие указывают на противоречия, якобы содержащиеся в этих текстах. «И вышел Иехония, царь Иудейский, к царю Вавилонскому, он и мать его, и слуги его, и князья его, и евнухи его, — и взял его царь Вавилонский в восьмой год своего царствования и выселил весь Иерусалим, и всех князей, и все храброе войско, — десять тысяч было переселенных, — и всех плотников и кузнецов; никого не осталось, кроме бедного народа земли. И все войско числом семь тысяч, и художников и строителей тысячу, всех храбрых, ходящих на войну, отвел царь Вавилонский на поселение в Вавилон»; «Вот народ, который выселил Навуходоносор: в седьмой год три тысячи двадцать три Иудея; в восемнадцатый год Навуходоносора из Иерусалима выселено восемьсот тридцать две души; в двадцать третий год Навуходоносора Навузардан, начальник телохранителей, выселил Иудеев семьсот сорок пять душ: всего четыре тысячи шестьсот душ» (Иер. 52:28—30).

Профессор А. Маламат, оценивая значение изгнания Иехонии и его последствия, предложил свою версию для объяснения противоречий, содержащихся в различных библейских источниках [«Период царства: политическая история» (в серии «История народа Израиля»), редактор А. Маламат, зам. редактора И. Эфаль, Иерусалим, 1983]: «Можно объяснить различия, имеющиеся в библейских источниках, относительно числа изгнанных вместе с Иехонией жителей Иудеи и даты их изгнания. Выясняется, что изгнание было осуществлено в два этапа. Первый этап отражен в Иеремия 52:28 (и его описание основывается, вне всякого сомнения, на официальном документе). В соответствии с ним 3022 иудея были изгнаны на восьмом году правления Навуходоносора. Скорее всего, речь здесь идет о небольшом по размеру изгнании жителей провинции, которое произошло еще в период осады Иерусалима или сразу же после его сдачи (сравните с намеком в Иеремия 13:18—19). Второй этап изгнания, описанный в Книге Царств IV, 24:12 и далее, включал элиту иерусалимского общества во главе с царем Иехонией, придворными и защитниками города. Подготовка столь массивного изгнания потребовала несколько недель. Если учесть, что сдача Иерусалима состоялась второго числа месяца адар [шестой месяц еврейского календаря], то само изгнание произошло лишь «на восьмой год… царствования» Навуходоносора (Книга Царств IV, там же), который начался первого нисана [седьмой месяц еврейского календаря]. Предположение о том, что изгнание состояло из двух этапов, позволяет объяснить также и противоречие относительно числа изгнанников. Глава 24 Книги Царств IV называет цифры 10000 человек (строфа 14) и 7000 человек (строфа 16). В обоих случаях следует прибавить около тысячи «плотников и кузнецов», т. е. вспомогательные силы армии. Можно предположить, что цифра 7000 соответствует числу изгнанных на втором, главном, этапе, в то время, как 10000 — это общее число, которое включает 3000 пленных, изгнанных в ходе первого этапа.

Однако значение изгнания Иехонии не исчерпывается лишь числом изгнанных. Не менее важен и качественный состав пленников. Речь здесь идет об элите государства: царская семья, вельможи, знать, лучшие представители армии и искусные мастера-ремесленники (Книга Царств IV, 24:12—16, а также Иеремия 24:1; 27:20; 29:2). В дополнение к этому, среди изгнанников были и религиозные лидеры: пророки и жрецы Храма, в том числе пророк Иезекииль (Иеремия 29:1, 21 и далее). В книге Иеремии сравниваются изгнанники с «хорошими смоквами» (Иеремия, глава 24, в особенности строфа 5). Сами пленники и их потомки, проживавшие в Вавилонии, также видели в изгнании Иехонии важнейшее звено на пути гибели Иудеи. Они даже начали новый отсчет лет, приняв за исходную точку это событие (сравните Книгу Царств IV, 25:27 и отсчет лет, принятый в книге Иезекииля). По сравнению с этим, во времена Седекии именно разрушение городов Иудеи воспринималось как основная трагедия (сравните Иеремия 34:7; 44:2) в то время, как пленение Иехонии спасло страну от полного физического уничтожения.

Археологические раскопки не дали однозначных свидетельств в пользу значительного разрушения зданий в эпоху Иехонии. Можно предположить с достаточной долей вероятности, что пограничные области на севере, а не на юге, были отторгнуты в тот период от Иудеи. Возможно, что Навуходоносор присоединил бывшие земли колена Вениамина к своей области Самария. Тем самым они были спасены от разрушения в конце эпохи Первого Храма. Известно, что среди изгнанников были также и знатные семьи колена Вениамина, в их числе предки Мардохея (Мордехая), хотя они и были изгнаны из Иерусалима (Книга Эсфири 2:5—6). По-видимому, они оказались в Иерусалиме в поисках укрытия и защиты в смутные дни заката Иудеи.

Изгнание элиты царства и высокая дань, которой обложил страну Навуходоносор, подорвали устои государства, вступившего в последнее десятилетие своего существования. Иудея испытывала недостаток в опытных и способных политических руководителях. Подобные условия создавали плодородную почву для успеха сомнительных авантюристов. Изгнание землевладельцев и других состоятельных людей («никого не осталось, кроме бедного народа земли». Книга Царств IV, 24:14) привело к социальному и экономическому хаосу». [Маламат А. Последние годы Иудейского царства. Иерусалим, 1980. С. 144—145].

Иезекииль, несомненно, слышал пламенные проповеди Иеремии (некоторые ученые полагают даже, что в юности он был его учеником — Лопухин. Указ соч. Т. 6. С. 189) и их Божью искру уносил в далекую Месопотамию, чтобы там, на чужбине, подкреплять Божий народ. А Иеремия по-прежнему оставался в Иудее. И проводив глазами вереницу пленников, медленно тянущуюся на юг, пророк вновь отправился в Иерусалим.

Наш Бог — это Бог времени. Он никогда не опаздывает и не спешит. Он дает нам время, чтобы мы спаслись. Он хочет научить нас, чтобы мы ценили время и сознавали, что вспять его поворотить нельзя.

Глава 16

О силе и вреде приятных слов.

Вместе с Иеремией караван пленников провожал и новый царь Иудеи, младший сын Иосии, брат Иоакима, двадцатиоднолетний Седекия. Как было и с его братом Иоакимом, Навуходоносор меняет ему при возведении на престол имя. Вместо Матфании (в пер. — дар Господа) он именует его Седекией (в пер. — правда Божия). Что хотел сказать этим вавилонский царь, выбрав именно это имя для нового правителя Иудеи? Рассмотрение общего контекста исторических событий тех дней поможет нам ответить на этот интересный вопрос, который иллюстрирует необычное отношение Навуходоносора к Иудее. И действительно, для чего вавилонский царь сохранил независимость, пусть и весьма ограниченную, иудейского государства? Почему после свержения Иехонии он не ликвидировал царскую власть и не ввел на территорию Иудеи вавилонские гарнизоны? Зачем он оставил эту страну, бывшую для Вавилонии постоянным очагом мятежей? Страну, которую постоянно в своих политических амбициях хотел использовать Египет как плацдарм для нападения на Вавилонию. Заподозрить Навуходоносора в политической близорукости или в непонятно возникшей вдруг любви к иудеям, конечно же, нельзя. А вот игнорировать роль такой фигуры, как пророк Даниил, не представляется возможным. Дело в том, что «через Даниила и других еврейских пленников вавилонский монарх узнал о могуществе и верховной власти истинного Бога». [Уайт Е. Пророки и цари. Заокский: Источник жизни, 1993. С. 276]. К моменту описываемых событий Навуходоносор уже стал свидетелем того, как Даниил раскрыл пред ним его загадочный сон, в котором Богом ему был открыт общий ход всемирной истории на 2500 лет (Дан. 2 глава). Вавилонянин уже был свидетелем чуда, которое произошло с еврейскими юношами на поле Деир (Дан. 3 глава), что заставило гордого вавилонского властителя засвидетельствовать: «Благословен Бог Седраха, Мисаха и Авденаго, Который послал Ангела Своего и избавил рабов Своих, которые надеялись на Него и не послушались царского повеления, и предали тела свои [огню], чтобы не служить и не поклоняться иному богу, кроме Бога своего! 96 И от меня дается повеление, чтобы из всякого народа, племени и языка кто произнесет хулу на Бога Седраха, Мисаха и Авденаго, был изрублен в куски, и дом его обращен в развалины, ибо нет иного бога, который мог бы так спасать» (Дан. 3:28—29). И потому, зная могущество иудейского Бога, честность Даниила и его товарищей, Навуходоносор, несмотря на частые измены Иудеи, весьма благосклонно, особенно если учесть его крутой нрав, относился к иудеям.

«В начале своего царствования Седекия пользовался полным доверием вавилонского царя и имел опытного советника — пророка Иеремию. Находясь в прекрасных отношениях с вавилонянами и обращая должное внимание на слова Господа, посылаемые ему через пророка Иеремию, он мог бы завоевать уважение многих влиятельных людей и тем самым получил бы возможность познакомиться с Истинным Богом. Таким образом, пленники Вавилона обрели бы больше свобод и преимуществ: везде узнали бы о живом Боге, и оставшиеся в Иудее избежали бы тех ужасных бедствий, которые в конце концов обрушились на них. Пророк Иеремия советовал Седекии и всей Иудее, а также тем, кто находился в плену в Вавилоне, покориться временному владычеству своих поработителей. Особенно это важно было для пленников, которым следовало сохранить мирные отношения с жителями чужой страны». [Уайт. Указ соч. С. 272]. Давая Матфании имя Седекия, Навуходоносор хотел, чтобы новый царь Иудеи воплощал в себе правду и не действовал лживо в отличие от своих предшественников. Конечно же, Седекия воссел на трон в тяжелейших условиях. «Опытные политические руководители, вельможи и лучшие люди Иудеи отправились в изгнание вместе с Иехонией. Седекия столкнулся с множеством неразрешимых проблем, среди которых были недостаток в ремесленниках, отсутствие военных и политических деятелей, высокие подати, которые необходимо было ежегодно выплачивать царю Вавилона, серьезный экономический кризис и территориальные претензии соседних государств. Он не обладал качествами, необходимыми для того, чтобы остановить процесс деградации и улучшить положение страны. Ему недоставало решительности и настойчивости, которые требовались для проведения успешной политики. Первые годы правления Седекии характеризовались скрупулезным выполнением всех требований Вавилона» [Нир Р. Иерусалим в веках. Израиль, Иерусалим, Тель-Авив: И-во Открытого университета, 1997. Часть 1. С. 121]. Однако именно в этой политической слабости и соблюдении верности Вавилону был залог успеха начинающегося царствования. И вначале Седекия вроде бы хорошо понимал это, следуя указаниям Иеремии, пророчества которого исполнялись доселе с удивительной точностью, и которому теперь даже самые ярые противники должны были бы верить. Но вот в начавшую было успокаиваться Иудею стали приходить известия из Вавилонии, которые окрылили одних и вызвали смущение у других. Эти известия были связаны с могучим и грозным племенем скифов. «У ног хищных кочевников лежали разграбленные ими Лидия, Урарту, Манну, Ассирия, Малая Азия. Только Египет и Вавилония, самые богатые страны Ближнего Востока, избежали этой участи. Египет был слишком далек и недоступен, и жадные взоры степняков обратились на Вавилон, который до этого времени считался их союзником. В 597—595 г.г. над Вавилонией нависла страшная угроза нашествия скифов. На границах происходили постоянные стычки, отряды варваров прорывались до стен самого Вавилона и осыпали их своими свистящими стрелами. Земледелие, основа жизни страны, пришло в упадок. Многие вавилоняне были оторваны от своих хозяйств: одни находились на военной службе, другие из-за скифов боялись работать в поле и прятались за стенами городов. Цена на ячмень и финики поднялась до 1 сикля (8, 4 г) серебра за 2 суту (10 л), т. е. была в 15 раз выше нормальной. [Langdon S. Die neu babylonischen Königsinschriften. Leipzig, 1912. S. 64]. Навуходоносор в заботах об обороне страны метался между Кархемишем и долиной Тигра. А скифы собирали силы для вторжения в Вавилонию, потребовав вспомогательных войск от своих клиентов — Урарту, Манну и Мидии. В Вавилоне с трепетом следили за надвигающимся смерчем. Многочисленные пленники, в том числе и иудеи, ждали неминуемой, казалось, гибели Вавилона». [Белявский. Указ. соч. С. 86—87]. Практически в это же самое время в Египте умирает Нехо II и ему наследует его сын Псамметих II, весьма воинственно настроенный правитель. [Перепёлкин. Указ. соч. С. 414]. С его воцарением у иудеев вновь возродились надежды на помощь Египта в борьбе с Вавилоном. Между тем, в последнем вспыхнул мятеж против Навуходоносора, организованный старой вавилонской аристократией, недовольной авторитарным правлением царя. [Wiseman D. J. Babylonia 605—539 B. C. // Cambridge Ancient History. 1991. V. III, 2. P. 233]. В это же самое время, пользуясь внутренней смутой в Вавилонии и нависшей над ней страшной угрозой скифского вторжения, среди пленных иудеев, переселённых в Месопотамию, поднялись волнения, вызванные проповедью неких Ахава и Седекии, призывавших к открытому восстанию. [Ренан. Указ. соч. С. 464]. В самой Иудее и Иерусалиме также стали говорить о скором падении Вавилона и о необходимости свергнуть его власть. Ярким выразителем и проповедником этих идей стал гаваонитянин, пророк Анания. «В тот же год, в начале царствования Седекии, царя Иудейского, в четвертый год, в пятый месяц, Анания, сын Азура, пророк из Гаваона, говорил мне в доме Господнем пред глазами священников и всего народа и сказал: так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: сокрушу ярмо царя Вавилонского; через два года Я возвращу на место сие все сосуды дома Господня, которые Навуходоносор, царь Вавилонский, взял из сего места и перенес их в Вавилон; и Иехонию, сына Иоакима, царя Иудейского, и всех пленных Иудеев, пришедших в Вавилон, Я возвращу на место сие, говорит Господь; ибо сокрушу ярмо царя Вавилонского. И сказал Иеремия пророк пророку Анании пред глазами священников и пред глазами всего народа, стоявших в доме Господнем, — и сказал Иеремия пророк: да будет так, да сотворит сие Господь! да исполнит Господь слова твои, какие ты произнес о возвращении из Вавилона сосудов дома Господня и всех пленников на место сие! Только выслушай слово сие, которое я скажу вслух тебе и вслух всего народа: пророки, которые издавна были прежде меня и прежде тебя, предсказывали многим землям и великим царствам войну и бедствие и мор. Если какой пророк предсказывал мир, то тогда только он признаваем был за пророка, которого истинно послал Господь, когда сбывалось слово того пророка. Тогда пророк Анания взял ярмо с выи Иеремии пророка и сокрушил его. И сказал Анания пред глазами всего народа сии слова: так говорит Господь: так сокрушу ярмо Навуходоносора, царя Вавилонского, через два года, сняв его с выи всех народов. И пошел Иеремия своею дорогою. И было слово Господне к Иеремии после того, как пророк Анания сокрушил ярмо с выи пророка Иеремии: иди и скажи Анании: так говорит Господь: ты сокрушил ярмо деревянное, и сделаешь вместо него ярмо железное. Ибо так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: железное ярмо возложу на выю всех этих народов, чтобы они работали Навуходоносору, царю Вавилонскому, и они будут служить ему, и даже зверей полевых Я отдал ему. И сказал пророк Иеремия пророку Анании: послушай, Анания: Господь тебя не посылал, и ты обнадеживаешь народ сей ложно. Посему так говорит Господь: вот, Я сброшу тебя с лица земли; в этом же году ты умрешь, потому что ты говорил вопреки Господу. И умер пророк Анания в том же году, в седьмом месяце» (Иер. 28 глава). Но даже смерть Анании ничего не сказала иудеям, ибо они хотели слышать именно то, что говорил им этот человек, и потому верили ему. Любой человек всегда любит, чтобы ему говорили приятное о нём, о его близких. Конечно, это всегда приятно слышать. Но порой замечание, обличение бывает намного важнее. Из всемирной истории, да и из опыта собственной жизни мы хорошо знаем это, но почему-то всё равно предпочитаем слушать ложь, даже зная, что это ложь. И самое главное, со временем начинаем верить этой лжи, которая удобна и приятна. Люди всегда склонны выбирать пророков по своему вкусу, льстящих их слуху. «Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху» (2 Тим. 4:3). Скольких людей погубила ложь и лесть подчинённых, друзей. Так, Сталин хотел верить тому, что Германия не нападет на СССР в июне 1941 года. Не хотел в это верить потому, что не был готов к войне к этому сроку. Не хотел верить и потому не верил сообщениям разведки о том, что именно ранним утром 22 июня Вермахт начнёт наступление. Более того, многие люди, которые ему говорили правду о начале войны, были названы им паникёрами и предателями. Это нежелание верить объективной реальности стоило жизни миллионам наших соотечественников в первые годы Отечественной войны. Николай II и его жена не хотели верить донесениям об аморальности Григория Распутина и о том вреде, который он наносит России. И в результате дьявольская оккультная камарилья закружила их, приведя к расстрелу в Ипатьевском доме. Гугеноты и адмирал Колиньи не верили донесениям о том, что в ночь на 24 августа 1572 года они должны быть уничтожены в Париже, в день святого Варфоломея. Колиньи не хотел этому верить, слушая сладкие речи Екатерины Медичи. Не хотели в 2001 году спецслужбы США верить сообщениям о готовящихся терактах на территории их страны. Не хотели, и получили 11 сентября. Сегодня десятки миллионов христиан не хотят верить тому, что поклоняясь иконам, работая в субботу, веря в бессмертие души они грубо попирают Божий Закон. Они предпочитают внимать словам современных религиозных лжепророков, пытающихся логически обосновать все эти отступления, не ссылаясь, правда, при этом на Библию, которая говорит об этом чётко и однозначно. Ещё большее количество людей не хочет верить библейской вести о духовном Вавилоне (союзе отступивших церквей во главе с папством). Не хотят верить в скорое Второе Пришествие Христа и Божий суд. Куда приятнее слушать вести о скором мире, скором финансовом процветании, экономическом росте. Библия однозначно свидетельствует, что чем ближе время подходит к концу, тем положение в сферах жизнедеятельности людей — социальной, политической, экономической, экологической — будет только ухудшаться и ухудшаться. Причем, сегодня все видят эти ухудшения, видят, но не хотят видеть, цепляясь, как иудеи времен Иеремии, за каждую деталь и событие, лишь бы убедить себя в обратном. И, конечно, тот, кто хочет — всегда найдет искомое, в чём ему всегда с радостью поможет и дьявол.

И вот в сложившемся к 594 году положению иудеям показалось, что их час настал. Долго колебавшийся между Иеремией с одной стороны, и почти всей аристократией, священством и народом — с другой, нерешительный Седекия, наконец, решил поддержать антивавилонскую партию. «В 594 г. в Иерусалиме тайно собрались послы царей государств Моава, Эдома, Аммона, Тира и Сидона для переговоров с иудейским царём Седекией о совместном выступлении против Вавилона». [Белявский. Указ. соч. С. 89]. И вот когда послы ожидали ответа иудейского царя, пред ними предстал Иеремия. Сановники языческих царств не могли не слышать об этом человеке, игравшем огромную роль в духовной жизни Ближнего Востока, ибо со своими пророчествами он обращался не только к Иудее и иудеям. Знали они и о исполнившихся предсказаниях пророка о гибели Иоакима, пленении Иехонии и потому не могли без интереса и трепета слушать этого человека. «Так сказал мне Господь: сделай себе узы и ярмо и возложи их себе на выю; и пошли такие же к царю Идумейскому, и к царю Моавитскому, и к царю сыновей Аммоновых, и к царю Тира, и к царю Сидона, через послов, пришедших в Иерусалим к Седекии, царю Иудейскому; и накажи им сказать государям их: так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: так скажите государям вашим: Я сотворил землю, человека и животных, которые на лице земли, великим могуществом Моим и простертою мышцею Моею, и отдал ее, кому Мне благоугодно было. И ныне Я отдаю все земли сии в руку Навуходоносора, царя Вавилонского, раба Моего, и даже зверей полевых отдаю ему на служение. И все народы будут служить ему и сыну его и сыну сына его, доколе не придет время и его земле и ему самому; и будут служить ему народы многие и цари великие. И если какой народ и царство не захочет служить ему, Навуходоносору, царю Вавилонскому, и не подклонит выи своей под ярмо царя Вавилонского, — этот народ Я накажу мечом, голодом и моровою язвою, говорит Господь, доколе не истреблю их рукою его. И вы не слушайте своих пророков и своих гадателей, и своих сновидцев, и своих волшебников, и своих звездочетов, которые говорят вам: „не будете служить царю Вавилонскому“. Ибо они пророчествуют вам ложь, чтобы удалить вас из земли вашей, и чтобы Я изгнал вас и вы погибли. Народ же, который подклонит выю свою под ярмо царя Вавилонского и станет служить ему, Я оставлю на земле своей, говорит Господь, и он будет возделывать ее и жить на ней» (Иер. 27:2—11). Сегодня с тем же призывом Господь обращается к представителям различных религиозных конфессий и философий — буддистам, мусульманам, индуистам, даосистам, эзотерикам и др. Он призывает их не слушать своих пророков, учителей, Он призывает их обратиться к Истинному Богу. И сегодня мы являемся свидетелями того, как Трёхангельская весть (Откр. 14 глава) облетает весь мир и Евангелие принимают представители всех религий планеты. Но ни Седекия, ни цари языческих держав не вняли этому Божьему предостережению. Они предпочитали верить тому, во что хотели верить. Началась подготовка к восстанию против Вавилона и иудейские послы отправились в Египет просить помощи у фараона. [Белявский. Указ. соч. С. 89].

Наш Бог — это Бог, говорящий всегда правду, приятна или нет она для человека. Он хочет научить нас любить слушать правду и поступать по ней.

Глава 17

Уроки веры от язычника.

Между тем, пока в Иерусалиме готовилась и проходила встреча послов антивавилонской коалиции, за много километров от него в самой Вавилонии Навуходоносор методично, одна за одной, решал вставшие перед ним проблемы. Первым делом он кроваво подавил посмевших восстать аристократов. Затем царь занялся подавлением волнений среди пленных иудеев, подстрекаемых, как мы уже говорили, пророками, среди которых были, в частности, Ахав с Седекией. «Вавилонские власти ответили репрессиями. Двух таких пророков Ахава и Седекию, по приказу Навуходоносора, изжарили живьём на медленном огне». [Белявский. Указ. соч. С. 89—90]. Избавление от скифской угрозы произошло вообще неожиданно. Дело в том, что более всего от скифов страдала Мидия, и тогда её царь Киаксар придумывает коварный план. «28 лет владычествовали скифы в Азии и своей наглостью и бесчинством привели все в полное расстройство. Ведь помимо того, что они собирали с каждого народа установленную дань, скифы ещё разъезжали по стране и грабили все, что попадалось. Тогда Киаксар и мидяне пригласили однажды множество скифов в гости, напоили их допьяна и перебили». [Геродот. История. М.: Ладомир, АСТ, 1999. Книга 1, 106. С. 49]. «Лишившись руководства, скифы потерпели жестокое поражение» [Белявский. Указ. соч. С. 87], после которого упоминаний о скифах мы уже не встречаем в истории народов Ближнего Востока. Разгромленные остатки скифских орд позорно возвращались обратно через Кавказ в Крым, Северное Причерноморье. [Всемирная история. В 24 т. Минск: Литература, 1996. Т. 3. С. 144]. Таким образом, руки Навуходоносора были развязаны, а надежда на падение Вавилона обратилась в полный прах. Известия о переговорах послов Иудеи, Моава, Аммона, Эдома, Тира и Сидона в Иерусалиме, а так же «смуты, вызванные лжепророками, бросили на царя Седекию тень подозрения в измене, и только благодаря быстрым и решительным действиям ему было позволено править, находясь в прямой зависимости от Вавилона. Возможность для этих действий представилась вскоре после того, как послы соседних стран возвратились из Иерусалима домой, а иудейский царь с Сераией „главным постельничим“ отправился в Вавилон с важным донесением. Во время этой поездки Седекия возобновил свою клятву верности Навуходоносору. Через Даниила и других еврейских пленников вавилонский монарх узнал о могуществу и верховной власти Истинного Бога, и когда Седекия вновь торжественно пообещал остаться верным, Навуходоносор потребовал, чтобы он поклялся во Имя Господа Бога Израилева. Сдержи Седекия свою клятву, и его верность оказала бы громадное влияние на тех, кто наблюдал за жизнью чтивших имя Бога евреев». [Уайт. Указ. соч. С. 275—276]. Язычник Навуходоносор проникся глубоким почтением к Богу иудеев, и потому полагал, что сами иудеи, имеющие Такого Великого Бога, не осмелятся восставать, если принесут клятву Его именем. Языческий царь и не предполагал, что он был к Богу намного ближе, чем большинство иудеев. И если его Имя Бога заставляло трепетать, то сами иудеи порочили это Имя своей жизнью. Навуходоносор славил Господа более, нежели Его народ. Кстати, когда на землю сошёл Христос, то приветствовать его пришли тоже язычники — мудрецы с Востока, искренно искавшие Господа. Недаром Христос говорил, «что многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном» (Мф. 8:11). В этой связи спросим себя, если мы считаем себя христианами, отличается ли наша жизнь от жизни неверующих людей, людей, не знающих, не принявших Бога? Не бывает ли так, что нам чаще приходится учиться у них доброте, состраданию, а не наоборот. Апостол Павел пишет, что мы являемся послами Бога, представляя Его на этой земле перед окружающими людьми: «Вы — письмо Христово, через служение наше написанное не чернилами, но Духом Бога живаго, не на скрижалях каменных, но на плотяных скрижалях сердца» (2 Кор. 3:3). Так как же мы Его представляем? Не так ли, к сожалению, как и Седекия, лживо клянущийся святым Именем и продолжающий строить козни? Но язычник Навуходоносор верит клятве «верующего» Седекии и вместо того, чтобы окончательно уничтожить Иудею, вновь прощает её. Но это прощение было воспринято окружением Седекии, как слабость Навуходоносора. Они не увидели в этом прощении ещё раз дарованную им Божью благодать. А мы всегда ли ценим Божью милость, прощение, которое Он незаслуженно дарует нам? Не воспринимаем ли мы отсутствие наказания за содеянный грех не как причину остановиться, оставить этот грех и поблагодарить Бога, а как повод к вседозволенности. Седекия счастливым возвращался в Иерусалим, ворота которого широко раскрылись перед царским поездом. Въезжая в ворота своей столицы, царь и не предполагал, что больше он уже не будет въезжать сюда как царь, и что пройдет совсем немного времени, и он будет бежать из этого города, теперь так великолепно приветствующего его, бежать подобно вору, навстречу собственному бесчестию. Наш Бог нелицеприятен. Он Бог всех народов. Он желает открыть Свою истину каждому, кто желает того. Он показывает нам, что просто принадлежность к церкви никогда не спасет человека.

Глава 18

Самый «плохой» менеджер церкви.

Среди встречающих царя, в первых рядах было важно выступающее духовенство. Однако, их надменные и величавые от осознания собственной святости лица были ни мало искажены, когда им стало известно, что вместе с царским поездом тайно передано в Иерусалим послание пророка Иезекииля, этого Иеремии переселенных в Месопотамию иудеев. «Начиная с 595 года и вплоть до осады Иерусалима в 590 году, Иезекииль почти ежегодно посылал свои пророческие видения своим братьям из Иудеи». [Ренан. Указ соч. С. 463]. Одно из таких посланий особо встревожило духовенство. Вот что в нем говорилось: «И было в шестом году, в шестом месяце, в пятый день месяца, сидел я в доме моем, и старейшины Иудейские сидели перед лицем моим, и низошла на меня там рука Господа Бога. И увидел я: и вот подобие [мужа], как бы огненное, и от чресл его и ниже — огонь, и от чресл его и выше — как бы сияние, как бы свет пламени. И простер Он как бы руку, и взял меня за волоса головы моей, и поднял меня дух между землею и небом, и принес меня в видениях Божиих в Иерусалим ко входу внутренних ворот, обращенных к северу, где поставлен был идол ревности, возбуждающий ревнование. И вот, там была слава Бога Израилева, подобная той, какую я видел на поле. И сказал мне: сын человеческий! подними глаза твои к северу. И я поднял глаза мои к северу, и вот, с северной стороны у ворот жертвенника — тот идол ревности при входе. И сказал Он мне: сын человеческий! видишь ли ты, что они делают? великие мерзости, какие делает дом Израилев здесь, чтобы Я удалился от святилища Моего? но обратись, и ты увидишь еще большие мерзости. И привел меня ко входу во двор, и я взглянул, и вот в стене скважина. И сказал мне: сын человеческий! прокопай стену; и я прокопал стену, и вот какая-то дверь. И сказал мне: войди и посмотри на отвратительные мерзости, какие они делают здесь. И вошел я, и вижу, и вот всякие изображения пресмыкающихся и нечистых животных и всякие идолы дома Израилева, написанные по стенам кругом. И семьдесят мужей из старейшин дома Израилева стоят перед ними, и Иезания, сын Сафанов, среди них; и у каждого в руке свое кадило, и густое облако курений возносится кверху. И сказал мне: видишь ли, сын человеческий, что делают старейшины дома Израилева в темноте, каждый в расписанной своей комнате? ибо говорят: „не видит нас Господь, оставил Господь землю сию“. И сказал мне: обратись, и увидишь еще большие мерзости, какие они делают. И привел меня ко входу в ворота дома Господня, которые к северу, и вот, там сидят женщины, плачущие по Фаммузе, и сказал мне: видишь ли, сын человеческий? обратись, и еще увидишь большие мерзости. И ввел меня во внутренний двор дома Господня, и вот у дверей храма Господня, между притвором и жертвенником, около двадцати пяти мужей стоят спинами своими ко храму Господню, а лицами своими на восток, и кланяются на восток солнцу. И сказал мне: видишь ли, сын человеческий? мало ли дому Иудину, чтобы делать такие мерзости, какие они делают здесь? но они еще землю наполнили нечестием, и сугубо прогневляют Меня; и вот, они ветви подносят к носам своим. За то и Я стану действовать с яростью; не пожалеет око Мое, и не помилую; и хотя бы они взывали в уши Мои громким голосом, не услышу их» (Иез. 8:1—18). Они были созвучны тому, что говорил и Иеремия: «Ибо и пророк и священник — лицемеры; даже в доме Моем Я нашел нечестие их, говорит Господь» (Иер. 23:11); «Да и все начальствующие над священниками и над народом много грешили, подражая всем мерзостям язычников, и сквернили дом Господа, который Он освятил в Иерусалиме» (2 Пар. 36:14). Итак, пророки в открытую заявляли, что жители Иерусалима, а самое главное, духовенство, поступает хуже язычников. «Самые влиятельные люди занимаются идолопоклонством, поклоняются восходящему солнцу; везде наталкиваешься на идолов; женщины на берегах у воды совершают печальные обряды Адониса. Нашлись левиты, которые служили при чужеземных культах, и не обрезанные чужеземцы, которые совершали культ Ягве. Эти гнусности происходили у самых ворот храма, одна лишь стена отделяла их от святилища. Цари председательствовали на этих гнусных церемониях и санкционировали ужасы культа Молоха. Самый храм был ими осквернен, и самые отвратительные обряды стали совершаться за священной оградой». [Ренан. Указ. соч. С. 463]. Что же это были за обряды и не начинают ли порой они проявляться и в наше время?

● Плач по Фаммузу. Согласно древневосточному мифу Фаммуз (или Таммуз) был прекрасным юношей, любовником богини Иштар (Астарты, Кибела, Исиды — произношение у различных народов). Однажды, когда он был вдали от своей богини, он был растерзан насмерть диким кабаном. Горе Иштар было так велико, что она перестала выполнять свои обязанности как богиня любви, в результате чего на земле прекратилась рождаемость. Видя это, боги позволили Иштар раз в год спускаться в ад, за Таммузом, затем вместе с ним выходить из потустороннего мира и жить в течении нескольких месяцев (весна — лето) на земле. Затем Таммуз должен был опять спускаться в царство мёртвых (осень — зима) и тогда и природа грустила вместе с ним и замирала в ожидании очередной весны. Таков миф о Фаммузе. Древние глиняные таблички сохранили, донесли до нас текст плача, которым оплакивали кончину Таммуза, — тот самый плач, о котором пишет Иезекииль. «Смерть Таммуза под пронзительную музыку флейт ежегодно оплакивалась мужчинами и женщинами приблизительно в середине лета, в месяце, названном по имени бога Таммузом… над изображением мёртвого бога люди распевали погребальные песнопения, само же изображение они омывали чистой водой, смазывали маслом и облачали в красную мантию. В воздух в это время поднимались пары фимиама, чтобы острый аромат взбодрил спящие чувства бога и пробудил его от смертельного сна. В одной из этих траурных песен, носящей название „стенание флейт по Таммузу“, мы, кажется, ещё улавливаем голоса певцов, затягивающих грустный припев, и как бы издалека до нас доходят рыдающие звуки флейт:

„Когда он исчезает, она поднимает плач: „О мое дитя!“

Когда он исчезает, она поднимает плач: „Мой Даму!“

Когда он исчезает, она поднимает плач: „Мой чародей и жрец!“

Когда он исчезает, она поднимает плач у великолепного кедра, пустившего корни на просторе.

В Эанне сверху и снизу она поднимает плач.

Она поднимает плач, подобный плачу семьи по хозяину,

Она поднимает плач, подобный плачу города по владыке». [Фрэзер Д. Золотая ветвь, М.: АСТ, 1998. С. 344]. Вроде бы безобидный плач? Однако, культ Фаммуза (Таммуза, Адониса, Аттиса — разное произношение у различных народов) безобидным не назовёшь. Вот, как проходил праздник в его честь: «22 марта в лесу срубали сосну. Её приносили в святилище Кибелы и обращались с ней как с великим божеством. Священное дерево несли члены особой касты. Ствол его, как труп, перебинтовывали шерстяными повязками и обкладывали венками из фиалок, потому что, согласно преданию, как на крови Адониса выросли розы и анемоны, так и на крови Аттиса проросли фиалки. К середине ствола привязывали статуэтку юношу (несомненно, самого Аттиса). 23 марта, на второй день праздника, занимались преимущественно тем, что трубили в трубы. [Об этом празднике см. цитату из: Фрэзер Д. Золотая ветвь. М.: АСТ, 1998. С. 366—367, 368].

Культ Адониса сопровождался массовой религиозной проституцией, в которой принимало участие всё женское население! Культ «требовал, чтобы перед замужеством все женщины отдавались чужестранцам в святилище богини… Таким же образом показывали свою преданность этой богине и замужние женщины… женщины… должны были в определённый день праздника отдаваться чужестранцам, а деньги, которые они таким образом зарабатывали, посвящались богине». [Фрэзер. Указ. соч. С. 348, 349]. В священной проституции принимали участие и цари. «Каждый из них должен был в роли Адониса вступать в половые сношения с храмовыми проститутками, игравшими роль богини Астарты. Дети, родившиеся от такого союза, рассматривались как сыновья и дочери божества и должны были со временем, в свою очередь, стать родителями богов и богинь… Любой из этих отпрысков мог занять трон отца, быть принесённым в жертву вместо него в случае войны или при других обстоятельствах, требующих принесения в жертву человека царской крови». [Там же. С. 351—352]. Здесь мы встречаемся с ещё одной особенностью поклонения Фаммузу (Адонису, Аттису) — возвеличиванию культа смерти. Во время праздника Фаммуза в память его гибели в жертву приносился человек. Его убийство обставлялось очень красиво. Люди не только не страшились быть умерщвлёнными, но они были искренне счастливы. Их участи быть принесёнными в жертву, символизирующую гибель Фаммуза, завидовали все окружающие. Французский историк Эрнест Ренан (1823—1892) называл культ Таммуза мечтательно-сладострастным, подобно коварной волшебнице, завлекающей свои жертвы и убаюкивающей их при этом.

Теперь нам становится понятным то негодование, которое выразил Иезекииль, говоря о внедрении культа Фаммуза в Иерусалиме. Этот культ сочетал в себе: убийства, проституцию, мазохизм, половые извращения. Но всё это было в прошлом, во времена древнего пророка. Но какое отношение плач по Таммузу может иметь к нам, живущим в 2005 году? Дело в том, что религиозные праздники, отмечающиеся сегодня многими христианскими церквями, уходят своими корнями в языческое прошлое. Так, праздник Рождества Христова церковь «позаимствовала из этого языческого культа. По юлианскому календарю 25 декабря считалось днём зимнего солнцестояния и днём рождения солнца; с этого момента дни становились длиннее и солнце греет всё сильнее. В Сирии и Египте празднование рождения солнца отличалось интересными особенностями. Его участники удалялись во внутренние пределы храма и в полночь выбегали оттуда с криком: «Дева родила! Свет пребывает!» Египтяне даже изображали новорожденное солнце в виде куклы, которую они в день рождения (день зимнего солнцестояния) изготовляли и выставляли на обозрение верующих. Дева, которая зачала и родила 25 декабря сына, была, несомненно, Великой восточной богиней, которую семиты звали Небесной Девой или просто Небесной Богиней; в населённых семитическими народами странах она выступала как ипостась Астарты (Иштар, Кибела — прим. А. О.). Сторонники же культа Митры называли его Солнцем и в силу этого датировали его рождение также 25 декабря. Евангелия ни словом не упоминают о дате рождения Христа. Поэтому ранние христиане этот праздник не отмечали…»

Какими соображениями церковные власти руководствовались при учреждении празднования Рождества? Очень откровенно причины этого нововведения изложены одним сирийским автором христианского вероисповедания. «Отцы церкви перенесли празднование с 6 января на 25 декабря вот почему. У язычников был обычай того же 25 декабря праздновать день рождения солнца, в честь которого они зажигали огни. Христиане также принимали участие в этих торжествах. Когда церковные власти поняли, что христиане сохраняют пристрастие к этому празднику, они посоветовались и решили, что настоящее Рождество должно отмечаться 25 декабря, а 6 января — праздник богоявления (эпифании). Вот почему сохранился также обычай жечь свечи до 6 января…».

То, что Рождество имеет языческие корни молчаливо признаёт Блаженный Августин, когда он увещевает братьев во Христе праздновать этот день не как язычники, то есть из-за рождения солнца, а ради того, кто сотворил солнце. Папа Лев Великий также осуждал это вредоносное суеверие — представление о Рождестве как о возрождении солнца, а не как о Рождестве Христовом. Из этого следует, что церковь приняла решение праздновать день своего основателя 25 декабря для того, чтобы перевести религиозное рвение язычников с солнца на того, кто звался Солнцем справедливости… Такого же порядка мотивы… побудили церковные власти уподобить Пасху, то есть празднование смерти и воскресения Господа, празднованию смерти и воскресения другого азиатского бога, которое приходилось на то же время года. Действительно, греческие, сицилийские и итальянские пасхальные обряды удивительно напоминают культ Адониса… Церковь сознательно приспособила новый праздник к его языческому прототипу, для того, чтобы завербовать для христианства как можно больше сторонников… смерть и воскресение Аттиса официально праздновалось в Риме 24 и 25 марта: последнее число считалось днём весеннего равноденствия, то есть днём, наиболее подходящим для возрождения бога растительности, всю зиму проспавшего мёртвым сном… восхождение Христа на Голгофу было специально приурочено к этой дате, для того чтобы соответствовать более древнему празднованию весеннего равноденствия… В Сицилии «сады Адониса» до сих пор сажают весной или летом… в древности на этом острове, как и в Сирии, весной отмечали праздник в честь умершего и воскресшего бога. С приближением Пасхи сицилиане высевают пшеницу… Вскоре растения дают побеги. Через некоторое время окрепшие стебли связывают красными лентами, и блюда выставляют на могилы, которые в католической и православной церкви вместе с изваяниями мёртвого Христа освящаются в страстную пятницу». (Напомним, что и «сады Адониса» также клали на могилу умершего бога.)… «На Страстную пятницу в православных церквах на всеобщее обозрение выставляют восковое изображение мёртвого Христа, и, когда церковь наполняется монотонной меланхолической мелодией панихиды, огромная толпа верующих покрывает изображение Спасителя поцелуями… Собирается гигантская процессия, которая сомкнутыми рядами, медленно и торжественно проходит через весь город. Каждый из её участников несёт в руке восковую свечку и время от времени разражается скорбными причитаниями… Так религиозная община со всей должной торжественностью хоронит Христа, как будто он только что умер. В заключение восковое изваяние Спасителя возвращают в церковь, и вновь звучат траурные песнопения. Причитания, сопровождаемые строгим постом, не утихают в церкви до субботней полночи. Когда часы бьют двенадцать, появляется епископ и провозглашает благую весть: «Христос воскрес», на что толпа ответствует: «Воистину воскрес». В тот же миг в городе разражается взрыв радости… Разыгрывать перед верующими смерть и воскресение Спасителя было в обычае и римско-католической церкви… Церкви очень часто удавалось привить ростки новой веры к старому языческому древу… Стоит так же вспомнить, что празднование дня святого Георгия в апреле пришло на смену древнему языческому празднику Парилий; что день святого Иоанна Крестителя пришёл на смену летнему языческому празднику воды, что праздник Успения Пресвятой Богородицы в августе месяце вытеснил празднество Дианы; что день всех святых в ноябре явился продолжением древнего языческого праздника мёртвых; что само Рождество Христово было приурочено к зимнему солнцестоянию, потому что этот день считался рождением солнца… другое центральное христианское празднество — Пасха — по тем же причинам было приспособлено к аналогичному празднику… бога Аттиса… Эти совпадения христианских и языческих праздников, если взять их в целом, столь многочисленны, чтобы быть делом случая. Они свидетельствуют о компромиссе, который церковь в час своего торжества вынуждена была заключить с соперничающими культами, побеждёнными, но не утратившими своего влияния на умы. Непреклонный [принцип] ранних христианских проповедников христианства, их горячее осуждение язычества уступили место политике более гибкой и терпимой, всепрощающей благотворительности трезвых церковных иерархов, отдававших себе полный отчёт в том, что христианство, если оно желает завоевать мир, должно ослабить слишком жёсткие догматы основателя (т. е. Христа — прим. А. О.), приоткрыв тем самым ворота, ведущие к спасению». [Фрэзер. Указ. соч. С. 375—377, 362—363, 378—379]. Прельщённые мирской славой и богатством церковные иерархи пошли в своё время на компромисс. Они забыли слова Христа: «… тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их» (Мф. 7:14). Они открыли двери язычеству, введя в том числе в христианство и праздник Фаммуза со всеми его атрибутами, поменяв только названия. Но, может быть, в этом нет ничего особенно плохого? Подумаешь, праздник! — скажут некоторые. Однако вопрос очень серьёзный. Ибо с приходом праздника Фаммуза (и других языческих праздников) в христианство, в него вошло прямое попрание Божьего Закона, освещённое церковью.

● Поклонение солнцу. Сегодня также живет этот древний обряд в чествовании дня солнца (только в русском языке имеющего перевод — воскресенье). В большинстве других языков он сохранил свое древнее название: Sunday, Sonntag и т. д. Поклонение солнцу относится к одному из древнейших языческих культов, возникших в то время, когда люди начали отходить от первоначального монотеизма. «Обожание солнца принадлежит к самому древнему, более всего распространенному и дольше всего удержавшемуся идолопоклонству между людьми». [Salbot W. Chamhevs. Old Testament Student, 2 января 1886 года]. Поклонение солнцу было у сирийцев, вавилонян, египтян, персов, инков, ацтеков, майя, японцев, народов Африки и т. д. Мы остановимся кратко на культе поклонения солнцу на Руси. Вот что об этом говорит крупнейший советский археолог академик Б. А. Рыбаков: «…Слово о твари и дне, рекомом «неделя», относится к 12—13 веку. Речь идет о почитании дня семидневки — воскресенья, «недели» как дня, посвященного солнцу и дневному свету. Культ этот осуществлялся: «невернии, написавше свет болваном (кумиром. — А. О.) и кланяются ему» одновременно эти язычники «Творца хулят». В этом поучении… упоминается… Свет, противопоставленный христианскому Богу-Творцу. Праздником этого Света является каждый первый день семидневной недели — воскресенье, «день солнца» у многих народов». [Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. С. 616]. «… тогдашние русские люди особым почитанием отмечали день недели воскресенье, как еженедельный праздник… (воскресенье — «день солнца», Sonntag)». [Там же. С. 50].

● Поклонение изображениям. Поклонение изображениям, которые осуждает Иезекииль, сегодня, к сожалению, встречается во многих христианских церквях, имея сугубо языческое представление. «Первые христиане чувствовали непреодолимое отвращение к иконам… Закон… строго запрещал изображать Божество в каком бы то ни было виде, и избранный народ твердо держался этого правила и в принципе, и на практике. Остроумие защитников христианства изощрялось над безрассудными идолопоклонниками, преклонявшимися перед произведениями своих собственных рук». [Гиббон Э. Закат и падение Римской империи. В 7 т. М.: Терра, 1997. Т. 5. С. 404]. Член-корреспондент АН профессор Н. М. Никольский в своей работе по истории русской церкви раскрывает эти черты: «Икона была общераспространенным объектом домашнего и личного культа: ей воссылают молитвы, подносят дары, от неё ждут великих и богатых милостей… Не только в доме, но и в приходской церкви у каждого своя икона, и если собственник заметит, что перед его иконой молится чужой, поднимает ссору и брань. Молитва чужой (!) иконе — воровская молитва (!), ибо она есть не что иное, как покушение похитить у владельца иконы те милости, на которые он один имеет право, как её владелец. Во время общественного богослужения каждый молится только перед своей иконой, не обращая внимания на других, и для иностранцев русские в церкви представляли собой всегда странную и непонятную картину собрания лиц, обращённых в разные стороны. Наряду с этим обычаем возник другой обычай — изображать на иконах молящимися перед святым или Богом собственника иконы и даже всю его семью… Икона — это их наиболее близкий, домашний Бог, это их личный фетиш, они так и называли икону Богом… Икона слышит ту молитву, которая к ней обращена, и бывают случаи, что она даёт ответ словом или движением изображенного на ней лица. От неё зависит благополучие её хозяина, и потому он должен заботиться о ней, приносить ей жертвы и дары. Кто имел возможность, тот одевал свои иконы в золотые и серебряные ризы, украшенные драгоценными камнями, любимая жертва иконе — восковая свеча, в которую часто залепливались деньги. Икона сопровождает своего владельца всюду… но если икона не помогает своему владельцу, несмотря на всё его поклонение, то он вправе отказать ей в дальнейшем культе… во время взятия Новгорода шведами, когда город был охвачен огнём, один русский выставил икону св. Николая и молился перед ней, чтобы дом его уцелел от пожара. Однако молитва не помогла и дом загорелся, тогда раздраженный владелец иконы, не долго думая, бросил её в огонь со словами: „Ты не хотела помочь мне, теперь помоги себе самой“. У крестьянина воры украли вола: тогда хозяин выбросил свою икону в навоз с таким напутствием: „Я тебе молюсь, а ты меня от воров не оберегаешь“… Эти случаи показывают, что [христиане иконопочитатели] недалеко ушли от африканских негров, которые делают и уничтожают своих богов ежегодно». [Никольский Н. М. История русской церкви. Минск: Беларусь, 1990. С. 105—106]. «Изображения Христа, Марии и святых уже с V (IV) века почитались на античный лад; люди были настолько наивны, что считали себя теперь в полной безопасности от язычества и странным образом перенесли догматическое представление об обожествленной материи на иконы, в которых можно видеть (на помощь была призвана и аристотелевская схоластика) воочию сочетание земной материи с небесной (священной) формой (к этому присоединилось суеверное, коренящееся в античности верование в нерукотворённые иконы). Монашество вскормило иконопочитание и эксплуатировало его с пользой для себя». [Раннее христианство. В 2 т. М.: АСТ, Фолио, 2001. Т. 2. С. 329].

● Служение чужим культам. В своих обращениях Иезекииль, а через него Сам Господь, обвиняет левитов, призванных служить Богу, в том, что они служили идолам. «Равно и левиты, которые удалились от Меня во время отступничества Израилева, которые, оставив Меня, блуждали вслед идолов своих, понесут наказание за вину свою. За то, что они служили им пред идолами их и были для дома Израилева соблазном к нечестию, Я поднял на них руку Мою, говорит Господь Бог, и они понесут наказание за вину свою» (Иез.44:10, 12). Сегодня все большую и большую силу начинает набирать экуменическое движение, ставящее своей целью объединение всех христиан под эгидой папства и его законов. К сожалению, порой в этом движении начинают принимать участие и современные левиты, люди, знающие истину. Но вместо того, чтобы отстаивать ее, они принимают участие в проведении межконфессиональных богослужений, основанных, к сожалению, не на библейской основе. Безусловно, церковь должна принимать участие в программах против алкоголизма, наркомании, борьбы за мир, укрепления семьи, сотрудничая при этом не только с другими конфессиями, но и с государственными органами. Вопрос же проведения совместных богослужений, так называемых молитвенных завтраков — дело совсем другое. Ибо, участвуя в них, тем самым мы вольно или невольно принимаем активное участие в экуменическом движении, выражая прямо или косвенно свое согласие с ним. Это же можно сказать, когда в церковь приглашаются с проповедью служители других христианских конфессий. Мы ни в коем случае не возносимся ни над кем, признавая, что в каждой церкви у Господа есть верные дети, и что сам факт принадлежности к истинной церкви не спасает. Но здесь мы говорим не об отдельных людях, а о доктрине, учении церкви. А у Бога церковь всегда была только одна. Другие церкви, как говорит Библия, это духовный Вавилон. И потому принимая участие в богослужениях этих церквей, или приглашая проповедовать их служителей, мы вводим в заблуждение, в первую очередь, людей, которым проповедуем. Ибо говоря о духовном Вавилоне, приглашаем к себе его служителей или принимаем участие в его богослужениях.

● Осквернение места богослужения. Иезекииль также указывает, что когда левиты служили чужим богам, вместо себя на служение истинному Богу они ставили необрезанных язычников. «И скажи мятежному дому Израилеву: так говорит Господь Бог: довольно вам, дом Израилев, делать все мерзости ваши, вводить сынов чужой, необрезанных сердцем и необрезанных плотью, чтобы они были в Моем святилище и оскверняли храм Мой, подносить хлеб Мой, тук и кровь, и разрушать завет Мой всякими мерзостями вашими. Вы не исполняли стражи у святынь Моих, а ставили вместо себя их для стражи в Моем святилище» (Иез. 44:6—8). Сегодня, к сожалению, в некоторых церквях теряется уважение к месту богослужения. Слово «благоговение» почему-то стало синонимом чуть ли не фарисейства. А между тем, как нам говорит история и Ветхого, и Нового Завета, служение Богу должно проходить в благоговении перед Ним. В церквях и молитвенных домах на служении нередко царят шум, порой крики, неуместные шутки, хохот. На собрания люди приходят в одежде, больше приличествующей для дискотеки, огорода или пляжа. При служении вечери Господней иногда разрешается разносить символы не рукоположенным людям, порой и детям. В ряде церквей, особенно Западной Европы, исключения за нарушение субботы, употребление алкоголя, гражданский брак не проводятся. И, порой, люди, совершающие открыто эти грехи, продолжают нести служение. При этом такое попустительство объясняют любовью к этим людям, забывая, что покрытие греха является таким же грехом. Помню, как после одной из лекций в Германии ко мне подходило много людей с вопросами, а что плохого в том, что верующие врачи работают в субботу, они ведь делают для людей добро? А ведь добро можно делать всегда. Но ведь стекольщик, который стеклит окно, или слесарь, налаживающий водопровод, тоже делают добро. И потому, следуя этой системе, можно оправдать любую работу в субботу. Другие, живущие в гражданском браке, говорят, что они любят друг друга, а любовь покрывает множество грехов, и что любовь не нуждается в штампах в паспорте. Тоже, вроде бы, очень красиво сказано. Третьи уверяли, что в Библии нет явных запрещений на употребление алкоголя, так что его умеренное употребление грехом не является. Но, кстати, о наркотиках в Библии вообще ничего не говорится, и потому, если следовать этой логике, то библейских мотивов для запрещения употребления наркотиков вообще не существует. В Книге Иисуса Навина рассматривается случай, когда из-за греха одного человека пострадал весь народ. Не потому ли и сегодня мы не имеем многих Божьих благословений, что предпочитаем не замечать грех.

● Клубы или церкви? Обличая грехи народа, Иеремия и Иезекииль подчеркивали, что люди приходят на богослужения, как на народные сходбища. Сегодня эта проблема становится все более и более актуальной. Перестраиваясь для работы в секулярном обществе, церковь не должна сама секуляризовываться. Некоторые предлагают вообще перестроить церкви в клубы. Сократить проповеди до 15—20 минут, субботнюю школу ставить на вторую часть служения или вообще перенести на пятницу (субботняя(!) школа в пятницу!?), избегать доктринальных проповедей, использовать поп- и рок-музыку (об этом подробнее см. ниже), во время богослужений пить чай или кофе. История церквей Западной Европы, вставших на этот путь «демократизации», закончилась весьма плачевно. Сегодня от них остались единичные люди. Они не только не привели «новую» молодежь, но и потеряли «старую». Да и вообще, в этой идее, с помощью мирских методов привлечь людей к Богу, лежит полный абсурд. Ведь если человек начинает искать Бога, то это говорит о том, что то, что он видит в этом мире, его не устраивает, не удовлетворяет. Он ищет чего-то более высокого, глубокого. Он устал от философий, обычаев и образа жизни мира. А мы ему вместо того, чтобы представить красоту Евангелия в глубоких проповедях, в псалмах, что называется, «переворачивающих» душу, исследовании Библии, говорим, что у нас все так же, как в миру. Приходи к нам, и ты услышишь ту же ударную музыку, те же проповеди о том, как достичь материального успеха и финансового процветания, увидишь ту же кричащую вульгарную одежду и манеры, ту же обстановку, что и в клубах (разве что без стриптиза — хотя ряд христианских конфессий, например, Церковь Бога использует и его! Для проповеди Евангелия!!!), то же хлопанье в ладоши, раскачивание, крики, вульгарные шутки. Но тогда возникает вопрос, а что этому человеку делать в церкви вообще. Ведь то же самое он видел в миру, правда, без приставки ко всему этому слова Бог, которое совершенно не вяжется со всем этим. Ведь в миру человек видит те же рок-группы, клубы, но на хорошем профессиональном уровне, до чего христианскому року очень далеко. Не менее абсурдна идея и о том, что при построении церкви необходимо учитывать то, как люди себе представляют церковь и ориентироваться на их вкусы. К примеру, эту идею выдвигает пастор Р. Уоррен в книге «Целеустремленная церковь». С человеческой точки зрения это весьма умная мысль. Действительно, чтобы создать преуспевающее предприятие, нужно хорошо знать спрос населения. И чтобы создать сильную партию, нужно знать, что ценят люди, но в таком случае Иисус Христос был самым плохим менеджером, Которого когда-либо знал мир. Церковь, которую Он основывал, строилась на принципах, совершенно непопулярных во все времена: вместо культа силы, богатства, карьеры, Он предлагал нищету духа, милосердие, любовь, прощение. Он строил свою церковь на принципах, противоречащих представлению подавляющего большинства людей о церкви вообще. В Его время было повсеместно распространено идолопоклонство, а Он предлагал веру в Единого Бога. В Его время люди поклонялись статуям и изображениям, а Он говорил: «не сотвори себе кумира»; весь мир праздновал день Солнца, а Он говорил о святости субботы; в Его время в языческих церквях звучала ударная музыка, и толпа неистовствовала под нее, слушая визжащих в конвульсиях оракулов, а Он говорил спокойным голосом, обращался в первую очередь не к чувствам, а к разуму человека. Жрецы организовывали отдельно служение для молодежи, а Христос организовывал церковь без учета возрастных рамок. Жрецы обещали своим последователям богатство и карьеру, а Он — скорби и лишения. Словом, исходя из критериев Уоррена и других проповедников, строящих церковь по «новым моделям», ориентированных на вкусы и представления секулярного общества, церковь, основанная Христом, должна была прекратить свое существование уже в первые годы, как не выполнившая «социальный заказ» общества. Но церковь, основанная Христом, выстояла, начав испытывать действительно трудности лишь тогда, когда император Константин Великий стал превращать ее в государственную церковь, следуя как раз тем же принципам, что спустя века будет проповедовать Уоррен и харизматы, т. е. строить такую церковь, какую хочет видеть общество, церковь, понятную для этого общества. Язычник не понимает, как обращаться к Богу без изображения — не страшно, пойдем ему навстречу, поставим статую или икону — ведь так удобнее и понятнее ему! Люди привыкли святить день Солнца — пусть святят и далее, но свяжем его с именем Христа! Народ привык к роскошным языческим храмам — так неужели победившее христианство должно быть более убогим! Со временем, как показала история, эта популяризация христианства, осуществленная Константином, привела к тому, что в христианстве христианского почти ничего не осталось! Так и в создаваемых сегодня под секулярное общество христианских общинах, церквях христианского остается все меньше и меньше. В этих церквях появляется институт лидерства, церкви группируются вокруг лидера, авторитет которого непрекословен. При этом эти горе-реформаторы христианства забывают, что слово «лидер» эквивалентно понятиям «вождь», «дуче», «фюрер», которые не нуждаются в комментариях. Они забывают, что истинная христианская церковь всегда строилась только вокруг одного лидера и вождя — Христа! Применяя у себя на богослужениях секулярную музыку, они забывают тот источник, из которого она происходит — они забывают, что так называемая харизматическая музыка ведет свое происхождение все из того же древнего Вавилона, и потому так называемые «новые» богослужения являются на самом деле старыми языческими служениями, лишь одетыми в одежду 21 века. «Посему, когда все народы услышали звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей и всякого рода музыкальных орудий, то пали все народы, племена и языки, и поклонились золотому истукану, которого поставил Навуходоносор царь» (Дан. 3:7). «Каждый абзац довольно длинен. Но это сделано намеренно для достижения сатирического эффекта, для того, чтобы показать механический характер этого поклонения, напоминающего работу машины. Музыка имеет здесь весьма важное значение. Оркестр составлен из множества разнообразных инструментов. Упоминание трех духовых и трех струнных инструментов говорит о безупречной подготовке церемонии. Все хорошо продумано и организовано. Недостаток содержания восполняется великолепием формы. Усиленная забота об организации часто выдает стремление, осознанное или неосознанное, компенсировать внутреннюю пустоту внешней красотой. Бюрократы, находящиеся у власти, в большей степени заняты организационными и формальными процедурами там, где мышление и вера отсутствуют. Формализм вавилонской религии должен был компенсировать ее духовную пустоту. Поэтому музыка приобретает столь важное значение. Чувства, вызываемые звучанием всех этих инструментов, создают, по крайней мере, иллюзию религиозных переживаний. Древние были знакомы с таким свойством музыки и умели использовать его, чтобы производить впечатление на верующих или чтобы возбуждать прорицателей с целью искусственно вызвать у них ощущение общения с потусторонним миром. Поэтому не случайно музыка использовалась наряду с употреблением снадобий и нанесением себе ран с целью привести себя в состояние экстаза, который воспринимался как признак единения с богом. Все это происходило главным образом на уровне эмоций и нервной системы. В результате успех достигался легко, быстро и не вызывал сомнений. Даже и сегодня — и, может быть, еще более сильно, чем когда-либо, благодаря эффективности наших средств массовой информации — мы можем ощущать силу такого воздействия. Многочисленные толпы собираются вокруг музыкантов и певцов, которые стали самыми великими соблазнителями и манипуляторами нашего времени. На мгновение человек забывается и перестает мыслить, зачарованный музыкой. Слова и весть, адресованные для убеждения к разуму, становятся ненужными. Это явление захватило даже церкви. В противовес рассудочному холоду традиционного служения некоторые культы стали использовать оркестры, состоящие из самых разнообразных инструментов, под звуки которых верующие приходят в возбуждение, издают крики и иногда доходят до исступления. Мышление исчезает, остаются лишь эмоции. Однако нам следует быть здесь осторожными и не выносить приговор в последней инстанции. Этот эпизод из Книги Даниила предостерегает и против другой крайности, которая заключается в том, что религия становится для человека лишь непродолжительным воодушевлением. Чувства являются обязательной частью религиозного опыта, но чтобы быть истинными и глубокими, они должны обязательно сочетаться с мышлением и интеллектом. Человек должен быть вовлечен в поклонение во всей своей многогранности. В противном случае в один прекрасный день он может оказаться в толпе, готовой поклониться любому идолу. Точно так и на поле Деир вавилонские прорицатели не утруждали себя ни проповедью, ни доказательствами. Музыки было вполне достаточно, чтобы начать обряд. Это — религия одного мгновения. Идея настоящего времени подчеркивается неоднократно. «В то время как услышите… падите и поклонитесь» (3:5). Под влиянием чувств, вызванных музыкой, и влекомый примером толпы человек падает на колени, не думая о том, что будет завтра. Такое действие напоминает рефлекс». [Дукан. Ж. Стенание земли. Заокский: Источник жизни, 1995. С. 66—67]. Сегодня этот вавилонский музыкальный гипноз сатана пытается вносить в церковь под видом харизматического «обновления» христианства… Но ни призывы ни Иеремии, ни Иезекииля не остановили иудеев. А останавливают ли они нас в неверном поклонении Богу, попрании Его авторитета, превращении церквей в клубы?

Наш Бог привлекает людей к Себе не чудесами, не законами менеджмента и социологии, а Своей безграничной любовью и Истиной. Именно это Он и хочет видеть в Своей церкви, в каждом из нас.

Глава 19

Иудейское знамя.

Отступив от Бога, иудеи продолжали внимательно следить за постоянно меняющейся политической ситуацией, надеясь вовремя сыграть на ней к своей пользе. Они так еще и не поняли, что народ, отступивший от Бога, обречен. А политическая ситуация бурного шестого века начала вновь меняться. «В 591 г. фараон Псамметих II во главе флота и в сопровождении сонма жрецов прибыл, якобы, с религиозными целями в финикийский город Гебал (Библ). Это была прямая провокация против Вавилона, под властью которого находилась Финикия. Фараон демонстрировал военно-морскую мощь Египта населению Заречья, поощряя его тем самым к восстанию». [Белявский. Указ. соч. С. 90]. «Египет энергично реформировался и чувствовал последний подъем своей жизнедеятельности. Он активно агитировал при сирийских дворах и поддерживал преданные себе партии. Напрасно Иеремия указывал на безумие антивавилонской политики: находился целый ряд „пророков“, льстивших народу и обещавших успехи мятежным царям. Иеремия видел неминуемую гибель и переживал тяжелые годы». [Тураев. Указ. соч. Т. 2. С. 86]. Наверное самое страшное в жизни — видеть, как медленно умирает близкий тебе человек, как с каждым днем смерть все более и более поражает его. Как тускнеет цвет его кожи и блеск глаз, как слабеют руки, как еле слышной становится речь. Особенно больно видеть, когда это касается маленьких детей. Помню, какое тяжелое впечатление навсегда оставило детское гематологическое отделение, в котором лежали ребята, больные различными формами рака крови, практически без всякой надежды на жизнь. Не менее больно, особенно для родителей, наблюдать, как скатывается в бездну алкоголизма и наркомании их сын. Многие готовы отдать собственную жизнь, лишь бы он был спасен. Но даже эта великая жертва не решит проблемы, как не решают ее ни уговоры, ни мольбы, ни лечение. Нечто похожее переживал и Иеремия по отношению к иудейскому народу, который забыл своего Бога, своего Небесного Отца. Пророк терзался и от мысли, что, может быть, он что-либо не сделал, чтобы остановить своих соплеменников. Но сделано было все. Все, чтобы народ услышал волю Божью, чтобы избрал спасение. «Наконец, Седекия, соблюдая в течении восьми лет верность вавилонянам, нарушил свои договоры с ними и соединился с египтянами в надежде в союзе с последними разгромить вавилонян. Когда об этом узнал царь вавилонский, он двинулся на него походом, разграбил его страну и, заняв укрепленные местности в ней, прибыл к самому Иерусалиму в расчете осадить его». [Иосиф Флавий. Указ. соч. Т. 2. Книга 10. Глава 7, 3. С. 18]. Навуходоносор видел на своем веку не один десяток столиц и бесчисленное количество крепостей, которые падали под ударами его войск. Но даже на него Иерусалим произвел сильное впечатление. Царь уже не раз был под стенами этого города, но тот всякий раз в силу различных обстоятельств без боя открывал перед ним ворота. И потому только сейчас, когда город не распахнул перед ним ворот, вавилонский царь по достоинству оценил эту твердыню, которую ему предстояло захватить. В сопровождении воинов он объезжал стены иудейской столицы, опытным взглядом полководца пытаясь подметить их слабые места. Пытался, но безуспешно. И действительно, Иерусалим был одной из лучших крепостей своего времени. «Город был расположен на двух противолежащих холмах, отделенных посередине долиной… Из этих двух холмов тот, на котором находится Верхний город, гораздо выше второго… Второй холм, на котором стоит Нижний город, изогнут с двух сторон». [Иосиф Флавий. Иудейская война. Минск: Современный литератор, 2003. Книга 5. Глава 4, 1. С. 484]. Первый холм, на котором располагался Верхний город, назывался Западным, а второй, более низкий, Восточным. В свою очередь, Восточный холм состоял из трех основных частей: так называемого города Давида — горы Мориа и её южного отрога — Офела. Собственно история города началась с заселения южной оконечности Восточного холма, где располагался город времен иевусеев. «Древние жители Иерусалима сумели несколько расширить границы городища, воздвигнув его восточную стену не на вершине склона, а посередине него. Об этом свидетельствуют остатки стены, которая была обнаружена британским археологом Кэтли Кеньон в середине XX века. Однако, несмотря на это, ширина территории не превышала приблизительно 130 метров. Её длина с севера на юг составляла 350 метров». [Нир. Указ. соч. С. 145]. Именно этот город был захвачен Давидом и потому в последующие столетия эту часть Восточного холма Иерусалима именуют еще городом Давида. Расширение города за пределы его иевусейских границ началось при Давиде и было продолжено при Соломоне. При этих царях было сооружено Милло (в пер. — заполнение), т. е. земляная насыпь, которая заполнила седловину, разделявшую гору на которой возвышался город Давида, с горой Мориа. На горе Мориа Соломон строит знаменитый храм (откуда и другое название горы Мориа — Храмовая), свой дворец, Дом из ливанского кедра, дворец дочери фараоновой, притворы из столбов и с престолом. В последующие века при царе Иоафаме на Офеле, южном отроге Мориа, располагавшемся между нею и городом Давида, была построена цитадель, так и называвшаяся — Офель. При нем и в последующее время пошло заселение и уже обширного Западного холма, так как Восточный холм уже не вмещал в себя все возрастающее и возрастающее население Иерусалима. Со временем «Верхний город, располагавшийся на просторном Западном холме, стал центром Иерусалима. Нижний город, стоявший на узком Восточном холме, превратился во второстепенный по своему значению городской квартал». [Нир. Указ. соч. С. 146]. Долгое время ряд археологов, и в том числе К. Кеньон, считали, что обширный Западный холм был заселен уже после вавилонского плена, а во времена Навуходоносора город представлял собой небольшую заштатную крепость и потому библейские утверждения о мощи и размерах Иерусалима, не более, как преувеличение.

«Новые раскопки.

Однако на счастье Иерусалима и исторической истины произошло непредвиденное: после Шестнадцатидневной войны 1967 г. представилась возможность широкомасштабных раскопок в Верхнем городе. С их помощью выяснилось, что проф. Кеньон допустила грубую методологическую ошибку, результатом которой явились ее утверждения относительно размеров города. Далеко идущие выводы были сделаны ею на основании небольших раскопок, давших, по ее мнению, отрицательные результаты. В отличии от этого, наши раскопки в Еврейском квартале носили широкомасштабный характер и проводились одновременно во многих местах. Было твердо доказано, что западный холм был заселен и обнесен стеной в эпоху Первого Храма (по меньшей мере, начиная с VIII века до н. э.). Отметим здесь, что мы еще далеки от окончательной картины развития города, а имеющиеся у нас данные не всегда точны и полны. Однако впервые в истории изучения Иерусалима была получена неоспоримая информация, которая может служить удобной исходной точкой для продолжения исследований.

Здания.

С самого начала работы нашей целью было обнаружение остатков сооружений эпохи Первого Храма. Мы надеялись внести таким образом наш скромный вклад в решение вопроса о заселении западного холма в период Первого Храма. И вот, уже на первом году нашей работы, мы обнаружили в зоне А раскопок утлую стенку с прилегающим к ней участком пола и черепками. Было определено, что находка относится к израильскому периоду [Термин «израильский период» обозначает в археологии часть периода железного века (1200—586 гг. до н. э.), со времени заселения Земли Израиля и до разрушения Первого Храма.] железного века. В начале мы предположили, что она являлась частью хижины сельскохозяйственного рабочего и, следовательно, не могла свидетельствовать о существовании какого-либо постоянного населенного пункта на месте. Однако по мере того, как мы обнаруживали все новые и новые подобные остатки и среди них сохранившиеся глиняные и другие предметы, стало ясно, что мы напали на след израильского поселения на западном холме. После разрушения и эрозии, которые постигли культурный слой израильского периода, вполне понятно, что сохранилось лишь незначительное количество предметов той эпохи. Можно лишь удивляться тому, что, несмотря на это, мы все же обнаружили в нем различные объекты, способные пролить свет на некоторые аспекты материальной культуры Иерусалима того времени. В целом, можно утверждать, что наши находки в Иерусалиме не выявили каких-либо отличий по сравнению с предметами аналогичного периода, обнаруженными в других местах Иудеи. Нет сомнения, что они свидетельствуют о наличии постоянного поселения в данном месте. Принимая во внимание, что эти предметы были найдены в различных точках на территории сегодняшнего Еврейского квартала, можно утверждать, что речь здесь идет не об отдельных домах, а о большом населенном пункте. Объекты, датируемые израильским периодом, были выявлены и при местных раскопках на различных участках западного холма (во дворе Иерусалимской крепости — археологи С. Н. Джонс, Р. Амиран и А. Эйтан; в Армянском саду — археологи К. Кеньон и А. Д. Ташинхэм; на горе Сион — археолог М. Броши). Таким образом, можно утверждать, что израильское поселение занимало всю площадь западного холма. Что представляло из себя данное поселение? Являлось ли оно деревней или городом? Небольшим предместьем или просторным жилым кварталом? Было ли окружено стеной? Не успели мы тщательно обдумать данные вопросы, как было сделано новое открытие, способное дать на них ответ: городская стена израильского периода.

Израильская стена.

Это была достаточно неожиданная для нас находка, ведь трудно было ожидать, что стена обнаружится именно в этом месте. Ее расположение доставило нам немало трудностей в восстановлении ее хода, однако нет сомнения, что с историко-топографической точки зрения она представляет собой одну из важнейших находок, когда-либо сделанных в Иерусалиме. Теперь можно с уверенностью утверждать, что стены Иерусалима в эпоху царства огибали также и западный холм, во всяком случае, тот его участок, на котором мы проводим раскопки. Мы проследили за ходом стены в северном направлении до ее конца. Участок за участком, на протяжении 40 метров, мы сталкивались с одной и той же стратиграфической картиной [стратиграфия — раздел геологии и археологии, изучающий последовательность формирования горных пород и их первичные пространственные взаимоотношения], с одним и тем же видом строительства, с одними и теми же керамическими предметами, с одним и тем же красноватым грунтом под стеной. Не возникало никаких сомнений в ее принадлежности к израильскому периоду. Более того, наша уверенность в этом росла с каждым новым метром раскопок. В течение нескольких месяцев мы тщательно взвешивали все данные „за“ и „против“, пока, наконец, не пришли к однозначному выводу относительно времени постройки стены. Лишь после этого мы дали нашему младенцу, рождение которого доставило нам немало хлопот (толщина стены равна 7 метрам!), его гордое имя — „израильская стена“. Ныне, по прошествии нескольких лет со времени нашей работы, я могу с удовлетворением отметить, что все коллеги, посетившие раскопки, и среди них г-жа Кеньон, согласились с нашими выводами. Как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать! Профессор Кеньон включила данные об израильской стене в свою последнюю книгу об Иерусалиме, хотя в опубликованном ей плане города она старается всячески преуменьшить его размеры. Датировка стены основывается на данных стратиграфического исследования и на возрасте обнаруженных керамических предметов. Стена стоит на естественном камне, к нижним рядам ее кладки приклеены слои почвы типа „терра роса“. С обеих сторон к стене прилегают скопления земли, которые содержат черепки, относящиеся к 7—8 векам до н. э. Помимо этого, сохранились остатки двух полов, сверху и снизу от которых были обнаружены черепки израильского периода. Тот факт, что поверх стены были возведены сооружения периода Хасмонеев, также имеет большую хронологическую ценность. Это отвечает закономерности, обнаруженной в Еврейском квартале, в соответствии с которой слой периода Хасмонеев находится непосредственно над слоем израильской эпохи без каких-либо промежуточных слоев. Стратиграфическая картина в южном участке стены, обращенном к западу, оказалась особенно интересной. В этом месте при строительстве стены были разрушены ранние постройки, остатки которых были обнаружены к северу от нее. Эти постройки также относятся к израильскому периоду. Керамические находки свидетельствуют о том, что они были возведены не ранее восьмого века до н. э. Таким образом, стена была построена на месте уже существовавшего населенного пункта, дома которого были разрушены для этой цели.

Израильская башня.

В западной части участка раскопок (район „шин“) был обнаружен фрагмент внешней стороны мощного сооружения. Его продолжение располагалось под улицей и, поэтому, было невозможно вести дальнейшее исследование. Мы предположили, что это строение служило частью укрепления, по-видимому, башни. Ее стены, толщина которых достигает 4 метров, содержат ряды больших неотесанных камней того же типа, что и камни израильской стены. „Израильская башня“ сохранилась на высоту до 8 метров. Степень сохранности и высокое качество постройки превращают ее в уникальный архитектурный памятник эпохи Первого Храма». [Авигад Н. Верхний город Иерусалима. (на иврите). Иерусалим, 1980. С. 24—64]. «Археологические данные указывают на то, что данное место было заселено в период Первого Храма, начиная с 8 века до н. э. В совокупности с находками, сделанными при раскопках меньшего масштаба на месте Иерусалимской крепости, в Армянском квартале и на Горе Сион, они приводят к выводу о том, что постройки израильского периода располагались на всей территории западного холма. До сих пор, за исключением отдельных черепков, не были обнаружены керамические предметы, относящиеся к более раннему периоду. В Библии содержится намек на „вторую часть“ и „нижнюю часть“ — районы города, находившиеся вне пределов Города Давида. Так, в Книге Царств рассказывается о пророчице Алдаме (Хульде), которая «жила… в Иерусалиме, во второй части…» (Книга Царств IV, 22:14). На основании наших раскопок можно с уверенностью утверждать, что „вторая часть“ располагалась на западном холме. Этот холм, отделенный от Города Давида глубоким ущельем, представлял собой удобную территорию для развития „города-спутника“. К Книге Неемии (11:9) упоминается человек по имени «Иуда, сын Сенуи, [который] был над вторым городом». Относительно этой фразы существуют различные точки зрения. Возможно, подразумевается, что он являлся наместником „второй части“, однако некоторые исследователи считают, что следует переводить данную фразу „был вторым над городом“, т. е. вторым по положению городским чиновником. Тот факт, что пророчица Алдама и ее муж, занимавший важный пост при царском дворе, жили во „второй части“ свидетельствует о том, что она являлась фешенебельным городским районом. „Нижняя часть“, в отличии от этого, была местом проживания торговцев и ремесленников. Она располагалась, по-видимому, поблизости от серединного оврага. Процесс расширения Иерусалима можно сравнить с явлением, распространенным в наши дни, при котором жители перенаселенного города переходят на жительство за его пределами. Примером этому служит основание первых еврейских кварталов вне стен Старого города в Иерусалиме XIX века. Предполагается, что усиленный рост библейского Иерусалима, который за относительно короткое время распространился на территорию, в несколько раз превышающую его первоначальную площадь, был связан с потоком беженцев из Израильского царства после захвата Самарии Ассирией в 721 году до н. э. и похода Санхерива в 701 году до н. э.

Воссоединение города.

Новое поселение, основанное на западном холме, не было защищено городской стеной и представлялось оторванным от Города Давида. Со временем, однако, эта „вторая часть“ была окружена стеной, которая соединилась со стеной Города Давида. Таким образом, произошло воссоединение города. Вызывает удивление, что столь важное событие не было отражено ни в одной из исторических книг Ветхого Завета. По-видимому, упоминание о нем скрывается за одной из многочисленных фраз «… и построили стены», которые встречаются в библейском тексте. Вместе с тем, представляется, что намек на воссоединение города содержится в Книге Псалмов. Псалом 121, описывающий впечатления паломника при виде Иерусалима, сообщает: «Вот стоят ноги наши во вратах твоих, Иерусалим, — Иерусалим, устроенный как город, слитый в одно…» (Псалмы, 121:2—3). Данная фраза обычно истолковывалась как аллегория или как свидетельство восстановления города в эпоху Неемии. Однако, следует понимать его буквально. Лишь о городе, разделенном ранее на две половины, можно сказать, что он слился „в одно“. До проведения раскопок нам не было известно о разделении города на две части и о его воссоединении в дни Иудейского царства при помощи строительства общей городской стены. Теперь мы можем понять восхищение автора псалма при виде двух частей города, соединившихся в одно целое посредством могучей стены. В то время подобное зрелище все еще являлось новинкой для гостей Иерусалима.

Время сооружения стены.

Основываясь на исследовании обнаруженных на месте керамических предметов, мы пришли к заключению, что стена была построена в 8 веке до н. э. Есть и другой хронологический критерий, который следует принять во внимание при определении возраста стены. На склоне серединного ущелья, западнее Храмовой Горы, Б. Мазар обнаружил несколько высеченных в скалах погребальных пещер. Их создание также относят к 8 веку до н. э. Маловероятно, что место, служившее для погребения, было включено в окруженный стенами город. В связи с этим, мы предположили, что хотя рост города и начался в начале века, но новые городские кварталы были обнесены стеной ближе к его концу. В то время эти пещеры уже перестали выполнять свою первоначальную функцию. Факт существования открытого поселения в начале заселения западного холма не вызывает сомнения. Наиболее весомым доказательством служит здесь найденная нами стена, частично построенная на развалинах ранних домов. Как мы уже отметили выше, при выборе места для возведения укреплений не принималось во внимание наличие в нем каких-либо построек, и в случае необходимости они безжалостно разрушались. Аналогичную ситуацию описывает пророк Исайя: «Но вы видите, что много проломов в стене города Давидова, и собираете воды в нижнем пруде; и отмечаете домы в Иерусалиме, и разрушаете домы, чтобы укрепить стену; и устрояете между двумя стенами хранилище для вод старого пруда…» (Исайя 22:9—11). Несомненно, речь идет здесь о чрезвычайных мерах, предпринятых в виду приближающейся опасности в дни войны. Различные цари Иудеи занимались укреплением города, однако слова Исайи обращены, по-видимому, к Езекии, о котором рассказывается, что накануне наступления царя Ассирии Санхерива (Сеннахирима) в 701 г. до н. э. он укрепил городские стены и обеспечил водоснабжение Иерусалима. Библейский источник так описывает эти мероприятия: «Прочее о Езекии и о всех подвигах его и о том, что он сделал пруд и водопровод и провел воду в город…» (Книга Царств IV, 20:20); «Когда Езекия увидел, что пришел Сеннахирим с намерением воевать против Иерусалима, тогда решил с князьями своими и с военными людьми своими засыпать источники воды, которые вне города, и те помогли ему. И собралось множество народа, и засыпали все источники и поток, протекавший по стране, говоря: да не найдут цари Ассирийские, придя сюда, много воды [и да не укрепятся]. И ободрился он, и восстановил всю разрушившуюся стену, и поднял ее до башни, и извне построил другую стену, и укрепил Милло в городе Давидовом, и наготовил множество орудий и щитов» (Паралипоменон II, 32:2—5); «Он же, Езекия, запер верхний проток вод Геона и провел их вниз к западной стороне города Давидова. И действовал успешно Езекия во всяком деле своем» (Там же, 32:30). В приведенных отрывках нас особенно заинтересовали два места. „Пруд“, в который стекали воды Гихона, должен располагаться внутри городских стен. На деле он находился вне Города Давидова, к западу от южного окончания города, у выхода долины. В подобном положении „пруд“ остается незащищенным от нападения врагов и не может оправдать намерение Езекии обеспечить доступ осажденных жителей города к источнику воды. Наличие открытой нами стены помогает решить данную проблему.

Ход стены.

При попытке восстановить ход израильской стены и оценить ее размеры в нашем распоряжении имелись две отправные точки: предметы, обнаруженные на месте стены при раскопках, и описание Иосифа Флавия. В своем сочинении „Иудейская война“ он рассказывает о трех стенах, окружавших Иерусалим в разное время. Вследствие важности его свидетельства, приведем полностью отрывок, посвященный первой стене: «Из трех стен древнейшая была труднопобедима вследствие окружавших ее пропастей и возвышавшегося над последними холма, на котором она была построена; но ее природная мощь была значительно возвеличена еще искусственно, так как Давид и Соломон, равно и последовавшие за ними цари, старались превзойти друг друга в укреплении этой твердыни. Начинаясь на севере у так называемой Гипиковой башни, она тянулась до Ксиста, примыкала затем к зданию Совета и оканчивалась у западной галереи храма». [Иосиф Флавий. Иудейская война. Книга 5, 4, 2]. Ход первой или древней стены определялся топографическими особенностями местности. Она тянулась вдоль склонов долины, которая увеличивала неприступность города. На севере она проходила вдоль ущелья Цолев, которое тянется от Башни Гипикуса рядом с сегодняшней Иерусалимской крепостью и до Храмовой Горы на востоке, т. е. вдоль сегодняшних улиц Давида и Шалшелет в Старом городе. На западе стена простиралась от Башни Гипикуса в южном направлении вдоль долины Гееном (Гай бен Хином) и сегодняшней городской стены, огибала вершину Горы Сион и продолжалась до южного конца Города Давида у Силоамского водоема. Оттуда она тянулась в северном направлении вдоль Кидронской долины до края Храмовой Горы. Таким образом первая стена огибала как западный, так и восточный холм. Как мы уже отметили ранее, Иосиф Флавий датирует первую стену эпохой Первого Храма. Большинство современных ученых не соглашались с его точкой зрения, и было принято относить ее сооружение ко времени Хасмонеев. Основанием для этого служило обнаружение фрагментов стены периода Хасмонеев в западной и южной частях города. Теперь после находки израильской стены и, в особенности израильской башни, которая предположительно располагалась по ее ходу, следует с большим доверием относиться к словам Иосифа Флавия, в частности, к его хронологическим утверждениям. Его предположение о том, что стена была сооружена во времена Давида и Соломона, не оправдалась, однако он не ошибся, отнеся ее к эпохе царства. Возможно, что в своих изысканиях он опирался на существовавшую в его время традицию или даже имел возможность видеть остатки этой древней стены, как Хасмонеи за некоторое время до этого. Создается впечатление, что описание Иосифа Флавия соответствует ходу двух стен, израильской и хасмонейской. Возможно, что эти две стены проходили в одном и том же месте и на других участках, на западе и юге. Линии обороны города определялись топографическими и военными соображениями. Эти соображения оставались неизменными с течением времени (если только не произошла серьезная перемена в размерах города). Основываясь на этой гипотезе, мы пришли к выводу, что на протяжении всей своей длины хасмонейская стена повторяла ход израильской стены. В обоих случаях они отвечают описанию „первой“ стены Иосифа Флавия. Отсюда следует, что стена времени Первого Храма огибала весь западный холм, включая Армянский сад и вершину Горы Сион. Как уже отмечалось выше, следы материальной культуры времени Первого Храма были обнаружены во дворе крепости, в Армянском саду и на Горе Сион. Это свидетельствует о том, что в данную эпоху в этих местах уже проживали люди. Таким образом, основываясь на результатах наших исследований, мы можем лишь подтвердить правильность точки зрения „максималистов“ в отношении границ города, которая в свое время считалась безосновательной и иррациональной». [Авигад Н. Верхний город Иерусалима. С. 27—60]. Таким образом, Иерусалим представлял собой крепость, укрепленную не только рядами стен семиметровой толщины, но и природными условиями, насчитывая более 20.000 жителей, что было огромной цифрой в масштабах Древнего Востока. [Броши М. Численность населения древнего Иерусалима. Иерусалим, 1977. С. 65—74]. Неприступность города и его возможность длительно выносить любую осаду обеспечивала и прекрасно созданная система водоснабжения. «Источник Гихон, располагавшийся на восточных склонах города Давида, служил единственным источником водоснабжения города в течение многих поколений до того, как был предложен способ накопления дождевой воды в выдолбленных в скале и отштукатуренных водосборниках. Данный способ был изобретен, по-видимому, во II эпоху среднего бронзового периода (1800—1600 гг. до н. э.). Результатом этого явилось уменьшение зависимости жителей от близости источников. В продолжение всего этого времени Гихон находился за городскими стенами и особые „Водные ворота“ вели из города к источнику. Для того, чтобы обеспечить бесперебойную доставку воды в город жители Иерусалима возвели ряд подземных сооружений. Далее мы приводим их описание археологом И. Шило, который руководил археологическими раскопками в Городе Давида: «Особую главу в истории Иерусалима израильской эпохи представляют собой подземные водные сооружения, которые были построены и действовали на протяжении этого периода. В Иерусалиме был единственный источник воды — Гихон, который служил жителям города с тех пор, как это место было впервые заселено в начале эпохи бронзы. Источник Гихон располагается у подножия холма (это определяется гидрологическими законами) вне городской стены. С этим была связана серьезная проблема обороны города: во время осады его жители лишались доступа к воде. Стандартным технологическим решением в древние времена была маскировка источника снаружи и прокладка в скале туннеля, по которому воды источника поступали внутрь города. Подобный туннель обеспечивал снабжение жителей города водой как в дни осады, так и в мирные времена. Особенностью источника Гихон является тот факт, что в отличие от других аналогичных источников, которые черпают свои воды из подземного водного слоя почвы (аквифер), он является „пульсирующим источником“. То есть, Гихон „выбрасывает“ струи воды один раз в несколько часов. Таким образом, перед его потребителями встает серьезная задача: каким образом „поймать“ выбрасываемые струи, как накапливать воду и обеспечивать нормальное водоснабжение? В течение последних ста лет были открыты и исследованы фрагменты трех подземных сооружений, созданных для использования вод Гихона. Наиболее известным из них является т. н. „водопровод Езекии“, по которому сегодня водят экскурсии. Он представляет собой туннель, пробитый в скале, и его длина составляет около 530 метров. Открыл его один арабский мальчик, причем чисто случайно. «Там, где юго-восточные холмы плавно спускаются к долине Кедрона, находится небольшой водоем окруженный стенами — Силоамский пруд. На берегу играли два мальчика-араба; один из них упал в воду. Барахтаясь изо всех сил, он сумел-таки добраться до противоположного берега — туда, где над прудом возвышалась скальная стена. Внезапно вокруг него стало темным-темно. Мальчик испуганно обернулся — и понял, что обнаружил проход в скалу». [Келлер В. Библия как история. М.: Крон-Пресс, 1998. С. 302]. Туннель проходит от источника и до юго-западной границы Города Давида, где был сооружен „пруд“ или „отводной водоем“. Высеченная в камне надпись, которая была обнаружена около южного окончания туннеля, а также библейские описания его строительства не оставляют сомнения, что он был сооружен во время правления царя Езекии. «Прочее об Езекии и о всех подвигах его, и о том, что он сделал пруд и водопровод и провел воду в город, написано в летописи царей Иудейских» (Книга Царств IV, 20:20). Сама надпись гласила следующее: «Мы пробрались сквозь скалу. А вот история того, как это произошло: когда мы еще работали кирками, двигаясь с противоположных сторон навстречу друг другу, кто-то крикнул, что по его левую руку и по правую руку в скале есть отверстия. И вот в тот же день рабочие, двигавшиеся с двух сторон, встретились. Затем вода потекла из источника в пруд». [Келлер. Указ. соч. С. 303]. Укрепления, возведенные Езекией вокруг западного холма (современный район Горы Сион, Еврейского и Армянского кварталов), позволили также защитить и отводной водоем, который находился в наиболее уязвимом с военной точки зрения месте, у серединного ущелья. Второе из подземных сооружений известно под названием „отводной канал“. Он проходит вдоль основания восточного склона Города Давида, за пределами его укреплений, от источника к району накопительных водоемов на юге. Возможно, что к нему относятся слова Исайи «… водами Силоама, текущими тихо…» (Исайя, 8:6). Отводной канал частично проложен в земле, а частично высечен в скале в виде туннеля. В его восточной стене проделаны отверстия, через которые можно отвести часть воды, текущей в южном направлении, для полива сельскохозяйственных земель в Кедронской долине. Археологическая экспедиция, ведшая раскопки в Городе Давида, исследовала около 140 метров канала, в его начале, середине и конце. Однако наибольший интерес из этих трех сооружений представляет т. н. „шахта Уоррена“, открытая в 1867 г. британским исследователем Чарльзом Уорреном и названная в его честь. Шахта напрямую связывала источник с вершиной холма и проходила под сегодняшним участком G. После того, как шахта была исследована Уорреном (1867) и Паркером (1909), участок над ней был засыпан. В результате этого дальнейшее исследование сооружения не представлялось возможным. Мы воспользовались помощью альпинистов, которые проникли в шахту через ее нижнюю часть, и горных инженеров из Южной Африки, которые сумели открыть ее сверху. После этого стало возможным частично исследовать шахту. Она начинается в городе, в месте, располагающемся выше линии укреплений, в помещении, вырубленном в скале. Верхняя часть шахты представляет собой наклонный коридор со ступеньками, который постепенно переходит в горизонтальный туннель высотой 10 метров и шириной 3 метра. Расстояние от входа и до окончания горизонтального туннеля составляет 42 метра. Он переходит в вертикальную шахту длиной 15 метров, которая направлена вниз. Эта шахта заканчивается на уровне вод Гихона, которые поступают в нее при помощи специального канала. Этот канал был включен впоследствии в „водопровод Езекии“. Жители города спускались по ступеням до верхнего отверстия шахты Уоррена, и черпали с ее дна воду, которая служила, таким образом, своего рода подземным колодцем. Геологическое исследование этого подземного сооружения было проведено геологом Даном Гилем. Оно показало, что вертикальная шахта имеет естественное происхождение. Строители воспользовались ею и включили ее в построенную ими систему туннелей. Таким образом, была заранее исключена возможность проникновения врагов по подземным туннелям в город из района источника, который находился вне городских стен. Такая возможность существовала в подобных сооружениях в Мегиддо, Гивоне и Евлааме. Есть основания предполагать, что данное сооружение являлось частью проекта перестройки Иерусалима как столицы Израиля и Иудеи в десятом веке до н. э. Мы, как и многие другие исследователи, не можем согласиться с гипотезой, которая идентифицирует „трубу“, упоминаемую в рассказе о завоевании Иерусалима Давидом с шахтой Уоррена. В противном случае следует предположить, что ею пользовались еще в иевусейском Иерусалиме. Значение Иерусалима подчеркивается наличием в нем нескольких систем водоснабжения, в отличие от других, менее важных административных центров, имевших лишь одну такую систему. Шахта Уоррена обеспечивала возможность беспрепятственного доступа жителей к воде. Можно предположить, что ее использование было начато в Иерусалиме в десятом или девятом веке до н. э., аналогично подобным сооружениям в других городах. „Силоамский канал“ одновременно служил для отвода излишков воды в накопительные водоемы на юге и для полива сельскохозяйственных угодий. „Водопровод Езекии“, построенный в конце восьмого века до н. э., является наиболее совершенным решением для накопления вод Гихона и их максимального использования. Водопровод, неуязвимый в дни мира и войны, подавал все выброшенные источником воды в накопительные водоемы в юго-западной части города. Они располагались в укрепленном участке новой городской территории, которая включала западный холм и стены, возведенные в дни правления Езекии. Существовала возможность одновременного использования всех трех систем водоснабжения, каждая из которых при этом выполняла свою особенную функцию. После создания „водопровода Езекии“ три данные системы действовали параллельно вплоть до разрушения города в 586 году до н. э.». [Шило И. Город Давида — ханаанский и израильский Иерусалим. // Ба-маханэ. Выпуск 33 (19.5.82). С. 38]. Не выпала из поля зрения Навуходоносора и особая система укрепления ворот Иерусалима. «Иудейские строители придумали сложную систему защиты ворот типа „te naille“ (укрепление со входящим углом, „клещи“), распространенного в Древней Греции (например, в Афинах, Перге и Сиде) и вновь вошедшего в употребление в Европе в начале нового времени. Стены были расположены в форме буквы «U» („клещей“), а ворот обычно было двое: на внешней стороне „клещей“ и у их основания. Враг, проникавший в образованный стенами внутренний двор, подвергался обстрелу лучников и пращников как с тыла (со стороны ворот), так и со стен. Чем дальше продвигался враг, тем более легкой мишенью для бросаемых сверху копий и других предметов он становился». [Avi Cad N. The Upper City of Jerusalem. Jerusalem, 1980; Winter F. E. Greek Fortifications. London, 1971, Chapter 8; Херцог. Гишон. Указ соч. С. 249]. Весьма интересным образом были устроены и дороги, ведущие к воротам. Так, «Дороги, ведущие к воротам, прокладывались таким образом, что атакующий противник должен был разворачиваться; это вынуждало его замедлять движение и поворачиваться к защитникам правым боком (не защищенным щитом и тем самым вдвойне уязвимым). В подобных ситуациях воины из колена Вениамина приходились как нельзя кстати, поскольку они могли использовать пращу, при этом защищая себя справа небольшим круглым щитом». [Херцог. Гишон. Указ. соч. С. 220]. Сами стены города также представляли пример военного инженерного искусства. Некоторые из них были построены по типу так называемых казематных стен. «Ее образовывали две стены, соединенные между собой внутренними перегородками, образующими квадратные помещения, „казематы“. Их могли, по крайней мере, во время опасности, заполнять камнями или землей, и, тем самым, придавать стенам большую ширину и устойчивость. Такой способ строительства позволял уменьшить ущерб от подкопов и стенобитных орудий. После того, как ассирийцы ввели в употребление улучшенный таран, шансы на то, что это последнее достижение в вооружении либо застрянет в массе, заполнявшей каземат, либо еще больше уплотнит ее, были весьма высоки. Более того, плоские крыши казематов расширяли площадку, где размещались воины, по сравнению с неизбежно узкой одиночной стеной. Наконец, ширина казематных стен создавала внутри крепости новую безопасную зону непосредственно за местом боевых действий, поскольку вражеские метательные снаряды практически не могли попасть туда». [Gichon M. // Akten des 14 Int. Limeskongress Carnuntum 1986 // ed. Vetters and Kandler, Wien, 1990. P. 193—214]. Укреплены были стены и с помощью надстроенных над ними деревянных конструкций, которые придавали им дополнительную высоту и создавали пространство для размещения воинов там, где это было необходимо. Чтоб защитить эти надстройки от зажигательных стрел, а защитников крепости — от вражеских снарядов, к деревянным балкам прикреплялись щиты. [Yadin Y. The Art of Warfare in the Biblical Lands. London, 1963. P. 326—327]. Как бы усмехаясь вавилонянам, над этими неприступными твердынями гордо высились знамена Иудеи. Эти знамена представляли собой изображения крылатых жуков и похожих на них дисков, закрепленных на длинных шестах. Изготовлялись они из металла. [Hahlweg W. Die Heeresreform der Oranier. Wiesbaden, 1973. P. 362—367].

Итак, осмотрев Иерусалим, Навуходоносор 15 января 588 года начинает осаду города. Вместе с Иерусалимом вавилоняне берут в кольцо также Лахиш и Азек, бывшие также первоклассными крепостями, которые в отличие от других городов Иудеи, взятых Навуходоносором в начале вторжения, устояли перед натиском его войск. [Emerton J. A. Were the Lachish letters sent to or from Lachish? // Palestine Exploration Quarterly, 2001. Yar 133. P. 214]. «Понимая, что положение Иудеи стало весьма опасным, царь Седекия отправил гонцов в Египет с тем, чтобы получить у фараона военную поддержку и, прежде всего, боевые колесницы. Эту информацию подтверждает также и текст глиняных табличек Лахиша («Отправился военачальник Канияху, сын Эльнатана, в Египет» табличка 14 и далее)». [Маламат. Указ. соч. С. 148]. И пока город жаждал услышать победное ржанье лошадей, впряженных в египетские колесницы, обращающих в бегство вавилонян, Иеремия продолжал ходить по улицам города, призывая население обратиться к Богу и сдаться на милость вавилонян. В противном же случае город ждет гибель.

Бог хочет, чтобы мы помнили, что сила наша не в золоте, не в укрепленных стенах, а только в Нем.

Глава 20

Цена пса.

Послы Иудеи прибывают к одному фараону, но застают уже другого, ибо 8 февраля 588 года Псамментих II умирает. На престол вступает его сын Априй. Это был человек неукротимой энергии и амбиций. «Разгром под Кархемишем, видимо, настолько изгладился из памяти, что египетские верхи отважились открыто поддержать Иудею в ее борьбе с нововавилонским царством». [Перепелкин. Указ. соч. С. 416]. По прошествии довольно длительного срока ритуального вступления на царство Априй посылает флот и армию навстречу Навуходоносору. Первым делом египетский флот нападает на Тир и Сидон. Априй «дает победоносное морское сражение жителям Тира и Кипра и высаживает достаточно войск, чтобы взять Сидон, после чего сдались и другие финикийские города». [Брэстед. Указ. соч. Т. 2. С. 182]. Эта победа объяснялась, в первую очередь, тем, что «финикийские моряки не хотели по-настоящему драться с египтянами за интересы Вавилона. Вавилон был для финикиян угнетателем, а с Египтом их связывали давние и прочные экономические, политические, религиозные и культурные отношения. В Египетском флоте служило много финикийских наемников. После побед на море египтяне заняли Финикию. Они намеревались обосноваться всерьез и надолго. В Гебале, например, они построили свои казармы и храм местной богини. Египетское проникновение в Финикию серьезно поколебало вавилонское господство в Заречье. Восстал Дамаск. Попытки мятежа имели место в Хамате и Арпаде». [Белявский. Указ. соч. С. 92]. Навуходоносор был вынужден снять осаду с Иерусалима и выступить против египтян. [Циркин. Указ. соч. С. 341]. Как только со стен Иерусалима часовые увидели, как вавилоняне снимают палатки и отходят, город охватило неописуемое веселье. Но в этой радости «лишь только вавилонский царь отступил от Иерусалима, лжепророки [опять] стали обманывать Седекию, уверяя его, что вавилонянин не станет более воевать с ним, да и единоплеменники его, которых тот выселил из родины в Вавилон, вернутся и привезут с собою все сокровища храма, которые царь [некогда] похитил оттуда. Тогда пришел Иеремия и стал утверждать как раз противное и предсказывать истину, а именно указывать, что они поступают дурно, обманывая царя; что от египтян им нечего ожидать пользы, но что, когда вавилонский царь победит египтян, он соберется пойти походом на Иерусалим, что он осадит его и загубит путем голода [весь] народ, а оставшихся в живых отведет в плен; что он разграбит имущество, что еще раз похитит богатства их храма, а затем подожжет его и уничтожит город. „Мы же, — продолжал он, — в течение семидесяти лет будем рабами его и потомков его; а затем нас освободят из этого рабства персы и мидяне, которые разгромят вавилонян; освобожденные ими (персами и мидянами), мы вновь построим храм и восстановим Иерусалим“. Эти слова Иеремии были приняты большинством с доверием. Знать же и безбожные люди стали насмехаться над ним, как над сумасшедшим». [Флавий. Указ. соч. С. 21]. Но насмехались они не только над пророком, но и над Самим Богом. Дело в том, что когда войска Навуходоносора только облагали Иерусалим осадой, Иеремия получил особое Божье откровение. «Слово, которое было к Иеремии от Господа после того, как царь Седекия заключил завет со всем народом, бывшим в Иерусалиме, чтобы объявить свободу, чтобы каждый отпустил на волю раба своего и рабу свою, Еврея и Евреянку, чтобы никто из них не держал в рабстве Иудея, брата своего. И послушались все князья и весь народ, которые вступили в завет, чтобы отпустить каждому раба своего и каждому рабу свою на волю, чтобы не держать их впредь в рабах, — и послушались и отпустили; но после того, раздумавши, стали брать назад рабов и рабынь, которых отпустили на волю, и принудили их быть рабами и рабынями» (Иер. 34:8—11). В тот критический момент князьями, принявшими это решение, двигал и страх, и желание увеличить число защитников города из числа бывших рабов, и устранение возможного мятежа рабов, пожелавших, быть может, выслужиться этим перед вавилонянами. [Нир. Указ. соч. С. 126]. Как бы то ни было, рабы были торжественно освобождены, и князья, и царь в смирении склонились пред Богом. И вот теперь, когда вавилоняне отступили от города, «иудейские рабовладельцы нарушили свои клятвы и стали вновь закабалять освобожденных рабов». [Всемирная история. В 24 т. Минск: Литература, 1996. Т. 3. С. 209]. И в то время, как в царском дворце шел пир и лилось вино, в подвалах этого же дворца неслись тихие проклятия вновь закабаленных людей. Между тем Седекия, как любая слабая неуравновешенная личность, все равно, даже после отхода вавилонян, которого он так желал, не мог чувствовать себя спокойно. И вот «Царь Седекия послал Иегухала, сына Селемии, и Софонию, сына Маасеи, священника, к Иеремии пророку сказать: помолись о нас Господу Богу нашему» (Иер. 37:3). Он, царь, который не слушал этого пророка и Божьих вестей, он, который вопреки Божьей воле восстал против вавилонян, он, который только что сотворил святотатство, отпустив было рабов на свободу, призвав при этом Божье Имя, а теперь вновь вероломно закабалив их, он, который развратничал и кадил чужим богам, теперь просит Иеремию молиться о нем. Подобную несовместимость в действиях мы можем часто наблюдать и сегодня. Порой так называемые «новые русские», зарабатывая часто деньги нечестным путем, а то и на крови, потом идут в церковь и жертвуют часть этих денег на храм, на дом престарелых, детский дом. Они подсознательно хотят откупиться этим от Бога, забывая, что они жертвуют «цену пса». «Не вноси платы блудницы и цены пса в дом Господа Бога твоего ни по какому обету, ибо то и другое есть мерзость пред Господом Богом твоим» (Втор. 23:18). Забывают, как и забыл Седекия, что «кто отклоняет ухо свое от слушания закона, того и молитва — мерзость» (Прит. 28:9). И если купленное духовенство, как вчера так и сегодня с подобострастием отпускало и отпускает грехи сильных мира сего, то Иеремия прямо ответил царю. «Так говорит Господь, Бог Израилев: так скажите царю Иудейскому, пославшему вас ко Мне вопросить Меня: вот, войско фараоново, которое шло к вам на помощь, возвратится в землю свою, в Египет; а Халдеи снова придут и будут воевать против города сего, и возьмут его и сожгут его огнем. Так говорит Господь: не обманывайте себя, говоря: „непременно отойдут от нас Халдеи“, ибо они не отойдут; если бы вы даже разбили все войско Халдеев, воюющих против вас, и остались бы у них только раненые, то и те встали бы, каждый из палатки своей, и сожгли бы город сей огнем» (Иер. 37:7—10). Видя, что и царь и народ не хотят внимать ему, Иеремия решает покинуть Иерусалим. Он сделал все, что мог, и даже больше, для этого города, который сам избрал свою участь. Пророк решает покинуть Иерусалим. Решает не из-за страха, ибо он никогда не скрывал своего мнения и взглядов, много раз подвергаясь за это смертельной опасности. Решает не из-за того, что он разуверился в Боге, ибо последующие события покажут, что он имел с Ним самую тесную связь. Решает и не из-за того, что устал трудиться на ниве Божьей, ища покоя, ибо до конца дней он будет трудиться на ней. Просто сейчас здесь, в Иерусалиме, его миссия была уже окончена, и он шел туда, где он был нужнее, так как нужно было ободрять людей, указывая им на Бога, сохранять чистоту Истины. «Иеремия пошел из Иерусалима, чтобы уйти в землю Вениаминову, скрываясь оттуда среди народа. Но когда он был в воротах Вениаминовых, бывший там начальник стражи, по имени Иреия, сын Селемии, сына Анании, задержал Иеремию пророка, сказав: ты хочешь перебежать к Халдеям? Иеремия сказал: это ложь; я не хочу перебежать к Халдеям. Но он не послушал его, и взял Иреия Иеремию и привел его к князьям. Князья озлобились на Иеремию и били его, и заключили его в темницу, в дом Ионафана писца, потому что сделали его темницею. Когда Иеремия вошел в темницу и подвал, и пробыл там Иеремия много дней» (Иер. 37:12—16). Избитого, уже не молодого пророка бросают в тюрьму, в которой его начинают педантично морить голодом. [Ренан. Указ. соч. С. 475]. Враги пророка полагали, что несносные условия пребывания, оскорбления, голод и возраст сделают свое дело, и они будут избавлены от своего заклятого врага. Причём унижение Иеремии им доставляло наибольшую радость, подобно тому, как американцам нравится показывать унижения в тюрьме Саддама Хусейна, демонстрируя его по телевидению то стирающим белье, то на осмотре у врача. Но в отличие от иракского диктатора, пророк Иеремия страдал безвинно, и как свидетельствует история, унижение невиновного всегда доставляет наибольшую радость нечестивым. Ибо его праведность бросает невольно на них тень. К тому же, унижая пророка, они тем самым хотели и дискредитировать его весть, ведь если Иеремия действительно пророк от Бога, то тогда почему Господь допустил все эти несчастья в его жизни? Почему проповедуя о наступлении несчастья у тех, кто отвергает Божий призыв, Иеремия пожал эти самые несчастья раньше всех? Сняв осаду с Иерусалима, Навуходоносор разбивает наголову египетское войско, заставив его с позором бежать в Египет, оставив все сделанные завоевания. [Перепелкин. Указ. соч. С. 416]. И теперь, не оглядываясь уже на юг, вавилонский царь приступает к новой осаде Иерусалима. «На девятый же год правления Седекии, в десятый день десятого месяца, царь вавилонский вторично выступил против Иерусалима, обложил его и в течение восемнадцати месяцев осаждал его по всем правилам искусства. В то же самое время над осажденными иерусалимцами разразились два величайших бедствия: голод и заразительная болезнь, сильно свирепствовавшие среди них». [Флавий. Указ. соч. С. 20]. Седекия вновь посылает за Иеремией. «Царь Седекия послал и взял его. И спрашивал его царь в доме своем тайно и сказал: нет ли слова от Господа? Иеремия сказал: есть; и сказал: ты будешь предан в руки царя Вавилонского. И сказал Иеремия царю Седекии: чем я согрешил перед тобою и перед слугами твоими, и перед народом сим, что вы посадили меня в темницу? и где ваши пророки, которые пророчествовали вам, говоря: „царь Вавилонский не пойдет против вас и против земли сей“? И ныне послушай, государь мой царь, да падет прошение мое пред лице твое; не возвращай меня в дом Ионафана писца, чтобы мне не умереть там» (Иер. 37:17—20). Царь испугался. Он держался за пророка, связывая свою жизнь с ним. Ему казалось, что как только умрет Иеремия, погибнет и он, Седекия. Однако, «царь не спешил освободить его, потому что вельможи были настроены враждебно против него; он приказал только перевести его в дворцовую тюрьму, представлявшую собой большой открытый двор, где заключенные, ноги которых были прикованы к стене, сообщались с публикой». [Ренан. Указ. соч. С. 475]. А как часто мы, зная правду, поступаем все равно не так, как она того требует. Седекии казалось, что он нашел неплохой выход: уважил Иеремию, переведя его в лучшие условия, и не вызвал возмущения знати, требующей смерти пророка. Мы тоже часто в своей жизни хотим избрать третье решение, которое устраивало бы всех, которое бы примиряло правду с ложью. Но сделать этого нельзя. Причем такое наше решение неприемлемо ни для Бога, желающего человека спасти не наполовину, а полностью, но и для дьявола, желающего нас окончательно погубить. Третье решение, как компромисс между добром и злом, правдой и ложью, бывает, как правило, первым шагом к погибели. Третьим решением мы хотим успокоить свою совесть. И действительно, такими решениями мы успокаиваем ее. Успокаиваем навсегда, пока она нас уже более не беспокоит вовсе, по причине своей смерти. «Третьи» решения и вызванные ими «третьи» молитвы, «третьи» обращения к Богу — это все та же «цена пса».

Бог не принимает наши молитвы, если мы, зная истину, попираем ее. Он не продает за «цену пса» спасение. Он хочет, чтобы мы не предлагали Ему эту «цену пса».

Глава 21

Телефон доверия.

«Несмотря на то, что пророк Иеремия сидел в темнице, он все-таки не мог успокоиться и громко взывал и советовал народу впустить вавилонянина в город, открыв перед ним ворота; при этом он утверждал, что, если они это сделают, все спасутся, если же нет, то погибнут. Он указывал при этом, что если кто-нибудь и останется в городе, то наверное погибнет либо от голода, либо от меча неприятелей; если же убежит к врагам, то избегнет смерти. Однако, даже находясь в таком бедственном положении, старейшины, слыша эти предсказания, не верили им, но в гневе отправились к царю, стали обвинять пророка и требовали его казни за его сумасшествие, выражающееся в том, что он своими заявлениями о предстоящих бедствиях смущает народ и старается подорвать его энергию. В то время как последний вполне готов подвергаться всяким опасностям ради самого себя и ради отечества, Иеремия убеждает его перейти на сторону неприятелей, уверяя, что город будет взят и все при этом погибнут». [Флавий. Указ. соч. С. 20]. «Когда Пасхор, сын Еммеров, священник, он же и надзиратель в доме Господнем, услышал, что Иеремия пророчески произнес слова сии, то ударил Пасхор Иеремию пророка и посадил его в колоду, которая была у верхних ворот Вениаминовых при доме Господнем. Но на другой день Пасхор выпустил Иеремию из колоды, и Иеремия сказал ему: не „Пасхор“ нарек Господь имя тебе, но „Магор Миссавив“. Ибо так говорит Господь: вот, Я сделаю тебя ужасом для тебя самого и для всех друзей твоих, и падут они от меча врагов своих, и твои глаза увидят это. И всего Иуду предам в руки царя Вавилонского, и отведет их в Вавилон и поразит их мечом. И предам все богатство этого города и все стяжание его, и все драгоценности его; и все сокровища царей Иудейских отдам в руки врагов их, и разграбят их и возьмут, и отправят их в Вавилон. И ты, Пасхор, и все живущие в доме твоем, пойдете в плен; и придешь в Вавилон, и там умрешь, и там будешь похоронен, ты и все друзья твои, которым ты пророчествовал ложно. Ты влек меня, Господи, — и я увлечен; Ты сильнее меня — и превозмог, и я каждый день в посмеянии, всякий издевается надо мною. Ибо лишь только начну говорить я, — кричу о насилии, вопию о разорении, потому что слово Господне обратилось в поношение мне и в повседневное посмеяние. И подумал я: „не буду я напоминать о Нем и не буду более говорить во имя Его“; но было в сердце моем, как бы горящий огонь, заключенный в костях моих, и я истомился, удерживая его, и не мог. Ибо я слышал толки многих: угрозы вокруг; „заявите, говорили они, и мы сделаем донос“. Все, жившие со мною в мире, сторожат за мною, не споткнусь ли я: „может быть, говорят, он попадется, и мы одолеем его и отмстим ему“. Но со мною Господь, как сильный ратоборец; поэтому гонители мои споткнутся и не одолеют; сильно посрамятся, потому что поступали неразумно; посрамление будет вечное, никогда не забудется. Господи сил! Ты испытываешь праведного и видишь внутренность и сердце. Да увижу я мщение Твое над ними, ибо Тебе вверил я дело мое. Пойте Господу, хвалите Господа, ибо Он спасает душу бедного от руки злодеев. — Проклят день, в который я родился! день, в который родила меня мать моя, да не будет благословен! Проклят человек, который принес весть отцу моему и сказал: „у тебя родился сын“, и тем очень обрадовал его. И да будет с тем человеком, что с городами, которые разрушил Господь и не пожалел; да слышит он утром вопль и в полдень рыдание за то, что он не убил меня в самой утробе — так, чтобы мать моя была мне гробом, и чрево ее оставалось вечно беременным. Для чего вышел я из утробы, чтобы видеть труды и скорби, и чтобы дни мои исчезали в бесславии?» (Иер. 20). Сердце пророка разрывалось, но он никогда ни с кем не лукавил. И, конечно же, никогда не лукавил со своим Господом, Которого любил и уважал. Он всегда изливал Ему то, что у него на сердце, прося совета. И потому сейчас, в момент жизненного кризиса, он воззвал к своему Богу. Причем он стал говорить не «правильные» слова молитвы, а то, что у него было на сердце. Да, Богу не нужны витиеватые слова, напыщенные фразы, которые говорят потому, что их «положено» говорить, но молитва — это разговор, задушевный разговор человека с Богом. Библейские пророки, патриархи, ученики Христа всегда задавали Богу вопросы, которые волновали их. Они спрашивали то, чего не понимали, признаваясь в этом. Искренность — вот один из главных критериев успешной молитвы, молитвы, которой Бог никогда не оставляет без ответа: «И было слово Господне к Иеремии вторично, когда он еще содержался во дворе стражи: Так говорит Господь, Который сотворил [землю], Господь, Который устроил и утвердил ее, — Господь имя Ему: воззови ко Мне — и Я отвечу тебе, покажу тебе великое и недоступное, чего ты не знаешь. Ибо так говорит Господь, Бог Израилев, о домах города сего и о домах царей Иудейских, которые разрушаются для завалов и для сражения пришедшими воевать с Халдеями, чтобы наполнить домы трупами людей, которых Я поражу во гневе Моем и в ярости Моей, и за все беззакония которых Я сокрыл лице Мое от города сего. Вот, Я приложу ему пластырь и целебные средства, и уврачую их, и открою им обилие мира и истины, и возвращу плен Иуды и плен Израиля и устрою их, как вначале, и очищу их от всего нечестия их, которым они грешили предо Мною, и прощу все беззакония их, которыми они грешили предо Мною и отпали от Меня. И будет для меня Иерусалим радостным именем, похвалою и честью пред всеми народами земли, которые услышат о всех благах, какие Я сделаю ему, и изумятся и затрепещут от всех благодеяний и всего благоденствия, которое Я доставлю ему. Так говорит Господь: на этом месте, о котором вы говорите: „оно пусто, без людей и без скота“, — в городах Иудейских и на улицах Иерусалима, которые пусты, без людей, без жителей, без скота, опять будет слышен голос радости и голос веселья, голос жениха и голос невесты, голос говорящих: „славьте Господа Саваофа, ибо благ Господь, ибо вовек милость Его“, и голос приносящих жертву благодарения в доме Господнем; ибо Я возвращу плененных сей земли в прежнее состояние, говорит Господь. Вот, наступят дни, говорит Господь, когда Я выполню то доброе слово, которое изрек о доме Израилевом и о доме Иудином. В те дни и в то время возращу Давиду Отрасль праведную, и будет производить суд и правду на земле. В те дни Иуда будет спасен и Иерусалим будет жить безопасно, и нарекут имя Ему: „Господь оправдание наше!“ Ибо так говорит Господь: не прекратится у Давида муж, сидящий на престоле дома Израилева…» (Иер. 33:1—11, 14—17). «Воззови ко Мне — и Я отвечу тебе». А взываем ли мы к Богу? Господь явственно говорит, что в молитве нужно именно воззвать. Глагол «воззвать» — это не сказать, не произнести. Это нечто намного большее. Воззвать — это призывать, возглашать, восклицать. [Даль В. Толковый словарь живого Великорусского языка. В 4 т. М.: Русский язык, 1978. Т. 1. С. 201]. Часто этот стих — Иер. 33:3 — называют телефоном доверия, по которому мы можем всегда обратиться к Богу, и это действительно так. В период душевных мук Господь приоткрывает Иеремии чудесные величественные события будущего. Вавилонский плен не вечен, как не вечны слезы, разлука, смерть. Израиль как нация не погибнет. Он вновь населит эту землю и этот город. Но главное, придет Он, Спаситель. Глядя на эти панорамные события, пророк забыл о тех реалиях, которые окружали его. Точнее, он не забыл их, просто они перестали быть для него столь гнетущими и неразрешимыми. Он ясно осознал, что на небе есть Бог, и потому не стоит стенать или бояться. Он, увидев Христа, увидел истинную жизнь, к которой нужно стремиться. Жизнь с Богом, в ожидании наступления Его царства. Узнав и осознав эту весть, Иеремия сразу же стремится поделиться ею с окружающим его народом, изнывающим в ожидании бедствий. И для этого у него вскоре представился момент. «И Анамеил, сын дяди моего, пришел ко мне, по слову Господню, во двор стражи и сказал мне: „купи поле мое, которое в Анафофе, в земле Вениаминовой, ибо право наследства твое и право выкупа твое“» (Иер. 32:8). Представим себе картину. Иерусалим обложен вавилонянами, Иудея выжжена огнем, города, за исключением трех, разграблены и разрушены. В самом Иерусалиме царит голод. И тут кто-то предлагает кому-то купить землю, на которой стоят вавилонские войска! Землю, выжженную огнем. Землю, с которой не только нельзя получить дохода, но на которую вступить и даже посмотреть опасно. Кто же даст деньги за такую землю? Деньги, на которые можно, пусть и втридорога, купить крохи хлеба, чтобы не умереть с голоду. За этой сценой пришедшего к Иеремии со столь странным предложением Анамеила наблюдал народ, теснившийся всегда вокруг прикованного к стене пророка. Но на удивление всех Иеремия отвечает согласием. «И купил я поле у Анамеила, сына дяди моего, которое в Анафофе, и отвесил ему семь сиклей серебра и десять сребренников; и записал в книгу и запечатал ее, и пригласил к тому свидетелей и отвесил серебро на весах. И взял я купчую запись, как запечатанную по закону и уставу, так и открытую; и отдал эту купчую запись Варуху, сыну Нирии, сына Маасеи, в глазах Анамеила, сына дяди моего, и в глазах свидетелей, подписавших эту купчую запись, в глазах всех Иудеев, сидевших на дворе стражи; и заповедал Варуху в присутствии их: так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: возьми сии записи, эту купчую запись, которая запечатана, и эту запись открытую, и положи их в глиняный сосуд, чтобы они оставались там многие дни. Ибо так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: домы и поля и виноградники будут снова покупаемы в земле сей» (Иер. 32:9—15). Толпа смолкла, слушая эти слова пророка, которые моментально облетели весь город. В душах людей проснулась надежда. Многие с благоговейным трепетом склонились, когда пророк начал молиться. «И, передав купчую запись Варуху, сыну Нирии, я помолился Господу: „о, Господи Боже! Ты сотворил небо и землю великою силою Твоею и простертою мышцею; для Тебя ничего нет невозможного; Ты являешь милость тысячам и за беззаконие отцов воздаешь в недро детям их после них: Боже великий, сильный, Которому имя Господь Саваоф! Великий в совете и сильный в делах, Которого очи отверсты на все пути сынов человеческих, чтобы воздавать каждому по путям его и по плодам дел его… Посему так говорит Господь: вот, Я отдаю город сей в руки Халдеев и в руки Навуходоносора, царя Вавилонского, и он возьмет его, и войдут Халдеи, осаждающие сей город, зажгут город огнем и сожгут его и домы, на кровлях которых возносились курения Ваалу и возливаемы были возлияния чужим богам, чтобы прогневлять Меня. Ибо сыновья Израилевы и сыновья Иудины только зло делали пред очами Моими от юности своей; сыновья Израилевы только прогневляли Меня делами рук своих, говорит Господь. И как бы для гнева Моего и ярости Моей существовал город сей с самого дня построения его до сего дня, чтобы Я отверг его от лица Моего за все зло сыновей Израиля и сыновей Иуды, какое они к прогневлению Меня делали, они, цари их, князья их, священники их и пророки их, и мужи Иуды и жители Иерусалима. Они оборотились ко Мне спиною, а не лицем; и когда Я учил их, с раннего утра учил, они не хотели принять наставления, и в доме, над которым наречено имя Мое, поставили мерзости свои, оскверняя его. Устроили капища Ваалу в долине сыновей Енномовых, чтобы проводить через огонь сыновей своих и дочерей своих в честь Молоху, чего Я не повелевал им, и Мне на ум не приходило, чтобы они делали эту мерзость, вводя в грех Иуду. И однако же ныне так говорит Господь, Бог Израилев, об этом городе, о котором вы говорите: „он предается в руки царя Вавилонского мечом и голодом и моровою язвою“, — вот, Я соберу их из всех стран, в которые изгнал их во гневе Моем и в ярости Моей и в великом негодовании, и возвращу их на место сие и дам им безопасное житие. Они будут Моим народом, а Я буду им Богом. И дам им одно сердце и один путь, чтобы боялись Меня во все дни жизни, ко благу своему и благу детей своих после них. И заключу с ними вечный завет, по которому Я не отвращусь от них, чтобы благотворить им, и страх Мой вложу в сердца их, чтобы они не отступали от Меня. И буду радоваться о них, благотворя им, и насажду их на земле сей твердо, от всего сердца Моего и от всей души Моей. Ибо так говорит Господь: как Я навел на народ сей все это великое зло, так наведу на них все благо, какое Я изрек о них. И будут покупать поля в земле сей, о которой вы говорите: „это пустыня, без людей и без скота; она отдана в руки Халдеям“; будут покупать поля за серебро и вносить в записи, и запечатывать и приглашать свидетелей — в земле Вениаминовой и в окрестностях Иерусалима, и в городах Иуды и в городах нагорных, и в городах низменных и в городах южных; ибо возвращу плен их, говорит Господь» (Иер. 32:16—19, 28—44). На мгновение многим показалось, что они не в осажденном Иерусалиме, а что они находятся уже в новом Иерусалиме. Но если одни увидели в словах пророка надежду на спасение, то других они озлобили еще больше. «Тогда князья сказали царю: да будет этот человек предан смерти, потому что он ослабляет руки воинов, которые остаются в этом городе, и руки всего народа, говоря к ним такие слова; ибо этот человек не благоденствия желает народу сему, а бедствия» (Иер. 38:4). Эти люди не услышали в словах Иеремии утешения и благословения, они жили сиюминутным днем. Они уже не могли поднять глаза вверх, не могли воззвать к Богу, они очерствили свои сердца. «И сказал царь Седекия: вот, он в ваших руках, потому что царь ничего не может делать вопреки вам» (Иер. 38:5). Это говорил тот же самый Седекия, который совсем недавно призывал Иеремию к себе, который вывел его из темницы в доме Ионафана. Теперь он говорит: «Берите его…» Пройдет 500 лет и на этом же месте будет стоять уже другой человек, одетый в белоснежные одежды. Человек, в отличие от Седекии, железной воли. Человек, который одним своим видом заставлял трепетать тысячи. Он будет стоять перед Христом, Которого священники и наученная ими толпа потребуют отдать на смерть. И подобно Седекии, он также дрогнет. Он также скажет: «Берите Его, я умываю руки». Отдавая Иеремию в руки его врагов, Седекия, как бы, пытается оправдать сам себя, говоря князьям: он в ваших руках, царь вам не может перечить. Он как бы хочет сказать: «Я ни при чем, даже если я захочу, то сделать ничего не смогу, так как реальная власть у вас». В отличии от Седекии Пилат не мог ссылаться на то, что у него не было реальной власти, ибо он ею как раз и обладал в Иерусалиме намного более всех вместе взятых. Но он находит себе другое оправдание, просто умыв руки, сказав тем самым, что лично он в Нем вины не видит. Но раз вы настаиваете, то делайте, как знаете. Но Седекия будет ослеплен и убит, а Пилат закончит жизнь самоубийством. От крови нельзя отмыться, ее нельзя смыть водой, она смывается лишь кровью Христа, когда мы принимаем Его жертву, или нашей собственной, когда мы отвергаем Христа. Получив санкцию Седекии, они «Тогда взяли Иеремию и бросили его в яму Малхии, сына царя, которая была во дворе стражи, и опустили Иеремию на веревках; в яме той не было воды, а только грязь, и погрузился Иеремия в грязь» (Иер. 38:6). Находясь на экскурсии в апреле 2005 года в бельгийском городе Генте, мы посетили замок графов Фландрских, превращенный ныне в музей. Там весьма зловещее впечатление произвел глубокий колодец. Глядя вовнутрь его, на дно, с трудом угадываемое из-за высоты, невольно вспомнилась библейская история об Иеремии. Действительно, что должен был ощутить пророк, когда его опустили в подобную шахту колодца, ибо без воды и питья, по грудь в сырой грязи, выжить, конечно, никто не сможет. Князья и священники придумали для него куда более мучительный способ смерти, чем тот, если бы он умер в заключении в темнице. [Флавий. Указ. соч. С. 20]. Но Бог не оставлял Иеремию. «И услышал Авдемелех Ефиоплянин, один из евнухов, находившихся в царском доме, что Иеремию посадили в яму; а царь сидел тогда у ворот Вениаминовых. И вышел Авдемелех из дома царского и сказал царю: государь мой царь! худо сделали эти люди, так поступив с Иеремиею пророком, которого бросили в яму; он умрет там от голода, потому что нет более хлеба в городе. Царь дал приказание Авдемелеху Ефиоплянину, сказав: возьми с собою отсюда тридцать человек и вытащи Иеремию пророка из ямы, доколе он не умер. Авдемелех взял людей с собою и вошел в дом царский под кладовую, и взял оттуда старых негодных тряпок и старых негодных лоскутьев и опустил их на веревках в яму к Иеремии. И сказал Авдемелех Ефиоплянин Иеремии: подложи эти старые брошенные тряпки и лоскутья под мышки рук твоих, под веревки. И сделал так Иеремия. И потащили Иеремию на веревках и вытащили его из ямы; и оставался Иеремия во дворе стражи» (Иер. 38:7—13).

Наш Бог никогда не оставляет Своих детей. Он всегда и везде с нами, Он хочет научить нас пользоваться «телефоном доверия». Звоним ли мы по нему?

Глава 22

Прерванная переписка.

В 1935 году лопаты английской археологической экспедиции доктора Уэлпкома-Марстона начали поднимать из небытия древний израильский город Лахиш. История этого города уходит в далекое прошлое. Уже в XV в. до х. э. он представлял собой мощную крепость, которую пришлось покорять войскам Иисуса Навина. При разделе земли он достался колену Иудину. При царе Ровоаме Лахиш становится одним из мощнейших городов иудейского царства, преграждая подходы к Иудейскому горному массиву. «Город был окружен двумя стенами: внешняя шла в центральной части склона холма, внутренняя, достигавшая шестиметровой толщины и состоявшая из кирпичной кладки на каменном основании, ограждала его вершину. Сложный комплекс ворот включал соответствующие сооружения, связанные как с внешней, так и с внутренней стенами. Особой мощностью отличались шестикамерные внутренние ворота. В северной части города располагался район административных построек, отделенный от остального города специальной стеной. Большой интерес представляет здесь дворец-форт, стоявший на высоком подиуме и неоднократно перестраивавшийся… Подиум, на котором он стоял, достигал шести метров. Застроен город был чрезвычайно густо, и жилые кварталы распространялись за пределы укреплений». [Mazar A. Archaeology of the Land of the Bible, 10.000 — 586 B.C.E. Cambridge, 1990. P. 42]. Лахиш был одним из богатейших городов страны, но вместо благодарности за это Богу, город все более и более впадал в идолопоклонство. «Запрягай в колесницу быстрых, жительница Лахиса; ты — начало греха дщери Сионовой, ибо у тебя появились преступления Израиля» (Мих. 1:13). Однако Божьи призывы, осуществляемые через пророков, оставались без ответа со стороны жителей Лахиша. В 701 году до х. э. Лахишу было дано грозное предупреждение, когда город после осады был взят ассирийскими войсками во главе с царем Сеннахерибом. Лопаты археологов позволили заглянуть в кровавое прошлое города. «Уникальной информативностью обладает слой, связанный с трагедией 701 года до Р. Х. — штурмом и разгромом Лахиша Сеннахерибом: здесь прямые археологические показатели III слоя сочетаются с библейскими текстами; а так же с письменными и изобразительными свидетельствами ассирийцев. Большой стенной рельеф во дворце Сеннахериба в Ниневии поразительно подробно и последовательно представляет ход осады и штурма городских укреплений, вторжение, захват города, разгром и угон пленного населения. Мы видим обе стены с воротами и башнями, заполненными защитниками города, забрасывающими осаждавших стрелами, камнями, горящими факелами: ассирийцы отвечают им огнем стрел и пращевых пуль, подтянутые по специально насыпанным пандусам тараны мощными ударами долбят стены, осаждающие по многочисленным приставным лестницам карабкаются на стены, преодолевая отчаянное сопротивление осажденных, наконец, изображена выходящая из ворот вереница пленных со своим скарбом на запряженных волами повозках. И прямые археологические свидетельства верифицируют эту картину: реальный осадочный пандус, построенный у юго-западного угла города из огромного числа камней, наваленных перпендикулярно стене и по высоте сравнявшийся с вершиной последней, скопления здесь пращевых пуль и железных наконечников стрел, мощные слои золы и обгоревших строительных остатков, тяжелые каменные глыбы, низвергнутые из города на врагов, обугленное дерево… фрагментированная цепь, предназначенная, по предположению Йядина, для улавливания и остановки тарана… сооруженный защитниками города, контр-пандус на одной линии с ассирийским пандусом для укрепления стены против тарана и перекрытия возможного ее пролома». [Mazar. Ibid. P. 433]. И все же удар не был смертельным. Лахиш в полном смысле восстал из пепла, восстановленный в VII в. до Р. Х. [Мерперт. Указ. соч. С. 309]. Восстал из пепла для того, чтобы грешить вновь. В 598 г. до х. э. Лахиш разрушается вновь, на этот раз вавилонянами, но после их ухода иудеи восстанавливают его, но вновь не делают для себя духовных уроков. И теперь горожане поняли, что это конец. Его жители опомнились лишь тогда, когда под стенами города снова заблестели щиты вавилонских воинов. Город, как мы уже говорили, являлся первоклассной крепостью и потому войскам Навуходоносора потребовался ни один год осады, чтобы захватить эту иудейскую твердыню. Лахиш является одним из тех немногих городов древности, где мы можем почти в деталях воссоздать события тех дней. Причем, как по данным раскопок, так и по письмам, дошедшим до нас с того времени. Все носит там следы проклятия. И даже доктор археологии Джеймс Лесли Старки пал уже в наши дни на этих землях, казалось, за то, что он вскрыл этот город-могилу и прочел древние письмена. Когда в 701 г. до х. э. Сеннахериб брал Лахиш, он использовал при этом боевые машины, оснащенные таранами. Однако, при восстановлении Лахиша иудеи многое учли, начав строить стены по тому плану, что мы говорили, описывая иерусалимские укрепления, сделав их, таким образом, практически защищенными от таранов. К тому же, при таком штурме погибает большое количество наступающих, а Навуходоносор воинов берег. И потому «специальные отряды Навуходоносора избрали другую тактику, чтобы заставить защитников города сдаться. При исследовании слоя, соответствующего падению крепости, Старки, к своему удивлению, обнаружил гигантские груды пепла. В некоторых местах слой пепла достигает в толщину нескольких ярдов и до сих пор, спустя две с половиной тысячи лет, остается выше развалин каменных стен крепости. Военные инженеры Навуходоносора знали толк в искусстве поджигания и поддержания пожара. Вавилонские солдаты собрали со всей округи все, что могло гореть. Они вырубили все леса и рощи в окрестностях Лахиша, сложили у стен крепости огромные костры и подожгли их. В ходе подготовки этого пожара погибли бесчисленные оливковые рощи: в слое пепла постоянно попадаются обугленные куски оливкового дерева. Днем и ночью пылали языки пламени, кольцо огня охватило стены Лахиша от основания до верха. Вавилоняне продолжали громоздить кучи дров до тех пор, пока раскалившиеся добела камни стен не начали лопаться, а стены вваливаться внутрь». [Келлер. Указ. соч. С. 334—335]. Ворвавшись через проемы в стене, вавилоняне устраивают в городе страшную резню. «За пределами города было найдено огромное скопление человеческих скелетов — свыше 2 тыс. Очевидно, это было вызвано очисткой города после вавилонского погрома». [Kenyon K. M. Archaeology in the Holy Land. New York, 1979. P. 301]. Великолепный дворец-форт, которым так гордились лахишцы, был полностью разрушен, как, впрочем, и все остальные постройки города. Но, безусловно, самым значительным «открытием, относящимся к последним дням существования Иудеи, стала находка „писем из Лахиша“. Восемнадцать черепков (остраконов), на которых торопливо набросаны некие записи и списки, были найдены Старки в 1935 г. в обгоревших развалинах караульного помещения, находившегося возле городских ворот». [Райт. Указ. соч. С. 273]. В общей сложности было обнаружено 18 писем, большинство из которых принадлежало командиру укрепленного аванпоста близ Лахиша Ошаии Яошу, направленные им губернатору Лахиша Яушу. [Райт. Указ. соч. С. 274]. Это были военные донесения, передаваемые, что называется, с передовой. Этот сторожевой укрепленный пост, которым командовал Ошаия Яошу, служил и связующим звеном между осажденными вавилонянами иудейскими городами Лахишем и Азеком. Сообщения передавались при помощи зажигания огней, по тому же типу, как передает различные сигналы маяк. Ночью использовали огонь, а днем дым. [Dossin G. Signaux lumineux du pays du mari // Revue Achäologique XXXV (1938)]. И вот в одном из последних писем Ошаия Яошу сообщает губернатору Лахиша: «Мы ждем сигналов из Лахиша, следуя всем знакам, которые подает мой господин, поскольку мы не видим огней Азека». [Torczyner H. et al. The Lachish Letters // Lachish Y, Harding L. (ed). London, 1938. Ostracon 4]. Так жители Лахиша узнали о падении Азека. [Херцог. Гишон. Указ. соч. С. 259]. И действительно, когда в Лахише перестали видеть сигнальные огни Азека, в том городе уже шла резня. «В двадцати милях к юго-западу от Иерусалима вплоть до иудейских гор простирается зеленая долина Эла (библейская „долина дуба“); когда-то здесь происходил знаменитый поединок юного Давида с Голиафом (1 Цар. 17:19 и далее). Между дубов до сих пор журчит ручеек, из которого Давид некогда взял „пять гладких камней“ для своей пращи (1 Цар. 17:40). Над ручьем плавно поднимаются холмы, достигая высоты в 1000 футов. С этих вершин можно обозреть пшеничные поля и оливковые рощи, равнины древних филистимлян, тянущиеся вплоть до горизонта, где поблескивают серебристые волны Средиземного моря. Именно здесь британский археолог доктор Фредерик Дж. Блисс обнаружил форт с восемью крепкими башнями — древнюю Азеку, пограничную крепость, которая долгое время оставалась непокоренной [вавилонянами]». [Келлер. Указ. соч. С. 333]. Жители Лахиша так никогда и не узнали деталей падения Азеки, но они знали наверняка, что этот город пал, и теперь в Иудее остались лишь две непокоренные вавилонянами твердыни — Иерусалим и их Лахиш. Конечно же, Навуходоносор не станет оставлять у себя в тылу Лахиш перед решающим штурмом Иерусалима. А это значило, что теперь следом за Азеком и другими уже павшими городами Иудеи, настала очередь Лахиша. Представим себе, как должны были чувствовать себя лахишцы в роли еще живых, но уже потенциальных трупов. «Надписи явно сделаны в спешке и выдают чудовищное напряжение, царившее среди защитников крепости накануне ее падения». [Келлер. Указ. соч. С. 333]. «Употребленные в них имена, язык и многие мелкие детали отражают условия, превалировавшие в период деятельности Иеремии. Они… очень интересны по-человечески. Ведь большинство сохранившихся древних документов носят административный, религиозный или деловой характер. Здесь же отражаются дела определенных личностей». [Kenyon. Ibid. P. 302]. Накануне падения в Лахише царила паника, о которой говорит письмо, написанное на шестом остраконе: «Моему господину Яошу: Да ниспошлет же Яхве доброе здравие моему господину на это время. Кто твой слуга, как не пес, посланный господином с письмом царя и письмами князей со словами: „Молю тебя, прочти их!“ Знай, слова князей исполнены отнюдь не добра, ибо ослабляют наши руки». [Райт. Указ. соч. С. 275]. Особо интересно содержание третьего письма (остракона): «что касается Товии, слуги царя, который явился к Шаллулу, сыну Яддуи, через пророка со словами: „Берегись!“, то твой слуга послал его моему господину». [Райт. Указ. соч. С. 274]. В шестнадцатом письме вновь говорится о пророке, но кто именно он был, неизвестно, ибо имя его полностью не сохранилось из-за нецелостности дошедшего до нас письма. Быть может, это был и один из учеников Иеремии, предупреждавший город об опасности. Точно сказать мы не можем, кто именно это был. Но весть предостережения дошла и до Лахиша. Читая эти письма, доктор Старки и не предполагал, что жить ему осталось считанные месяцы. В 1938 году он ехал по дороге из Лахиша в Иерусалим. В те дни в Палестине начались волнения арабов, но профессор не придал этому значения, как не придал он значения и тому, что решил отрастить бороду. И вот, взбунтовавшиеся арабы, увидев молодого мужчину с длинной бородой, принимают его за еврея, с фанатичной яростью разрядив в него карабин. Старки погибает в возрасте сорока трех лет, но успев раскрыть перед смертью археологические страницы агонии Иудеи времен Иеремии и вавилонского нашествия. «В исторических повествованиях обычно не описываются мысли и чувства простых людей. К счастью, было найдено убежище, в котором во время осады Лахиша Сеннахерибом скрывались несколько иудеев. Эти люди, спрятавшиеся в просторной пещерной гробнице недалеко от крепости, давали выход своим чувствам, выцарапывая надписи на стенах пещеры. Их страх выразился в крике о помощи: „Боже всемогущий, спаси нас“; их молитвы об успешном спасении Иудейского царства — в словах: „Всемогущ Бог всей земли, горы Иудеи принадлежат Ему, Богу Иерусалима“; а их радость по поводу вестей о том, что Иерусалим выстоял, и собственного освобождения из убежища нашла выражение в надписи: „Бог всемогущий, гору Мориа Ты избрал как жилище Твое“». [Naveh J. Old In scriptions in a Burial Cave // Israel Exploration Journal 13 (1963) P. 74—92]. Но воззвав к Богу в минуту опасности, при чудесном избавлении от нее они забыли и свои молитвы, и Бога. Как часто подобное происходит и с нами. Когда тяжело — мы молимся, когда хорошо — все забываем. Лахишские письма, прерванная переписка, о чем все это еще говорит нам, жителям 2005 года? Не о скоротечности ли земной жизни. Когда писались эти строки, я по телефону узнал о смерти бабушки моего знакомого, с которой мы говорили еще вчера, второго июня 2005 года, а третьего ее не стало. Она часто звонила нам домой по медицинским вопросам, но вот теперь ее не стало, жизнь прервалась. Но в отличие от подавляющего большинства жителей Лахиша, она была глубоко верующим человеком, и несмотря на многие тяжелые заболевания, практически лишившие ее возможности ходить и читать, он сохраняла удивительную доброту. Какое счастье, что для верующих слово смерть — это не приговор, ибо они уверовали в Того, Кто победил смерть, и Кто дарует им вечную жизнь при Втором Пришествии Христа. И какая трагедия, что лахишские письма — это реквием по тем, большинство из которых обречено на вечную гибель, хотя они и имели возможность спастись… Вскоре известие о падении Лахиша доходит до Иерусалима.

Наш Бог — это Бог суда. Каждый человек рано или поздно придет на Его суд. Он хочет, чтобы мы помнили об этом, не забывали как лахишцы.

Глава 23

Не ответивший Богу…

Когда в Иерусалим пришло известие о падении Лахиша, то население встретило его с какой-то тупой безучастностью. Более того, некоторые даже завидовали участи лахишцев. И если бы мы смогли перенестись в Иерусалим тех дней, то не удивились бы таким мыслям, ибо столица Иудеи тех дней действительно представляла зловещее зрелище. «Запасы хлеба в городе иссякли. Нехватка провианта и скученность населения привели к вспышке эпидемических заболеваний. На улицах Иерусалима разыгрывались жуткие сцены: старики сидели на земле, опоясавшись вретищем и посыпав в знак скорби головы пеплом, у матерей пропало молоко, дети молили о хлебе, но никто им не подавал. Они умирали от голода прямо на улицах. Матери, разум которых помутился от страданий, убивали и ели своих младенцев. Даже князья иудейские, которые были некогда „чище снега, белее молока, краше кораллов и сапфиров“, почернели, стали неузнаваемыми. Их кожа прилипла к костям, высохла, как дерево». [Белявский. Указ. соч. С. 93—94]. В царском дворце уже не было слышно песен и пьяных криков. Время пиров закончилось. По дворцу, казалось, ходили тени, ибо люди настолько высохли от голода, что стали буквально светиться. Обезумевший от страха Седекия вновь посылает за Иеремией. Но посылает уже тайно, чтобы никто из его окружения не узнал об этом. Он продолжает ждать от него чуда, не собираясь при этом менять что-либо со своей стороны. Так часто бывает и в нашей жизни, когда мы ждем от Бога вмешательства, помощи, но при этом со своей стороны не делаем ничего. И вот они снова стоят друг перед другом, царь и пророк. Один еще царь, а другой все еще узник. Заглядывая в лицо Иеремии, «царь… спросил его, что он мог бы сказать ему от имени Господа Бога и какое предсказание мог бы дать ему в настоящую минуту». [Флавий. Указ. соч. С. 21]. Седекия вновь задает все тот же вопрос. Неужели он забыл ответ пророка? Нет, царь хорошо помнил его. Но он все надеялся услышать другое. Услышать то, что ему хотелось бы услышать, и потому он вновь задает все тот же вопрос. Так и сегодня многие люди обращаются к Богу не для того, чтобы услышать, что Господь хочет им сказать, а чтобы услышать то, что они хотят слышать сами. Но пророку нечего добавить к словам Господа. Воля и слово Божье остаются неизменными всегда. «Тогда Иеремия сказал Седекии: так говорит Господь Бог Саваоф, Бог Израилев: если ты выйдешь к князьям царя Вавилонского, то жива будет душа твоя, и этот город не будет сожжен огнем, и ты будешь жив, и дом твой» (Иер. 38:17). Царю вновь подана весть Евангелия, весть спасения. Казалось, что сейчас, когда всем, даже наиболее рьяным защитникам города стало ясно, что город вот-вот падет, и смысла продолжать борьбу уже нет, а единственная надежда на спасение — сдать Иерусалим и спасти его жителей, царь, «услышав это, сказал, что он лично вполне желает последовать его увещеваниям, которые могут принести ему одну только пользу; но вместе с тем он указывал также на то, что боится, как бы иерусалимские перебежчики к вавилонянам не наклеветали на него царю и как бы он не подвергся со стороны царя наказанию. Однако пророк стал ободрять его, указывая на неосновательность опасений царя относительно этого наказания; напротив, говорил он, ни малейшее бедствие не постигнет ни его самого, ни детей его, ни жен, если он сдастся вавилонянам, да и храм останется в таком случае в целостности». [Флавий. Указ. соч. С. 21]. Пророку до глубины души жаль этого человека, на голове которого, с одной стороны, покоится царская корона, но с другой — за саму голову которого сейчас никто не даст ни гроша. Он пытается рассеять страхи Седекии, показав ему, что если он доверится Господу, то избежит смерти для себя и спасет народ. Но все это напрасно. Царь молча выслушивает Иеремию, но ответа так и не дает. Он лишь обращается к пророку с просьбой, которая выдает весь его характер. «И сказал Седекия Иеремии: никто не должен знать этих слов, и тогда ты не умрешь; и если услышат князья, что я разговаривал с тобою, и придут к тебе, и скажут тебе: „скажи нам, что говорил ты царю, не скрой от нас, и мы не предадим тебя смерти, — и также что говорил тебе царь“, то скажи им: „я повергнул пред лице царя прошение мое, чтобы не возвращать меня в дом Ионафана, чтобы не умереть там“» (Иер. 38:24—26). Он отпускает пророка, не дав ему ответа. Не дав ответа Самому Богу! Как тогда, так и сейчас! Господь через Библию, через евангельские программы обращается к сердцам миллионов людей с призывом покаяться. Он обещает им жизнь. И если одни отвечают согласием, другие — отказом, то третьи так и не дают ответа. Они молча уходят, хотя и соглашаются вроде бы с тем, что говорилось. Они не дают Богу ответа на Его предложение. «Во свидетели пред вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое» (Втор. 30:19). Они пытаются перенести время ответа на потом, на завтра, которого для многих из них уже не будет. А будет ли для этого ответа «завтра» у нас с вами, читатель? Кто сможет дать ответ на этот вопрос? Конечно же, никто. Так не лучше ли сказать Богу «да» уже сегодня?

Седекия не сделал этого, его более страшили не последствия его отказа прислушаться к Божьему призыву, а то, как прореагируют князья, узнав о том, что Иеремия был у него. Страх перед людьми, мнением окружающих! Многих людей и сегодня интересует более порицание и неодобрение общества по тому или иному вопросу, чем Божье к нему отношение. Знаменитая фраза из комедии Грибоедова «Горе от ума»: «Ах, что же скажет княгиня Мария Алексеевна» является кредо для большинства. Что скажут, что подумают другие люди? Но отвечая им, Христос говорит: «Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами» (Мк. 8:38). Услышав ответ царя, который не был ответом, пророк еще раз с жалостью посмотрел на последнего правителя Иудеи, в глазах которого явственно светился страх и отчаянье. Он очень жалел его, но сказать что-либо другое он ему не мог. Он не мог предложить ему больше, чем спасение. Пророк развернулся, а царь продолжал смотреть ему вслед и слушать, как смолкали звуки шагов все отдаляющегося от него Иеремии. А главное, явственно чувствовать, как сама жизнь отходит от него. Во дворе Иеремию уже поджидали князья, вопросив, о чем он говорил с царем. В ответ на это пророк повторил все то, о чем просил его Седекия. Совершил ли Иеремия обман? Нет, он просто не открыл им всей правды. До падения Иерусалима оставались считанные часы: роскошная июльская ночь опускалась над обреченным городом, на небе зажигались звезды.

Христос очень ценит общение с нами. Он хочет стать нашим Другом. Он постоянно обращается к нам. А отвечаем ли мы Ему?

Глава 24

Щипцы с угольями.

«Пока все это происходило указанным образом, царь вавилонский очень усердно и ревностно занимался осадою Иерусалима. Он воздвиг огромные башни на валах и с помощью этих башен удалял со стен всех там показывающихся. Вместе с этим он велел соорудить вокруг города множество насыпей, достигавших одинаковой со стенами высоты. Однако осажденные также упорно и настойчиво выносили осаду: они не поддавались ни голоду, ни моровой язве, но, хотя эти бедствия и страшно занимали их, они все-таки энергично выходили на бой, не смущаясь хитрыми приспособлениями и осадными орудиями противников, но придумывая против каждого нового их приспособления какое-нибудь свое собственное. Таким образом, в течение всей этой борьбы как вавилоняне, так и иерусалимцы выказывали одинаковую быстроту и сообразительность, причем первые применяли всё, по их мнению, возможное для взятия города, а вторые возлагали всё свое упование на неустанное и соответственное измышление средств, как бы низвести на ничто приспособления своих врагов. Это продолжалось 18 месяцев». [Флавий. Указ. соч. Т. 2. Книга 10. Глава 8, 1. С. 22]. Успех в битве за Иерусалим был чрезвычайно важен для Навуходоносора. Для того, чтобы добиться победы, он направил в Иудею своих лучших полководцев: Нергал-Шарецара (который впоследствии займет вавилонский трон), Арремманта, Семегара, Навосара и Ехарамисара. [Нир. Указ. соч. С. 131]. Но, несмотря на усилия вавилонских полководцев, город продолжал держаться. В то самое время, как Седекия тайно встречался с Иеремией, Навуходоносор, ставка которого располагалась в Ривле, вызвал к себе полководцев, требуя от них незамедлительного взятия города. Истории неизвестны детали этой встречи, но, зная крутой нрав Навуходоносора, не трудно догадаться, что своим военачальникам в случае затягивания осады вавилонский царь мог пообещать только смерть на колу. И тогда вавилонские военачальники, стоящие между неприступными стенами Иерусалима и обещанными им колами, решают сделать еще одну попытку взять штурмом иудейскую столицу. И вот в ночь на 18 июля 586 г. до х. э. осадные орудия и тараны подкатывают к стенам города. Параллельно с ними медленно, но неотвратимо движутся осадные башни, из бойниц которых полетели тысячи стрел, поражая на стенах иудейских воинов. Последние же, измотанные многомесячным голодом, с трудом держали щиты, закрываясь ими от вавилонских стрел, походя своим истощенным видом более на призраков, чем на людей. Главный удар вавилоняне обрушивают на северную, наиболее уязвимую с топографической точки зрения стену. И вот наконец невдалеке от Средних ворот Иерусалима под ударами тарана обрушивается часть стены. В образовавшийся пролом, подобно быстрому потоку реки, устремляются вавилоняне, сокрушая на своем пути пытающихся преградить им путь иудейских воинов. Через считанные минуты вавилоняне проникают на Храмовую гору. В отблесках Луны перед их взором предстаёт величественный иерусалимский храм, с мятущимися вокруг него жителями города и одетыми в белое левитами, продолжающими взывать к Богу, Которого они отвергли и Которого уже не было в этом храме. Взмахи топора — и падают храмовые двери, воздвигнутые еще великим Соломоном. Иудеев, видевших все это, наполняет чувство ужаса и безысходности. Храм, то, на что они уповали и надеялись, стал достоянием язычников, разоривших его. Да, они уповали не на Бога, а на храм. У них была не живая вера, а храмовая, обрядовая вера. К сожалению, и сегодня часто за обрядами и образами теряется Бог. Люди вверяют свои жизни амулетам, крестикам, иконам, не думая, фактически о Боге. Да, и служители призывают людей идти не к Богу, а в церковь. Такая «храмовая» религия рано или поздно потерпит крах, и «храм» ее будет разрушен. Следом за солдатами и военачальники врагов также проникли в храм. Когда об этом узнал царь Седекия, он взял жен и детей своих, а также начальников и приближенных и бежал с ними из города. [Флавий. Указ. соч. С. 22—23]. До последней минуты Седекия также продолжал уповать на храм, ожидая чуда избавления. Но чуда не произошло, и пал сам храм. И вот теперь царь решает убежать от исполняющихся на его глазах пророчеств Иеремии. Под покровом ночи, через южные предместья города в районе царского сада, невдалеке от Силоамского водоема, он покидает город. [Маламат. Указ. соч. С. 149]. Царь бежит между двумя стенами — старой, еще времен Давида, и новой, на южной стороне, воздвигнутой Езекией. [Келлер. Указ. соч. С. 336]. Он бежит в сторону Иерихона. Его целью становится Иудейская пустыня, где можно было попытаться скрыться от вавилонян. [Херцог. Гишон. Указ. соч. С. 261]. Последние между тем хозяйничали в городе, страшные вопли жителей которого еще долго звучали в ушах мчащегося прочь от своей участи Седекии. Утомленные и озлобленные долгой осадой вавилоняне теперь вымещали это на безоружных иерусалимлянах. Золото и женщины стали главной охотой для захватчиков. Вопли насилуемых девушек, крики детей, стоны умирающих воинов, грохот от разбиваемых дверей домов наполнили зловещим гулом улицы Иерусалима. Не успевших бежать сановников вавилоняне, избив, вешают на стенах домов. Левитов и священников убивают на пороге и внутри храма. Некоторые из них решают ценой жизни царя спасти собственную жизнь, рассказав вавилонянам, что Седекия бежал, и что искать его в Иерусалиме бесполезно. Они указывают и путь, по которому царь покинул город. [Флавий. Указ. соч. С. 23]. Над Иерусалимом показываются первые лучи солнца, знаменующие не просто новый день, а новую страницу истории иудеев, страницу плена. Между тем, как поднимается солнце, становятся все виднее страшные следы прошлой ночи. Груды тел, потоки еще не остывшей крови. Этим утром по телам жителей Иерусалима через южные ворота из города устремляются вавилонские всадники, посланные в погоню за Седекией. В бешеной скачке им предстоит наверстать упущенное время и во что бы то ни стало догнать царя иудеев, иначе и за их собственную жизнь никто не даст ни гроша. Наконец, недалеко от Иерихона они видят иудейских всадников. Но надежда для Седекии еще есть. Спасительные степи Аммона уже близки, а воинов оставшихся у него, вполне достаточно, чтобы задержать авангард вавилонян, измотанный, к тому же, бешеной многочасовой скачкой. Но «приближенные и знатнейшие, бежавшие вместе с Седекией, увидев врагов, покинули царя и, думая о своем собственном спасении, рассеялись в разные стороны». [Флавий. Указ. соч. С. 23]. Оставленного почти всеми Седекию захватывают в плен, отправив в Ривлу, в ставку Навуходоносора. [Белявский. Указ. соч. С. 95]. И вот они встретились снова. «Когда Седекия предстал перед Навуходоносором, тот начал упрекать его в нарушении благочестия и называть клятвопреступником, забывшим о своём обещании сохранить страну в его, Навуходоносора, власти. Вместе с тем он упрекал Седекию в неблагодарности, так как последний от него получил свое царство, а Седекия употребил свою власть против даровавшего ее ему. „Но — сказал он, — великий Бог, Которому ты стал ненавистен по всему своему складу, отдал тебя во власть нам“». [Флавий. Указ. соч. С. 23]. Навуходоносор, благодаря Даниилу, уже имеет, хотя и смутные, представления об Истинном Боге, могущество Которого он успел уже испытать на себе. Знает царь и о пророчествах Иеремии и Иезекииля о судьбе Седекии, что также не могло не внушить ему уважения к Богу. Он искренне презирает этот народ и его жалкого царя, недостойных своего великого Бога, как недостойных и его милости. Навуходоносор, познавший могущество Господа, еще весьма далек от понятия Божьей любви. Для него, царя-воина, Бог иудеев лишь Бог силы, но еще не Бог любви. Пройдет еще много лет, прежде чем Навуходоносор заплачет перед Господом о своих грехах. Но это будет много позже, а пока он готовит для изменника Седекии лютое наказание. Он приказывает привести его сыновей. Иудейский царь пока еще не до конца понимает или не хочет понимать всего происходящего. Вот его сыновей связывают, и перед ним предстает могучий вавилонянин с обнаженным мячом. Взмах — и первый из его сыновей падает бездыханным к его ногам. Взмах — падает второй, взмах — третий. Еще взмах, взмах — и каждый из них оглашается криком тех, кого он любил более всего. В несколько минут все кончено. Седекия увидел самое страшное из того, что он мог увидеть в своей жизни. И теперь, по мнению Навуходоносора, ему больше незачем видеть вообще. Седекии заламывают руки за спину, поднимают голову вверх и зажатые в щипцах горящие угли вонзаются в его глазницы. Два горящих уголька — это последнее, что видел в своей жизни царь Седекия. После этого слепого царя заковывают в кандалы и отправляют в Вавилон. [Ренан. Указ. соч. С. 476]. О чем думал, бредя по пыльной дороге, закованный в железо царь Седекия? Не думал ли он о том, как в свое время он смеялся над предсказаниями Иеремии и Иезекииля, считая их противоречащими друг другу, так как «Иезекииль расходился с Иеремией в том, что Седекия не увидит Вавилона, а Иеремия утверждал, что царь вавилонский уведет его с собою в качестве военнопленного. И так как оба пророка расходились в этом пункте, … царь решил, что, и во всем остальном они говорят неправду, и потому не верил им вовсе». [Флавий. Указ. соч. Книга 10. Глава 7, 2. С. 18]. И только теперь, ослепленный и ведомый в Вавилон в качестве раба, он понял, насколько точны были эти предсказания. «Итак, Седекию постигло то, что предсказывали ему Иеремия и Иезекииль, а именно, что он будет взят в плен, отправлен к царю вавилонскому, будет лично говорить с ним и глаза его узрят глаза царя. Так предсказал Иеремия; Иезекииль же предсказал ему, что он будет ослеплен и, будучи приведен в Вавилон, не увидит его. Все это мы привели потому, что на основании этого вполне можно объяснить тем, которые еще не знают сущности Божества, насколько велик и мудр Всевышний, насколько все Его решения исполняются в положенное время и как Он предсказывает все, что должно случиться. Равным же образом из этого возможно уяснить себе невежество и неверие людей, вследствие чего никто не хотел предвидеть того, что должно было случиться, и благодаря чему они без удержу ринулись в свою собственную гибель, как будто бы им было невозможно избегнуть всех этих испытаний». [Флавий. Указ. соч. Книга 10. Глава 8, 2, 3. С. 23]. Не относятся и не отнесутся ли эти слова и к нам? Не бросаемся ли и мы в собственную погибель, не видя, точнее не желая видеть тех апокалипсических событий, происходящих сегодня на нашей планете? Не повторяем ли и мы тех пяти основных причин, из-за которых пала Иудея.

Наш Бог — это Бог пророчеств, каждое из которых, каким бы невозможным оно ни казалось, обязательно исполнится. Он открывает нам через Библию эти пророчества, чтобы по ним мы соразмеряли свою жизнь.

Глава 25

Пять причин падения.

«Падение Иудеи было предсказано еще Моисеем (Втор. 28:36, 47:52). За сто пятьдесят лет до этого события оно было предсказано вновь (Ис. 6:11—12). Пророк Михей говорил именно о Вавилоне, как о месте этого плена (Мих. 4:9—10). Иеремия говорит, что эти пророчества исполнились после трех походов (нападений) Навуходоносора на Иерусалим (Иер. 52:27—30). Можно лишь поразиться точности того, как сбывается Слово Божье, что подтверждает и история, и данные археологической науки». [Бойд Р. Курганы. Гробницы. Сокровища. Чехословакия: Свет на Востоке, 1991. С. 210]. Но Библия не только точно предсказывает те или иные исторические события, но и раскрывает их духовную причинно-следственную связь, раскрывает механизмы философии истории. Так Священное Писание раскрывает пять основных причин того, почему Господь допустил пленение иудейского народа. Первое. Нечестие. «Так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: вы видели все бедствие, какое Я навел на Иерусалим и на все города Иудейские; вот, они теперь пусты, и никто не живет в них, за нечестие их, которое они делали, прогневляя Меня…» (Иер. 44:2—3). Убийства, воровство, прелюбодеяние, наветы, зависть — всё это нечестие стало нормой жизни иудеев. Не наблюдаем ли мы подобного и в наши дни. Распад института семьи, расцвет гомосексуализма, небывалый рост преступности, коррупция. Сегодня все это также в мире стало нормой. Даже многие церкви благословляют однополые браки. Второе. Осквернение Божьего храма. «Да и все начальствующие над священниками и над народом много грешили, подражая всем мерзостям язычников, и сквернили дом Господа, который Он освятил в Иерусалиме» (2 Пар. 36:14). Своим образом жизни и лжеучениями иудеи оскверняли Истину Божью. Вера в бессмертие души, поклонение идолам, нарушение законов о чистой и нечистой пище, несоблюдение возврата десятины — все это вошло в их религиозную жизнь. К сожалению, подобное, только в еще большей степени, мы наблюдаем во многих христианских церквях. Антибиблейские учения об аде и рае, бессмертии души сегодня господствуют почти в каждой христианской конфессии. Поклонение иконам и статуям также стало неотъемлемой атрибутикой христианского служения. Давно забыты и законы о чистой и нечистой пище, считаемые многими христианами вообще потерявшими значение. За деньги отправляются служения крещения, бракосочетания, погребения. В церквях продают вино (под видом причастия), а в церквях Западной Европы и журналы «Cosmopolitan» и «American boy». Господствует антихристианское учение отпущения грехов, когда люди (часто еще и за деньги) отпускают вместо Бога грехи таким же, как и они, людям. Вместо Божьего слова — отправляется служение на непонятном языке, провозглашаются решения соборов, попирающие Божий авторитет. Как никогда раньше, церковь сегодня осквернена лжеучениями. В христианстве осталось очень мало от христианства. Подобно как и во времена Иеремии, господствует языческая философия и обряды. Третье. Поклонение чужим богам. «За нечестие их, которое они делали, прогневляя Меня, ходя кадить и служить иным богам, которых не знали ни они, ни вы, ни отцы ваши» (Иер. 44:3). Иудеи дошли до того, что в храме Господнем была поставлена статуя богини Астарты. [Бойд. Указ. соч. С. 211]. В наши дни мы стали свидетелями небывалого распространения различных восточных религий и философий. С каждым годом все большее и большее число людей, особенно среди молодежи, начинают «кадить» Кришне, Вишне, Браме, Аллаху, Заратустре, богам Шамбалы и Тибета. Поистине богами, требующими от своих адептов ежедневного поклонения, сегодня являются Деньги, Власть, Секс, Наркотики, Алкоголь. Извечный вопрос, какому Богу я поклоняюсь и какому Богу служу, в действительности сегодня стал актуальным как никогда. Четвертое. Нарушение субботы. «И переселил он оставшихся от меча в Вавилон, и были они рабами его и сыновей его, до воцарения царя Персидского, доколе, во исполнение слова Господня, сказанного устами Иеремии, земля не отпраздновала суббот своих. Во все дни запустения она субботствовала до исполнения семидесяти лет» (2 Пар. 36:20—21). Иудеи попирали Божью субботу, IV заповедь, грубо нарушая ее. Священное Писание указывает: «И святите субботы Мои, чтобы они были знамением между Мною и вами, дабы вы знали, что Я Господь Бог ваш» (Иез. 20:20). Иудеи потеряли это знамение. А не потеряли ли и мы этого знамения, этой печати Бога? Сегодня четвертая заповедь самая игнорируемая в христианстве. Одни религиозные конфессии изменили ее содержание, другие, оставив верное содержание, соблюдают не то, что написано. Языческий день солнца стал заменой Божьей субботе. Авторитет Бога грубо попран вместе с субботним днем, провозглашающим Его авторитет. Пятое. Отвержение Божьих пророков и Истины. «И посылал к ним Господь Бог отцов их, посланников Своих от раннего утра, потому что Он жалел Свой народ и Свое жилище. Но они издевались над посланными от Бога и пренебрегали словами Его, и ругались над пророками Его, доколе не сошел гнев Господа на народ Его, так что не было ему спасения» (2 Пар. 36:15—16). «Я посылал к вам всех рабов Моих, пророков, посылал с раннего утра, чтобы сказать: „не делайте этого мерзкого дела, которое Я ненавижу“. Но они не слушали и не приклонили уха своего, чтобы обратиться от своего нечестия, не кадить иным богам» (Иер. 44:4—5). Исайя был убит, Осия осмеян, Михей избит, Урия казнен, Илия преследуем — таков был ответ Божьего народа Богу на весть, посылаемую Им. Пророки говорили то, что повелел им Господь, а не то, что хотел услышать народ. Сегодня мы наблюдаем ту же картину. В христианских церквях не хотят слушать слова Божьего, обличающего их. Проповедь о Втором Пришествии Христа практически не ведется ни одной христианской конфессией. Об этом событии если и говорят, то как о чем-то очень-очень отдаленном и полумифическом. А ведь оставляя нашу землю Сам Христос повелел: «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь» (Мф. 28:19—20). На знамения Его пришествия никто не обращает внимания, а ведь Он говорил: «От смоковницы возьмите подобие: когда ветви ее становятся уже мягки и пускают листья, то знаете, что близко лето; так, когда вы увидите все сие, знайте, что близко, при дверях. Истинно говорю вам: не прейдет род сей, как все сие будет; небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут» (Мф. 24:32—35); «Когда же сидел Он на горе Елеонской, то приступили к Нему ученики наедине и спросили: скажи нам, когда это будет? и какой признак Твоего пришествия и кончины века? Иисус сказал им в ответ: берегитесь, чтобы кто не прельстил вас, ибо многие придут под именем Моим, и будут говорить: „Я Христос“, и многих прельстят. Также услышите о войнах и о военных слухах. Смотрите, не ужасайтесь, ибо надлежит всему тому быть, но это еще не конец: ибо восстанет народ на народ, и царство на царство; и будут глады, моры и землетрясения по местам; все же это — начало болезней. Тогда будут предавать вас на мучения, и убивать вас; и вы будете ненавидимы всеми народами за имя Мое; и тогда соблазнятся многие, и друг друга будут предавать, и возненавидят друг друга; и многие лжепророки восстанут, и прельстят многих; и, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь; претерпевший же до конца спасется. И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец» (Мф. 24:3—14). Сегодня в церквях говорят о постах, святых иконах, свечах, но только не об этом. Более того, тех немногих, которые распространяют Библию, проповедуют Слово Божье, говорят о знамениях Второго пришествия, поднимают авторитет Закона Божьего, проповедуют Трёхангельскую весть, всячески поносят и гонят. Причем гонит, в первую очередь, духовенство. Точно так же, как это было и во времена Иеремии. Не имея сегодня возможности, как в Средние века, сжигать проповедников Евангелия, официальная церковь всячески дискредитирует их, прекрасно понимая, что если люди увидят её обман и нарушения Божьих заповедей, то она и её служители будут оставлены своей паствой, потеряв хлебные места и почет. Господь долго взывал к Своему народу, но тот отступал все дальше и дальше. И время Божьего долготерпения и милости закончилось. Наступило время суда. Наступило то время, в преддверии которого живем сегодня и мы. Так, может быть, задумаемся, пока не поздно?

Глава 26

Федеральная политика Навуходоносора.

Ослепив Седекию, Навуходоносор решает положить конец мятежной Иудее, стерев с лица земли все, что может напоминать о ее существовании. И это, конечно же, относилось, в первую очередь, к Иерусалиму и его храму — символам иудейской государственности. Для этого Навуходоносор «отправил своего военачальника Навузардана в Иерусалим для разграбления храма, причем, поручил ему одновременно сжечь и царский дворец, сравнять город с землею и переселить всех жителей в Вавилонию. Прибыв в Иерусалим… военачальник предал храм разграблению и похитил священную золотую и серебряную утварь, а так же сооруженный Соломоном великий сосуд для омовений, равным образом как и медные колонны, и их венцы, золотые столы и светильники. Похитив все это, он зажег храм в новолуние пятого месяца одиннадцатого года царствования Седекии, на восемнадцатом году правления Навуходоносора. Вместе с тем он поджег и царский дворец и разрушил город до основания». [Флавий. Указ. соч. Т. 2. Книга 10. Глава 8, 5. С. 24]. Это был, казалось, полный крах. Произошло то, во что иудеи не хотели верить. Их великий Иерусалим, священный храм — в руках язычников. Обезумевшие от ужаса иудеи наблюдали, как вавилоняне глумятся над их святынями, как жадные руки их врагов отбивают позолоту и выносят драгоценную утварь. Впервые за долгие столетия иудеи увидели священные предметы, находившиеся в святилище, которые могло лицезреть лишь высшее духовенство. Святыни, в которых полагал залог своего благополучия иудейский народ, без всякого почтения несли вавилонские воины. Это было крушением религии обрядов, религии святынь, столь распространенной среди иудеев. Религии, основа которой зиждется на суеверном поклонении реликвиям. Но предметы культа не имеют сами по себе никакой силы. К сожалению, это забыто многими современными христианами, поклоняющимися святым иконам и статуям, приписывая им защиту и помощь в различных делах. Израиль одерживал победы не потому, что среди него присутствовал ковчег завета, а потому, что среди него присутствовал Бог. Но Израилю был нужен не Живой Господь, а предметы для поклонения. Как долго Иеремия предостерегал их от этой религии обрядов и суеверий, призывая вернуться на истинный путь Богопоклонения, но они не слушали его, и вот теперь стали свидетелями крушения этой своей религии. То, что вавилоняне не могли взять с собой целиком, они просто ломали, разбивали на более мелкие части. Так «по сторонам притвора стояли два загадочных медных столба — 8,25 метра высотой, 5,5 метра в обхвате и 1, 8 метра в диаметре. Столбы были полые, толщина стенок составляла 75 миллиметров. Их медные венцы в форме лилий высотой 2,3 метра и шириной 1,8 метра были украшены плетеными сетками и двумя рядами гранатовых яблок». [Пол П., Даули Т. Храм Соломона. М., 2003. С. 10]. Увезти подобные сооружения в далекий Вавилон не представлялось возможным, и потому вавилонские захватчики просто разбили их на несколько кусков, которые и отправили в свою столицу. Не менее величественным был и медный жертвенник, стоящий во внутреннем дворе и имевший в длину 9 метров, а высоту 4,5 метра. Его постигает та же участь. Удары кувалд, топоров — и жертвенник Соломона превращается в груду металлолома. Все это варварство, безусловно, сопровождалось шутками и бранью вавилонян, вынужденных тратить немалые силы, чтобы разбить реликвии этих ненавистных им иудеев. Но, безусловно, «одним из наиболее впечатляющих предметом во внутреннем дворе Храма было так называемое „море“ — огромный медный чан. Его высота была 2,25 метра, диаметр — 4,5 метра, а толщина стенок — около 10 сантиметров. Он стоял в южной части внутреннего двора, напротив медного жертвенника. Чан ярко сиял на солнце и был украшен двумя рядами „гранатовых яблок“. Гигантское литое „море“ покоилось на спинах медных волов (по три с каждой стороны) и вмещало около 45 тысяч литров воды. Оно использовалось священниками для омовений». [Пол. Даум. Указ. соч. С. 10]. И вот очередь доходит и до него. Посмотрев некоторое время на это небывалое сооружение, вавилоняне спускают воду и затем теми же привычными ударами кувалд превращают и его в гору металлолома, которую затем грузят в повозки. Захватив в городе все, что представляло какую-либо ценность, пленив его жителей, и разрушив все, что только можно, Навузардан поджигает Иерусалим. Вспыхивает громадный костер, бросая свои всполохи на многие километры. Это страшное зарево долго освещало дорогу уходящих в плен иудеев. Когда-то много столетий назад путь их пращуров освещал огненный столб, зримый символ Божьего присутствия среди народа. И вот теперь небывалый столб огня снова освещает их путь, только уже как символ Божьего отвержения, проклятия. Много дней пылал, а затем догорал Иерусалим. «Археологические раскопки, проведенные в Верхнем городе и на восточном склоне холма Офель, представили свидетельства катастрофы, постигшей Иерусалим в эти тяжелые дни. Обнаруженные предметы создают картину полного разрушения расположенных там зданий. Масштабы разрушений были столь велики, что и спустя 150 лет Неемия не сумел восстановить городские кварталы, располагавшиеся на этом месте и был вынужден оставить их за пределами городской стены, возведенной им в верхней части кургана». [Маламат. Указ. соч. С. 150]. Нашествие вавилонян было для Иудеи подобно смерчу. Города страны были разрушены и ни один из них в период плена не был обитаем. [Albright W. The Archeology of Palestine. «Penguin Books», 1960. P. 141]. Из Иерусалима пленные иудеи в цепях и кандалах были приведены в Раму. Среди них был и пророк Иеремия. Он как мог продолжал ободрять своих соотечественников, указывая им на Бога. Вскоре, однако, за Иеремией приходят стражи и отводят его пред лицо Навузардана. Вавилонский военачальник сообщает ему о приказе Навуходоносора: «Навуходоносор приказал разыскать и наградить Иеремию… Навузардан нашел пророка среди пленных, снял с него цепи и предложил либо переселиться в Вавилон, либо остаться на родине. Иеремия предпочел родину. Тогда его богато одарили, снабдили продовольствием и отпустили на волю». [Белявский. Указ. соч. С. 97]. Почти в то же время, как Иеремию вавилоняне с почетом отпустили на свободу, в Ривлу, в ставку Навуходоносора, были приведены недавние гонители пророка, князья и первосвященники. У вавилонян существовал обычай, перенятый ими от ассирийцев, «выбирать среди побежденных наиболее знатных людей, чтобы скальпировать их перед глазами царя. Навузардан выбрал для этого из храмового персонала первосвященника Сераию и второго священника Цефанию, и трех, стоявших на страже у порога, а среди гражданских сановников — „сариса“, который был начальствующим над военными людьми и пять из тех, которые имели придворные должности и предстояли пред лицом царя, софера „сарцабы“, записывавшего народ, и шестьдесят частных людей, которые находились в городе. Их взяли и отвели в Ривлу, где был тогда царь Вавилонский. Там их пытали перед глазами царя». [Ренан. Указ. соч. С. 476]. Зло, насилие и лицемерие, которое они сеяли на протяжении своей жизни, теперь давало свои страшные всходы.

Иеремия между тем шел в Массифу. Дело в том, что ««еще во время войны на сторону вавилонян перешли многие знатные иудеи, видевшие в Седекии виновника бедствий как своих, так и своей страны, и их иудейский царь боялся даже больше, чем вавилонян. В их числе был Годолия, или Гедаия, занимавший высокий пост „начальника дома“, т. е. ведавший дворцовым хозяйством и являвшийся одним из самых приближенных к царю людей». [Bordrenie P., Israel F. A propos de la carriece d’Elyaqim du page au majordome? // Semitica, 1993. T. 4142. P. 83]. Его отец Ахикам был среди тех приближенных Иосии, кому тот доверил признание священной Книги, найденной в храме. И когда в начале царствования Иоакима Иеремия выступил с требованием отказаться от греховного пути, на котором, по его мнению, стояло иудейское общество, грозя за непослушание уничтожением и проклятием Иерусалиму, именно Ахикам спас пророка от грозившей ему смерти. «Но рука Ахикама, сына Сафанова, была за Иеремию, чтобы не отдавать его в руки народа на убиение» (Иер. 26:24). Эта позиция и Годолии, и его отца явно отражала взгляды довольно сильной группы внутри иудейской знати. Именно Годолию вавилоняне поставили во главе Иудеи, по-видимому, в качестве наместника вавилонского царя — Навуходоносор явно стремился опереться на верные ему круги местного общества, поэтому он и назначил главой Иудеи местного аристократа, но не принадлежащего к дому Давида. Со своей стороны, Годолия пытался успокоить оставшееся иудейское население и консолидировать общество, потрясенное долгой войной и потерей государственности». [Циркин. Указ. соч. С. 342—343]. Оставленное вавилонянами иудейское население представляло собой, в основном, беднейшие слои общества. Зачем вавилонский царь не переселил и их, и зачем ему понадобилось создавать марионеточное правительство Годолии? Почему он не поступил с иудеями так же, как в свое время поступили ассирийцы с израильтянами, полностью переселив их, а на их место поселив другие племена. Тому было несколько причин. Первая. Так, с одной стороны «захват Иерусалима и падение династии Давида привели к утрате Иудеей политической независимости. Вместе с тем, история борьбы против Вавилона еще не была завершена. Остатки иудейской армии и беженцы из оккупированных районов пытались найти убежище в соседних странах Заиорданья…, в Египте, в пещерах Иудейских гор и в Иудейской пустыне. Отголоски этих попыток мы находим в библейских текстах, а также среди этнографических и археологических находок… Возможно, что две ивритские надписи, вырезанные на стене погребальной пещеры в Хирбет Бейт-Лей, восточнее Лахиша, были сделаны рукой таких беженцев. В них упоминаются Иудея и Иерусалим и приводятся слова молитвы. Пещеры, расположенные вблизи каньона Мурбаат недалеко от Мертвого моря служили идеальным убежищем для беженцев не только во времена Второго Храма, но, по-видимому, и на протяжении седьмого и в начале шестого века до н. э. Об этом свидетельствуют керамические предметы, обнаруженные в одной из этих пещер, а также папирус с текстом на иврите, относящийся к эпохе Первого Храма. В пещере, которая находится вблизи каньона Далия, северо-восточнее Рамаллы, наряду с известными папирусами времен Второго Храма были найдены также глиняные черепки Железной эпохи, то есть конца периода Первого Храма». [Маламат. Указ. соч. С. 151]. «Каждый день приносил Навузардану новые затруднения. Деревни Иудеи были полны партизанскими отрядами, состоящими большей частью из людей, вышедших из Иерусалима вместе с Седекией. Навузардан начал их преследовать; он захватил из них семьсот сорок пять человек, которые были в свою очередь выселены». [Ренан. Указ. соч. С. 477]. Но справиться с сильным партизанским движением, находящим себе пристанище в горах, все равно не удавалось. Действия партизан дестабилизировали всю ситуацию в районе. Поэтому, чтобы лишить партизан их главного козыря — борьбу за иудейскую государственность, было решено создать правительство из лояльно настроенных иудеев, которые, безусловно, быстрее смогли бы договориться и утихомирить своих соотечественников-партизан. Подобную «федеральную» тактику Навуходоносора избрала сегодня и Россия в Чечне. И вторая, конечно же, ведущая причина состояла в особом Божьем вмешательстве. Ибо иудейский народ еще не выполнил своего предназначения в истории, и после вавилонского плена предстояло возвращение назад. И потому, безусловно, если бы другой народ был переселен на землю Иудеи, то это бы мешало возврату туда в дальнейшем самих иудеев после вавилонского плена. И потому Господь оставил эту землю незаселенной, ждущей своего народа. Во главе же этого правительства «Навузардан [и] поставил угодного ему главу в лице Годолии… Это был умеренный человек, который избрал средний путь между патриотами и пророками. Он был, может быть, один из тех, которые последовали советам Иеремии и перешли к халдеям. Навузардан ему вверил дочерей Седекии и некоторые важные склады. Ему было также поручено наблюдать за местами остановки по пути солдат, и он один только должен был иметь сношения с возвращающейся армией… Годолия сделал центром своего управления Мицпу вблизи Иерусалима. Он пытался расположить к себе лаской сердца своих озлобленных соотечественников … [и] многие из иудеев, которые перед осадой бежали в страны моавитян, аммонитян и эдомитян, услышав об этом, хотя и очень неважном восстановлении иудейского правления, возвратились назад и сгруппировались вокруг Годолии в Мицпе и стали возделывать землю. Вскоре это слабое ядро возрождения получило поддержку в лице Иеремии» [Ренан. Указ. соч. С. 477—478], который и прибыл в Мицпу.

Глава 27

Игральные автоматы христиан.

Мицпа (Массифа) была не случайно избрана Годолией в качестве новой столицы. Дело в том, что именно этот город служил местом народных собраний во времена Судей и при пророке Самуиле. Последний жил в Мицпе, управляя из нее духовной и политической историей Израиля. Именно в ней был избран на царство и Саул — первый царь Израиля. И потому избрание ее в качестве столицы Иудеи было весьма символично. Годолия с радостью принимает Иеремию, понимая, что сейчас, как никогда, необходимо поднимать духовность народа, истинную веру, которая только и сможет сохранить народ от исчезновения. Как уже упоминалось, мудрая политика Годолии, подкрепляемая теперь авторитетом и проповедью Иеремии, начала приносить свои плоды. Началось пусть и очень медленное, возрождение нации. Однако курс, проводимый новым правителем, устраивал далеко не всех. Многие «люди были подавлены и озлоблены. У большинства из них родные либо погибли, либо были угнаны в плен. В их головах решительно не умещалось, как это могло случиться, что Ягве допустил гибель храма и Иерусалима. Они склонны были теперь во всем винить Годолию и его друзей, которых считали изменниками, продавшими родину халдеям. Никакие разумные доводы не могли убедить этих отчаявшихся солдат, что катастрофа произошла именно потому, что власти не следовали советам Иеремии, Годолии и всей партии мира». [Мень А. История религии. В 7 т. М.: Слово, 1992. Т. 5. С. 213]. Среди этих людей были и те, которые просто завидовали Годолии, считая, что именно они в силу своего происхождения должны были занять трон наместника. Но пока они вынуждены были скрывать свои намерения из-за страха перед вавилонянами, а также потому, что популярность наместника продолжала расти. К Годолии продолжали и продолжали стекаться со всей страны прятавшиеся иудеи, видя в нем и его политике залог своего счастья. В один из дней Годолия собирает предводителей народа, вождей различных недавних партизанских групп. «Итак, когда эти люди явились к нему, Годолия убедил их остаться тут, успокоив их насчет вавилонян и говоря, что если только они станут обрабатывать землю, им нечего опасаться вавилонян. Это свое утверждение он скрепил клятвой и указал им на себя, как на их заступника, на поддержку которого они могут, в случае затруднения, рассчитывать. При этом Годолия посоветовал каждому выбрать по личному усмотрению какой-нибудь город для местожительства, захватить с собою свое имущество, вновь приняться за обработку земли и жить себе спокойно. В то же время он обещал им, пока еще есть возможность, снабдить их хлебом, вином и маслом, чтобы у них была готовая пища на зиму. Переговорив с ними таким образом, он отпустил каждого в ту местность, куда кто захотел. Когда среди народностей, населявших Иудею, разнеслась молва о том, что Годолия дружелюбно принял вернувшихся к нему беглецов и дал им землю для жительства и для занятия земледельческим трудом при условии уплаты (известной) подати вавилонскому царю, многие стали стекаться к Годолии и поселились в стране». [Флавий. Указ. соч. Т. 2. Книга 10. Глава 9, 2, 3. С. 26]. Среди вождей, которые пришли в Массифу к Годолии, был и князь Измаил, принадлежащий к царской династии. Еще во время осады Иерусалима он бежал к аммонитскому царю Ваалиму, у которого до сих пор и проживал. И вот теперь он прибывает в ставку Годолии. Наместник принимает его и добивается амнистии для него от вавилонян, на которых тот совершал набеги с территории Аммона. Однако, как оказалось, прибытие Измаила было обусловлено отнюдь не ностальгией по родине. Об истинных намерениях Измаила вскоре становится известно другим лидерам иудеев, среди которых Измаил проводил свою работу. Но «Иоанн и другие предводители, ознакомившись с условиями нового быта страны и узнав честность и честолюбие Годолии, дошли в своей любви к последнему до крайних пределов; так, например, они стали уверять его, будто аммонитский царь Ваалим подослал Измаила, чтобы он коварным образом и тайно убил Годолию и затем сам мог бы стать во главе израильтян, тем более, что он сам царского происхождения. Кроме того, говорили они, Годолия, наверное, избегнет такого покушения, если позволить им убить Измаила таким образом, чтобы никто об этом не узнал. При этом они высказывали свои опасения в том смысле, что если бы он, Годолия, пал от руки его, то наступила бы окончательная гибель остатка израильской мощи. Но Годолия выразил им свое негодование по поводу того, как может такой коварный замысел, на который указывается ими, исходить от человека, которого он, Годолия, облагодетельствовал. Нет, этого быть не может. Но уж если даже это и правда, то, уверял Годолия, он предпочитает умереть от руки этого человека, чем убивать того, который прибег к нему, ища спасения и совершенно отдаваясь во власть ему». [Флавий. Указ. соч. С. 27]. Таков был Годолия, искренний и добрый человек, но слишком доверчивый, верящий людям на слово. Он даже не приказывает следить за Измаилом. «По истечении тридцати дней к Годолии в город Массифу прибыл Измаил в сопровождении десяти человек, которых Годолия, желая выказать им свое расположение, принял с радостью и для которых он устроил блестящий пир и обильное угощение. Но тут он сам увлекся и выпил лишнего. Когда же Измаил увидел его в состоянии полного до бесчувствия опьянения и глубокой дремоты от вина, то вскочил со своими десятью товарищами из-за стола и перерезал Годолию и прочих сотрапезников его, возлежавших с ним за пиром. После этой резни он выбежал (из дворца) и ночью перебил всех находившихся в городе иудеев и солдат, оставленных вавилонянами. На следующий день к Годолии явилось восемьдесят поселян с дарами. Никто из них не знал о постигшей Годолию участи. Когда Измаил увидел их и пригласил их войти, то велел запереть двери, перебил земледельцев и бросил трупы их, чтобы избавиться от этого зрелища, в глубокую яму. Из этих восьмидесяти человек спаслись лишь те, которые просили повременить с казнью, пока они не выдадут ему спрятанных в полях богатств своих, утварь, платье и хлеб. За такое их обещание Измаил пощадил этих людей. Все же население Массифы с женами и малыми детьми он забрал в плен; в числе пленных находились и дочери царя Седекии, которых вавилонский полководец Навузардан оставил у Годолии. Совершив все вышеописанное, Измаил вернулся к аммонитскому царю. Когда Иоанн и его товарищи узнали о деяниях, совершенных Измаилом в Массифе, они страшно рассердились за убийство Годолии и собрав каждый своих воинов, двинулись войною против Измаила и настигли его вблизи цистерны в Хевроне. Военнопленные Измаила, увидев Иоанна и прочих предводителей, приободрились, рассчитывая на то, что те прибыли, чтоб их поддержать и поэтому покинули полонившего их и прибежали к Иоанну. Тогда Измаил бежал с восемью приверженцами к аммонитскому царю, а Иоанн, приняв спасенных и избавившихся от Измаила как рабов, так и женщин и детей, прибыл в местность, именующуюся Мандрою, и остался там целый день. Тут было решено отправиться прямо в Египет, потому что существовало опасение, что если они останутся в стране, вавилоняне в гневе за убийство поставленного ими военачальника Годолии могут убить их». [Флавий. Указ. соч. С. 28]. [В 1932 году при раскопках Массифы доктором Бейдом В. Ф. из Тихоокеанской школы Религии была найдена агатовая печать с надписью «принадлежит Иезонии, слуге царя». Так было археологически подтверждено существование Иезонии, одного из вождей народа, которого упоминает Иеремия. «Когда все военачальники, бывшие в поле, они и люди их, услышали, что царь Вавилонский поставил Годолию, сына Ахикама, начальником над страною и поручил ему мужчин и женщин, и детей, и тех из бедных страны, которые не были переселены в Вавилон; тогда пришли к Годолии в Массифу и Исмаил, сын Нафании, и Иоанан и Ионафан, сыновья Карея, и Сераия, сын Фанасмефа, и сыновья Офи из Нетофафы, и Иезония, сын Махафы, они и дружина их» (Иер. 40:7—8). В 1935 году доктором Старки была обнаружена печать с надписью: «Принадлежит Годолии, заведующему домом».] Ситуация сложилась действительно очень серьезная, и Иоанн вместе с народом обращается за помощью к Иеремии. «И приступили все военные начальники, и Иоанан, сын Карея, и Иезания, сын Гошаии, и весь народ от малого до большого, и сказали Иеремии пророку: да падет пред лице твое прошение наше, помолись о нас Господу Богу твоему обо всем этом остатке, ибо из многого осталось нас мало, как глаза твои видят нас, чтобы Господь, Бог твой, указал нам путь, по которому нам идти, и то, что нам делать. И сказал им Иеремия пророк: слышу, помолюсь Господу Богу вашему по словам вашим, и все, что ответит вам Господь, объявлю вам, не скрою от вас ни слова. Они сказали Иеремии: Господь да будет между нами свидетелем верным и истинным в том, что мы точно выполним все то, с чем пришлет тебя к нам Господь Бог Твой: хорошо ли, худо ли то будет, но гласа Господа Бога нашего, к Которому посылаем тебя, послушаемся, чтобы нам было хорошо, когда будем послушны гласу Господа Бога нашего» (Иер. 42:1—6). Казалось, народ осознал свои прошлые ошибки. Казалось, народ уже готов идти за Богом, принять и выполнять Его повеления, какими бы они не выглядели, добрыми или худыми в их глазах. Сегодня миллионы людей также взывают к Господу, уверяя в молитве, что примут любое Его решение, любой Его ответ на их просьбы. И вот, наконец, «по прошествии десяти дней было слово Господне к Иеремии. Он позвал к себе Иоанана, сына Карея, и всех бывших с ним военных начальников и весь народ, от малого и до большого, и сказал им: так говорит Господь, Бог Израилев, к Которому вы посылали меня, чтобы повергнуть пред Ним моление ваше: если останетесь на земле сей, то Я устрою вас и не разорю, насажду вас и не искореню, ибо Я сожалею о том бедствии, какое сделал вам. Не бойтесь царя Вавилонского, которого вы боитесь; не бойтесь его, говорит Господь, ибо Я с вами, чтобы спасать вас и избавлять вас от руки его. И явлю к вам милость, и он умилостивится к вам и возвратит вас в землю вашу. Если же вы скажете: „не хотим жить в этой земле“, и не послушаетесь гласа Господа Бога вашего, говоря: „нет, мы пойдем в землю Египетскую, где войны не увидим и трубного голоса не услышим, и голодать не будем, и там будем жить“; то выслушайте ныне слово Господне, вы, остаток Иуды: так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: если вы решительно обратите лица ваши, чтобы идти в Египет, и пойдете, чтобы жить там, то меч, которого вы боитесь, настигнет вас там, в земле Египетской, и голод, которого вы страшитесь, будет всегда следовать за вами там, в Египте, и там умрете. И все, которые обратят лице свое, чтобы идти в Египет и там жить, умрут от меча, голода и моровой язвы, и ни один из них не останется и не избежит того бедствия, которое Я наведу на них. Ибо так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: как излился гнев Мой и ярость Моя на жителей Иерусалима, так изольется ярость Моя на вас, когда войдете в Египет, и вы будете проклятием и ужасом, и поруганием и поношением, и не увидите более места сего. К вам, остаток Иуды, изрек Господь: „не ходите в Египет“; твердо знайте, что я ныне предостерегал вас, ибо вы погрешили против себя самих: вы послали меня к Господу Богу нашему сказав: „помолись о нас Господу Богу нашему и все, что скажет Господь Бог наш, объяви нам, и мы сделаем“. Я объявил вам ныне; но вы не послушали гласа Господа Бога нашего и всего того, с чем Он послал меня к вам. Итак знайте, что вы умрете от меча, голода и моровой язвы в том месте, куда хотите идти, чтобы жить там» (Иер. 42:7—22). Божья весть осталась все той же: покоритесь вавилонянам, не идите в Египет, доверьтесь Мне. И вот вместо того, чтобы принять этот Божий ответ, которого они так просили и ожидали, уверяя, что сразу же исполнят его, каким бы он ни был, иудеи вдруг меняют свою позицию. «Когда Иеремия передал всему народу все слова Господа Бога их, все те слова, с которыми Господь, Бог их, послал его к ним, тогда сказал Азария, сын Осаии, и Иоанан, сын Карея, и все дерзкие люди сказали Иеремии: неправду ты говоришь, не посылал тебя Господь Бог наш сказать: „не ходите в Египет, чтобы жить там“; а Варух, сын Нирии, возбуждает тебя против нас, чтобы предать нас в руки Халдеев, чтобы они умертвили нас или отвели нас пленными в Вавилон. И не послушал Иоанан, сын Карея, и все военные начальники и весь народ гласа Господа, чтобы остаться в земле Иудейской» (Иер. 43:1—4). Как и почему народ изменяет своему же совсем недавнему решению? Дело в том, что если глубже рассмотреть этот вопрос, то мы увидим, что никакого «вдруг» на самом деле не произошло, никакого изменения решения не было, ибо хотя они и обратились к Иеремии со словами, что примут от Бога любой ответ, народ подсознательно, не признаваясь до конца себе, хотел от Бога получить и принять лишь тот ответ, который был им нужен, которого они ожидали. Это огромная проблема, с которой сталкивались и сталкиваются люди, молясь Богу, обращаясь к Нему. Чем же является наша личная молитва? Это просьба, прошение или ультиматум Богу, спросим откровенно сами себя? Когда мы обращаемся с какой-либо проблемой, прошением к руководству, то мы понимаем, что накладывая визу, руководитель может начертать «одобряю», «удовлетворить», но и … «отклоняю», «отказать». И это тоже ответ. Но от Бога, почему-то, мы желаем лишь принимать только положительные ответы на любые наши просьбы. При этом, не задумываясь, принесет ли нам это действительно пользу или нет. Забывая при этом, что наш разум является весьма ограниченным. И часто то, что нам кажется хорошим, добрым для нас, спустя время оказывается проклятием. Многие люди покидают церковь потому, что Бог не исцелил их близких, не помог поступить в институт, не прибавил зарплаты, не устроил брак с понравившимся человеком. Некоторые из тех, которые еще недавно слезно молили о чем-то Бога, получив отрицательный ответ, превращаются в хулителей Христа и церкви. Что же, превращение глубоко верующего в атеиста происходит за один-два часа? Нет, конечно же. Просто с самого начала веры не было. Ибо вера — это доверие Богу в любых жизненных обстоятельствах, готовность принять любой Его ответ. Знание, что «любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу» (Рим. 8:28). Молитвы Иоанана и народа были подобны языческим молитвам. Когда язычники слезно умоляют о чем-то своих идолов, но не получают от них ответа, рубят их в куски. Не обращаемся ли мы к Богу как к автомату, в который опускаем монетку с надписью «молитва» и ждем, когда автомат выдаст просимое нами. А когда не выдает, то ударяем по этому автомату. Иудеи решили вновь идти своим путем. «И не послушал Иоанан, сын Карея, и все военные начальники и весь народ гласа Господа, чтобы остаться в земле Иудейской. И взял Иоанан, сын Карея, и все военные начальники весь остаток Иудеев, которые возвратились из всех народов, куда они были изгнаны, чтобы жить в земле Иудейской, мужей и жен, и детей, и дочерей царя, и всех тех, которых Навузардан, начальник телохранителей, оставил с Годолиею, сыном Ахикама, сына Сафанова, и Иеремию пророка, и Варуха, сына Нирии; и пошли в землю Египетскую, ибо не послушали гласа Господня, и дошли до Тафниса» (Иер. 43:4—7).

Глава 28

Конкурс на профессию палача.

Когда исчезли земли Палестины и народ переступил границу Египта, у всех как будто бы отлегло от сердца. Наконец-то это чувство, чувство постоянного страха и ожидания бедствий закончилось. Наконец-то осталась позади вавилонская угроза. Конечно, Египет не был родиной, но разве на протяжении двухсот лет их предки не жили спокойно в этой стране, пока не начались фараоновы гонения? Что же, переждем и сейчас угрозу на плодородных землях Нила. Египтяне весьма дружелюбно встретили иудеев, понимая, что их труд будет укреплять пошатнувшийся Египет. И вот среди этого всеобщего радостного подъема зазвучали слова пророка Иеремии: «И было слово Господне к Иеремии в Тафнисе: возьми в руки свои большие камни и скрой их в смятой глине при входе в дом фараона в Тафнисе, пред глазами Иудеев, и скажи им: так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: вот, Я пошлю и возьму Навуходоносора, царя Вавилонского, раба Моего, и поставлю престол его на этих камнях, скрытых Мною, и раскинет он над ним великолепный шатер свой и придет, и поразит землю Египетскую: кто обречен на смерть, тот предан будет смерти; и кто в плен, пойдет в плен; и кто под меч, под меч. И зажгу огонь в капищах богов Египтян; и он сожжет оные, а их пленит, и оденется в землю Египетскую, как пастух надевает на себя одежду свою, и выйдет оттуда спокойно, и сокрушит статуи в Бефсамисе, что в земле Египетской, и капища богов Египетских сожжет огнем» (Иер.43:8—13). Тафнис, первая стоянка иудеев, располагался в 15 км на запад от Суэцкого канала. В 1886 году английский археолог доктор Флиндерс Питри обнаружил руины крепости, среди которой спереди была обнаружена большая кирпичная платформа, где как показал Питри, Иеремия скрыл камни в смятой глине. (Иер.43:8). Гладя на эти камни, археологи приоткрыли завесу времен, скрывавшую библейского пророка, проповедующего здесь. Они были подобны холодному ливню, обрушившемуся на разгоряченные головы иудеев. Но вместо того, чтобы задуматься над ними, народ обозлился еще более на Иеремию, не слушая его слов. Постепенно «члены маленькой иудейской колонии в Дафне стали понемногу переселяться в окружные местности — в Мигдол, в Мемфис, в Верхний Египет. Привычка идолопоклонства быстро взяла верх у этих рассеянных, не имевших ни священника, ни пастыря, душ. Культ Астарты или царицы небесной, имевший свой центр в одном из мемфисских кварталов, оказывал сильное притягательное влияние на живших в Египте семитов». [Ренан. Указ. соч. С. 479]. Иудеи стали принимать участие в отвратительных оргиях, которыми сопровождался культ Астарты (египетской Исиды). Господь через Иеремию вновь обращается к народу. «И ныне так говорит Господь Бог Саваоф, Бог Израилев: зачем вы делаете это великое зло душам вашим, истребляя у себя мужей и жен, взрослых детей и младенцев из среды Иудеи, чтобы не оставить у себя остатка, прогневляя Меня изделием рук своих, каждением иным богам в земле Египетской, куда вы пришли жить, чтобы погубить себя и сделаться проклятием и поношением у всех народов земли? Разве вы забыли нечестие отцов ваших и нечестие царей Иудейских, ваше собственное нечестие и нечестие жен ваших, какое они делали в земле Иудейской и на улицах Иерусалима? Не смирились они и до сего дня, и не боятся и не поступают по закону Моему и по уставам Моим, которые Я дал вам и отцам вашим. Посему так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: вот, Я обращу против вас лице Мое на погибель и на истребление всей Иудеи и возьму оставшихся Иудеев, которые обратили лице свое, чтобы идти в землю Египетскую и жить там, и все они будут истреблены, падут в земле Египетской; мечом и голодом будут истреблены; от малого и до большого умрут от меча и голода, и будут проклятием и ужасом, поруганием и поношением. Посещу живущих в земле Египетской, как Я посетил Иерусалим, мечом, голодом и моровою язвою, и никто не избежит и не уцелеет из остатка Иудеев, пришедших в землю Египетскую, чтобы пожить там и потом возвратиться в землю Иудейскую, куда они всею душею желают возвратиться, чтобы жить там; никто не возвратится, кроме тех, которые убегут оттуда» (Иер.44:7—14). И если ранее народ, хотя и не слушал слов пророка, но молчал, то теперь он уже открыто выступает против Бога. «И отвечали Иеремии все мужья, знавшие, что жены их кадят иным богам, и все жены, стоявшие там в большом множестве, и весь народ, живший в земле Египетской, в Пафросе, и сказали: слова, которое ты говорил нам именем Господа, мы не слушаем от тебя; но непременно будем делать все то, что вышло из уст наших, чтобы кадить богине неба и возливать ей возлияния, как мы делали, мы и отцы наши, цари наши и князья наши, в городах Иудеи и на улицах Иерусалима, потому что тогда мы были сыты и счастливы и беды не видели. А с того времени, как перестали мы кадить богине неба и возливать ей возлияния, терпим во всем недостаток и гибнем от меча и голода. И когда мы кадили богине неба и возливали ей возлияния, то разве без ведома мужей наших делали мы ей пирожки с изображением ее и возливали ей возлияния?» (Иер.44:15—19). Народ уже не играет в религию, в духовность, он открыто бросает вызов Богу. Пройдут века, придут новые люди, но эта философия открытого Богоотвержения будет жить. Придут большевики, и будут открыто насмехаться над Богом, Библией, разрушать храмы, пытать верующих. Придет время, когда нечестивые вновь открыто пойдут против Христа и Его церкви. «И сказал Иеремия всему народу и всем женам: слушайте слово Господне, все Иудеи, которые в земле Египетской: так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: вы и жены ваши, что устами своими говорили, то и руками своими делали; вы говорите: „станем выполнять обеты наши, какие мы обещали, чтобы кадить богине неба и возливать ей возлияние“, — твердо держитесь обетов ваших и в точности исполняйте обеты ваши. За то выслушайте слово Господне, все Иудеи, живущие в земле Египетской: вот, Я поклялся великим именем Моим, говорит Господь, что не будет уже на всей земле Египетской произносимо имя Мое устами какого-либо Иудея, говорящего: „жив Господь Бог!“ Вот, Я буду наблюдать над вами к погибели, а не к добру; и все Иудеи, которые в земле Египетской, будут погибать от меча и голода, доколе совсем не истребятся. Только малое число избежавших от меча возвратится из земли Египетской в землю Иудейскую, и узнают все оставшиеся Иудеи, которые пришли в землю Египетскую, чтобы пожить там, чье слово сбудется: Мое или их. И вот вам знамение, говорит Господь, что Я посещу вас на сем месте, чтобы вы знали, что сбудутся слова Мои о вас на погибель вам. Так говорит Господь: вот, Я отдам фараона Вафрия, царя Египетского, в руки врагов его и в руки ищущих души его, как отдал Седекию, царя Иудейского, в руки Навуходоносора, царя Вавилонского, врага его и искавшего души его» (Иер.44:24—30). Эти слова переполнили чашу терпения иудеев. Сколько им терпеть этого несносного человека, постоянно сулящего им бедствия, не дающего им спокойно жить? Нет, хватит ему говорить, нам надоело это. Обезумевшая в своей ярости толпа берет камни и обрушивает их на голову почти восьмидесятилетнего пророка. Через несколько секунд все было кончено. Толпа расступилась, открыв взору распростертое окровавленное тело Иеремии и валявшиеся камни со следами крови пророка. Почти пятидесятилетнее служение Иеремии закончилось. Все эти десятилетия он служил своему народу, переживая каждую его боль как свою собственную. И этот же народ, которого он так любил, зверски умертвил его. [Нюстрем Э. Библейский словарь. СПб.: Библия для всех, 1997. С. 163]. Удивительно, насколько мы, люди, являемся врагами для самих себя, насколько упорно мы стремимся погибнуть, насколько упорно отвергаем весть спасения. За желание спасти нас пророк Исайя был перепилен пилой, пророк Захария убит прямо у жертвенника, апостол Петр распят, Матфей обезглавлен, Ян Гус сожжен на костре и, наконец, Христос… Но разве это было сделано нами, лично мной, спросим мы себя? Ведь мы родились уже через много столетий после гибели этих мужей. Да, это действительно так, но спросим опять же себя, принимаем ли мы сегодня ту весть, которую несли они? Не поступаем ли мы так же греховно, как тот люд, который их убил? И если на первый вопрос мы говорим нет, а на второй — да, то мы также в числе убийц, в числе тех, кто убивает Божьих пророков, несущих Его весть, в числе тех, кто своими грехами продолжает распинать Иисуса Христа. Быть может, мы думаем, что изменилось время, и в наш «культурный» и «продвинутый» век не убивают Божьих вестников? Нет, сегодня не менее, чем в те далекие времена, дьявол покоряет людей своей власти, преследуя через них Божьих вестников. «Три азербайджанских адвентистских пастора оштрафованы в городах Гянджа и Сумгаит за „незаконное проповедование“ и отсутствие регистрации по месту жительства, а община в столице Баку подвергается усиленному давлению. Пастор Бабаев в феврале был вынужден бежать из азербайджанского анклава Нахичевань после полученных угроз смерти за попытку создать адвентистскую общину, и прибыл в Сумгаит месяц назад. Полиция явилась в его дом вечером 19 мая, конфисковала 48 религиозных книг и доставила его в полицейский участок. Случай с пастором Бабаевым в Сумгаите произошел через неделю после подобного случая с лидером адвентистской церкви в Гяндже, другом городе на западе Азербайджана. Визит полиции последовал вслед за жалобой на то, что церковь на улицах распространяла приглашения посетить свои службы». [Корли Ф. Азербайджан: новые преследования адвентистов. 20 мая 2004 г. Перевод с английского — Алматинский Хельсинкский Комитет. http://www.humanrights.kz/other_60.php]. «Китай, Гонконг. Члены домашней протестантской церкви из города Дуншэн (Dongsheng) в автономном районе Внутренняя Монголия, в ближайшее время могут быть направлены в исправительно-трудовые лагеря на срок до трех лет за „незаконную религиозную деятельность“». [Преследования христиан в Китае. Агентство Прима (2001-05-30). http://www.prima-news.ru/news/news/2001/5/30/11008.html]. «Каждый год в результате насилия погибает от 130.000 до 170.000 христиан. Многие христиане претерпевают страдания и погибают в странах, изолированных от внешнего мира. В качестве примера представитель фонда „Помощь Церкви в беде” приводит Саудовскую Аравию. „Большую часть информации мы получаем от беженцев, преимущественно бывших мусульман, которые приняли христианство, за что в той же Саудовской Аравии людей приговаривают к смерти”, говорит Орбан. „Среди стран, получивших печальную известность за свои гонения против христиан, мы отмечаем четыре с коммунистическим режимом (Китай, Северная Корея, Вьетнам и Лаос), а также пять, в которых главенствует мусульманский закон (Саудовская Аравия, Афганистан, Туркменистан, Иран и Мальдивы)”, добавила историк». [Религиозные новости. http://www.otkrovenie.de]. «Количество христиан, умерших за веру в 20 веке, гораздо больше, чем когда-либо в истории. Мировая статистика указывает, что более 150 000 христиан было замучено в прошлом году, в основном за пределами США. Однако, статистика, вероятно, меняется: преследование христиан в США возрастает. Что же происходит? Согласно мнению некоторых экспертов, это напоминает преследование евреев в послевоенной Германии. Недавно, одной женщине в Хьюстоне, штат Техас, полиция приказала прекратить раздачу евангельских трактатов детям, которые постучали в ее дверь на Хэллоуин. Полиция осведомила ее, что такая деятельность нелегальна, что за непослушание она может быть арестована. В Мадисоне, Висконсине, организация Freedom from Religion Foundation (Свобода от религиозного основания) распространяла антихристианские трактаты школьникам под названием „Мы можем быть хорошими без Бога“». [Преследование христиан в США. http://www.vernost.ru/novost/137.shtml]. «Сотрудник кампании Динакон, штат Техас, уволен за соблюдение субботы, в то время, как федеральный закон США стоит на защите религиозных убеждений граждан. В данный момент Гектор Ривера добивается восстановления на рабочем месте в кампании в должности сварщика, а также выплаты расчета и возмещения убытков. Он подал исковое заявление в районный суд Южного района Техаса, в суде его представляет адвокат Малкольм Гринштейн. Ривера начал работать сварщиком в кампании Динакон в 1988 году, а в мае 2002 года стал членом церкви адвентистов седьмого дня. На работе он попросил разрешения не работать в субботу и получил его. Но новый начальник положил конец этой практике в августе 2002 года — когда Ривера отказался работать в субботу, то был уволен. „Это один из множества примеров незаконной дискриминации соблюдающих субботу, — сказал Митчелл Тайнер, помощник директора отдела религиозной свободы и общественных связей ГК, — каждый год более 1000 адвентистам в США отказывают в трудоустройстве или они теряют работу из-за религиозных убеждений, право на соблюдение которых гарантируется статьей 7 Акта о Гражданских Правах“». [Уволен за соблюдение субботы. Отдел информации Евро-Азиатского дивизиона Церкви христиан адвентистов седьмого дня. http://www.adventist.ru/410.html]. В последнее время весь мир разделится на две группы: учеников Христа, гонимых за слово Божье и добродетельную жизнь, и жаждущих их крови палачей, управляемых сатаной. В кого себя сегодня готовим мы? Кому позволим готовить нас? «Набор» в последнее время будет происходить только на две «специальности».

Глава 29

Умерший — живой пророк?!

Через некоторое время тело пророка и следы кровавой расправы были убраны. Останки Иеремии были похоронены и до сих пор под Каиром показывают гробницу, якобы, принадлежащую ему, что, впрочем, большинству ученых представляется маловероятным. Слишком много событий прошло со времени той драмы, в которой народ убил того, кто хотел его спасти. Похоронив Иеремию, иудеи полагали, что вместе с восьмидесятилетним пророком похоронили и его пророчества, сулящие им суд за их отступления и грехи. Но это были не пророчества Иеремии, а пророчества Бога. И если первого они могли убить, то пред Вторым были бессильны. Враги Библии на протяжении долгих веков старались и стараются заглушить голос тех, кто проповедует Истину во всей полноте, не понимая, что все их старания бессильны, ибо ведут они борьбу не против людей, а против Самого Христа. Можно убить евангелистов, можно назвать Божью церковь сектой, всячески дискредитируя ее, можно разрушить храм, но заставить замолчать и сковать действия Святого Духа невозможно. Да, Иеремия был убит, но пророчества, произнесенные через него, вскоре начали воплощаться в жизнь. Ко времени гибели Иеремии к западу от Египта выросло и окрепло греческое государство Кирена. [Перепелкин. Указ. соч. С. 416]. Фараон Априй решает разгромить это государство, начавшее теснить его вассалов — ливийцев и могущее в скором времени стать помехой и для Египта. Априй посылает против Кирены большое войско, которое, однако, терпит страшное поражение. [Всемирная история. Указ. соч. Т. 3. С. 269]. «За это египтяне распалились на царя и подняли восстание, так как полагали, что он, желая извести их, намеренно послал на явную погибель, чтобы самому более надежно править над остальными. Так вот, уцелевшие от гибели египтяне и их друзья, возмущенные этим, подняли открытый мятеж. Получив весть о восстании, Априй послал к мятежникам Амасиса [одного из сановников — прим. А. О.], чтобы успокоить их посулами. Когда же Амасис прибыл и стал уговаривать их, какой-то египтянин во время его речи сзади надел ему шлем на голову и объявил, что этим коронует его на царство. Это произошло отнюдь не против воли Амасиса, что он и не замедлил доказать. Когда мятежники провозгласили его царем, Амасис стал готовиться к борьбе с Априем. Априй же, узнав об этом, отправил к Амасису одного знатного египтянина из своей свиты, по имени Патарбемис, с приказанием доставить Амасиса к нему живым. Когда этот Патарбемис прибыл и стал звать Амасиса к царю, Амасис, приподнявшись в седле (он как раз в это время сидел на коне), испустил ветер и сказал Патарбемису, чтобы тот отнес это Априю. Патарбемис все же настаивал, чтобы Амасис явился к царю, если уж тот послал за ним. Амасис же отвечал, что давно уже собирается это сделать и Априю не придется гневаться на него. Скоро он сам придет к царю и других еще приведет с собой к нему. Патарбемис же прекрасно понял смысл его слов. Он видел приготовления к войне и поспешно уехал, чтобы немедленно сообщить царю о положении дел. Когда же Патарбемис явился к Априю, то царь, разгневавшись, не дал сказать ни слова и приказал ему отрезать уши и нос. Когда остальные египтяне, до сих пор еще верные царю, увидели такое отвратительное поругание знатнейшего человека из своей среды, то немедленно перешли на сторону мятежников и предались Амасису». [Геродот. Указ. соч. Книга 2, 161-162. С. 162—163], Априй был очень спесивым человеком. Он был «полон уверенности в прочности своего положения и накануне полного разгрома считал, что ничто не в силах принудить его к отказу от власти». [Перепелкин. Указ. соч. С. 417]. Безусловно, фараон вряд ли мог не знать слова иудейского пророка Иеремии, открыто, при стечении тысяч людей, предрекавших ему горькую участь. «Так говорит Господь: вот, Я отдам фараона Вафрия, царя Египетского, в руки врагов его и в руки ищущих души его, как отдал Седекию, царя Иудейского, в руки Навуходоносора, царя Вавилонского, врага его и искавшего души его» (Иер. 44:30). Но что были для него, фараона, слова жалкого иудейского старика, изрекавшего их от имени Какого-то Бога? И вот сейчас на грани падения он чувствовал себя сильным, как никогда. Итак, узнав, что египтяне отвернулись от него и предались Амасису, «Априй вооружил наемников и выступил против восставших египтян. А было у него 30000 наемников — карийцев и ионян… Итак, Априй шел войной на своих же египтян, а Амасис — против чужеземных наемников. В городе Момемфисе оба войска сошлись и начали сражение. Хотя наемники храбро сражались, но все же потерпели поражение, так как значительно уступали врагам численностью. …Априй воображал, что даже Бог не может лишить его царства, столь прочно, казалось ему, сидит он на престоле. Но все же тогда он был побежден в бою, захвачен в плен и уведен в город Саис, в свой прежний дворец, теперь уже принадлежавший Амасису. Сначала Априя некоторое время содержали в царском дворце, и Амасис хорошо обходился с ним. В конце концов, когда египтяне стали роптать (они считали, что Амасис несправедливо поступает, оставляя жизнь своему и их злейшему врагу), и Амасису пришлось выдать им Априя. Египтяне же задушили его». [Геродот. Указ. соч. Книга 2, 163, 169. С. 163, 164]. Сегодня историки полагают, что эта борьба, занявшая у Геродота несколько предложений, растянулась на несколько лет, состоя из небольших этапов заключения мира и вновь возобновления боевых действий. Но финал ее был тот же — гибель Априя. [Брестед. Указ. соч. Т. 2. С. 185]. Так в точности исполнились слова Иеремии, предрекавшего гибель фараона Априя. Но смерть фараона была не только ярким свидетельством для египтян могущества и всеведения Бога иудеев, но и грозным предзнаменованием для самих иудеев. Ибо смерть Априя по словам Иеремии будет знамением того, что Господь накажет погрязший в грехах иудейский народ на землях Египта. Так еще при жизни Априя в 571 году вавилонская армия появилась на границах Дельты. [Брэстед. Указ. соч. Т. 2. С. 188]. Однако крупный поход в страну на Ниле Навуходоносор осуществляет в 567 г. до х. э. К этому времени он заканчивает покорение Финикии и «теперь перед ним встает не менее трудная задача — нанести последний и решительный удар Египту, чтобы парализовать его силы и лишить его возможности вести активную политику». [Авдиев В. И. История Древнего Востока. М.: Политиздат, 1953. С. 491]. «В 567 году Навуходоносор вторгся в Египет и прошел всю страну до Фив». [Белявский. Указ. соч. С. 101; Всемирная история. Указ. соч. Т. 3. С. 210; Страбон. География. М.: Ладомир, 1994. Книга 15, 6. С. 640]. Следы этого похода были обнаружены на Суэцком перешейке, где были найдены терракотовые цилиндры с надписями Навуходоносора. [Тураев. Указ. соч. Т. 2. С. 87; Гоммель Ф. История Древнего Востока. СПб.: Брокгауз-Ефрон, 1905. С. 138]. Более того, в Египте около Гелиополя был основан город с названием Вавилон, построенный Навуходоносором и названный им в честь своей столицы. [Авдиев. Указ. соч. С. 491]. «Невозможно предполагать, чтобы Навуходоносор думал покорить Египет, состояние которого тогда сильно отличалось от той беспомощной анархии, которую нашли в нем ассирийцы в эпоху эфиопского владычества». [Брэстед. Указ. соч. Т. 2. С. 188]. Кстати и ассирийцам удалось удержать его в повиновении всего несколько лет. И именно с восстания в Египте начался закат ассирийской монархии, ибо удержать такую страну в повиновении, руководя из Месопотамии, было невозможно. Навуходоносор это понимал. Понимал, кстати, это и Кир, всегда также воздерживающийся от захвата Египта, но главные свои цели, которые он и ставил, Навуходоносор достиг. Разгром Египта вынудил Амасиса отказаться от всяких притязаний на покорение Сирии и Палестины. [Брэстед. Указ. соч. Т. 2. С. 188]. Все Заречье осталось за Навуходоносором. [Белявский. Указ. соч. С. 101]. А также «находившихся в стране иудеев он вновь захватил в плен и увел в Вавилон». [Иосиф Флавий. Указ. соч. Т. 2. Книга 10. Глава 9, 7. С. 29]. Так сбылись пророчества Иеремии о разгроме Египта Навуходоносором и о пленении иудеев, бежавших от него из Палестины в Египет. Поход Навуходоносора стал грозным прологом к агонии, как казалось всем, вечного египетского государства, агонии, которая так же была в деталях предсказана Иеремией, Иезекиилем, пророчества которых нашли точное и полное подтверждение в истории (см. Опарин А. А. Колесо в колесе. Археологическое исследование книги пророка Иезекииля. Харьков: Факт, 2003. С. 26—48). Иеремия умер, но его пророчества продолжают жить вот уже более 2500 лет. Иеремия умер, но его пример, пример героя веры, продолжает жить и сегодня. Иеремия умер, но, читая о его жизни, полной невзгод и трудностей, мы убеждаемся в том, что в любой ситуации всегда, с Божьей помощью, можно сохранить веру. Иеремия умер, но его книга раскрыла перед нами характер нашего Великого и Любящего Бога. Бога, Который ждет каждого из нас, взывает к сердцу каждого из нас, желая нас благословить и спасти. «Воззови ко Мне — и Я отвечу тебе, покажу тебе великое и недоступное, чего ты не знаешь» (Иер. 33:3).

ЭПИЛОГ.

Тайна судьбы.

Итак, есть ли судьба? Да! Ибо в конце своей жизни каждый из нас получит приговор — Суд от Бога — от которого и происходит слово «судьба». Причем, человек получит тот приговор, который он избрал сам и этот приговор — участь — будет зависеть от того, какому Богу мы служим. Сегодня мир, как мы видим, поклоняется различным богам, богам войны-джихада, богу наживы, богу распутства, богу аскетизма, богу фанатизма, богу смерти, словом, все тем же богам, каким поклонялись люди во времена Иеремии. Сменились лишь имена этих богов и вместо Валов и Астарт пришли Будды, Кришны, римские папы, харизматические лидеры и пр. И все так же, как и во времена древнего библейского пророка люди стоят перед выбором: кому служить? В чей образ преображаться? Ибо, поклоняясь тому или иному божеству, принимая его учение, мы уподобляемся ему.

Итак, какую судьбу, или какую участь сегодня изберем мы? Тайна судьбы раскрыта… Приняв Христа и поклоняясь Живому Богу мы выбираем себе самую прекрасную участь — жизнь вечную, а поклоняясь другим богам, мы избираем себе страшную участь — смерть навеки. Наша судьба в наших руках… Право выбора принадлежит нам… Что же мы изберем?…

Список использованной литературы.

1.200 хадисов. Избранные высказывания и поступки пророка Мухаммада. Подборка и обработка Абдуль Рахим Аль-Фахима. Киев: Ансар-Фаундейшн, 2003.

2.Авдиев В. И. История Древнего Востока. М.: Политиздат, 1953.

3.Авигад Н. Верхний город Иерусалима (на иврите). Иерусалим, 1980.

4.Али Ат-Тантауи. Общие представления об исламе. К.: Ансар-Фаундейшн, 2003.

5.Антонова К. А., Бонгард-Левин Г. М., Котовский Г. Г. История Индии. М.: Мысль, 1979.

6.Асвагоша, жизнь Будды. М., 1913.

7.Баркер Д. Международное Общество Сознания Кришны. Центр Апологетических Исследований. http://www.apolresearch.org/koi8/disphtml_koi8.php3?id=161.

8.Белявский В. А. Тайны Вавилона. М.: Вече, 2001.

9.Бойд Р. Курганы. Гробницы. Сокровища. Чехословакия: Свет на Востоке, 1991.

10.  Бойл Дж. Дж. Секты-убийцы // Иностранная литература.— 1996.— №7—8.

11.  Броши М. Численность населения древнего Иерусалима. Иерусалим, 1977.

12.  Брэстед Д. История Древнего Египта. В 2 т. Минск: Харвест, 2002.

13.  Васильев Л. С. История Востока. В 2 т. М.: Высшая школа, 1993.

14.  Васильев Л. С. История религий Востока. М.: Высшая школа, 1988.

15.  Величкина В. Очерки истории инквизиции. М.: И-е И. Н. Кушнерева, 1906.

16.  Всё про Харе Кришна. Грихастхи в Сознании Кришны. http://www.ojasvi.kiev.ua/text/dif/grihastha.htm.

17.  Всё про Харе Кришна. Посланницы Радхи и Кришны. http://www.ojasvi.kiev.ua/katha/b28.htm.

18.  Всё про Харе Кришна. Радха и Кришна. http://www.ojasvi.kiev.ua/katha/c20.htm

19.  Всё про Харе Кришна. Что такое сознание Кришны. http://www.ojasvi.kiev.ua/text/dif3/krishnacon.htm.

20.  Всемирная история. В 24 т. Минск: Литература, 1996.

21.  Геродот. История. М.: Ладомир, АСТ, 1999.

22.  Гиббон Э. Закат и падение Римской империи. В 7 т. М.: Терра, 1997.

23.  Гоммель Ф. История Древнего Востока. СПб.: Брокгауз-Ефрон, 1905.

24.  Грант М. История Древнего Израиля. М.: Терра, 1997. С. 155

25.  Даль В. И. Толковый словарь живого Великорусского языка. В 4 т. М.: Русский язык, 1991.

26.  Добросоцких А. Свобода для психотерроризма? // Голос труда (Александровская общественно-политическая газета), 16 июля 1994 г.

27.  Древняя Индия: страна чудес. Энциклопедия исчезнувшие цивилизации. М.: Терра, 1997.

28.  Дукан. Ж. Стенание земли. Заокский: Источник жизни, 1995.

29.  Дюпуи Е. Проституция в древности. Кишинев: Logos, 1991.

30.  Дюфур П. История проституции. К.: Интербук, 1991.

31.  Журавлёв И. В., Мельков С. А., Шершнев Л. И. Путь воинов Аллаха. М.: Вече, 2000.

32.  Иллюстрированная история религий // Под ред. проф. Д. П. Шантепи де ля Соссея. В 2 т. М., 1993.

33.  Иосиф Флавий. Иудейская война. Минск: Современный литератор, 2003.

34.  Иосиф Флавий. Иудейские древности. В 2 т. Минск: Литература, 1994.

35.  История Востока. В 6 т. М.: Восточная литература, 1997.

36.  История Нового времени. Под глав. ред. И. Пфлуг-Гартунга. В 2 т. СПб.: Самообразование, 1910.

37.  Итоговое заявление участников российской научно-практической конференции «Тоталитарные секты (деструктивные культы) и права человека» (Санкт-Петербург, 11—12 января 1996 г.) // Миссионерское обозрение (Белгород).— 1996.— №3.

38.  Келлер В. Библия как история. М.: Крон-Пресс, 1998.

39.  Койфман И. История израильской веры. В 2 т. (на иврите). Иерусалим, Тель-Авив, 1976.

40.  Корли Ф. Азербайджан: новые преследования адвентистов. 20 мая 2004 г. Перевод с английского — Алматинский Хельсинкский Комитет. http://www.humanrights.kz/other_60.php.

41.  Лависс Э., Рамбо А. Эпоха крестовых походов. СПб.: Полигон, АСТ, 1999.

42.  Лозинский С. Г. История папства. М.: Политиздат, 1986.

43.  Лопухин А. П. Толковая Библия. Стокгольм, 1989.

44.  Луния Б. История индийской культуры. М., 1960.

45.  Маламат А. Последние годы Иудейского царства. Иерусалим, 1980.

46.  Махапариниббана-Сутта. СПб., 1890.

47.  Мень А. История религии. В 7 т. М.: Слово, 1992.

48.  Мень А. У врат молчания. М., 2002.

49.  Мерперт Н. Я. Очерки археологии библейских стран. М., 2000.

50.  Миллер А. История христианской церкви. В 2 т. ФРГ, Biefild. GBV, 1994.

51.  Мюллер А. История ислама. В 2 т. М.: АСТ Астрель, 2004.

52.  Никольский Н. М. История русской церкви. Минск: Беларусь, 1990.

53.  Нир Р. Иерусалим в веках. Израиль, Иерусалим, Тель-Авив: И-во Открытого университета, 1997.

54.  Новые религиозные организации России деструктивного и оккультного характера. Справочник. Белгород, 1997.

55.  Нюстрем Э. Библейский словарь. СПб.: Библия для всех, 1997.

56.  Ом Вишнупада Парамахамса Парирайакарья Астоттарасата Шри Шримад Харикеша Свами. Манифест Варнашрамы. Части 1 и 2. Москва — Нью-Йорк — Лос-Анжелес — Вадуц — Бомбей: Бхактиведанта Бук Траст, 1992.

57.  Опарин А. А. Атлас древней и пророческой истории. — Харьков: Факт, 1999.

58.  Опарин А. А. В поисках бессмертия. Археологическое исследование Первой книги Царств. — Харьков: Факт, 2004.

59.  Опарин А. А. В царстве пигмеев и каннибалов. Археологическое исследование книг Ездры и Неемии. — Харьков: Факт, 2003.

60.  Опарин А. А. Всемирная история в королевских династиях. — Харьков, 1997.

61.  Опарин А. А. Всемирная история и пророчества Библии. — Харьков: Факт, 1997, 2 изд.— 2004.

62.  Опарин А. А. Древние города и библейская археология. — Харьков: Факт, 1997, 2 изд.— 2004.

63.  Опарин А. А. Древний мир и библейская хронология. — Харьков: Факт, 1998.

64.  Опарин А. А. Затерянные королевства. Археологическое исследование Третьей книги Царств. — Харьков: Факт, 2005.

65.  Опарин А. А. И камни возопиют…. — Харьков: Факт, 2000, 2 изд.— 2001.

66.  Опарин А. А. История рабства. Археологическое исследование книги Откровение. Харьков: Факт, 2004.

67.  Опарин А. А. Ключи истории. Археологическое исследование книги Бытие. — Харьков: Факт, 2001. 2-изд. Нижний Новгород, 2003. 3-изд. Харьков, 2003.

68.  Опарин А. А. Колесо в колесе. Археологическое исследование книги пророка Иезекииля. — Харьков: Факт, 2003.

69.  Опарин А. А. Манкурты XXI века. Археологическое исследование Второй книги Царств. — Харьков: Факт, 2004.

70.  Опарин А. А. Отвергнувшие ведение… Археологическое исследование книги пророка Осии. — Харьков: Факт, 2005.

71.  Опарин А. А. Проклятые сокровища. Археологическое исследование книг Есфирь и Руфь. — Харьков: Факт, 2002.

72.  Опарин А. А. Развенчанные боги. Археологическое исследование книг Ионы и Наума. — Харьков: Факт, 2002.

73.  Опарин А. А. Религии мира и Библия. — Харьков: Факт, 2000, 2 изд.— 2001, 3 изд.— 2004.

74.  Опарин А. А. Судьи, приговорившие себя. Археология Нового Завета. — Харьков: Факт, 2001.

75.  Опарин А. А. У разбитых водоёмов. Археологическое исследование книг Исход и Иисуса Навина. — Харьков: Факт, 2002.

76.  Опарин А. А., Молчанов С.Б. Но как было во дни Ноя. — Харьков: Факт, 1998; 2 изд. Нижний Новгород, 2002; 3 изд. Харьков, 2002.

77.  Основы вероучения Международного общества Сознания Кришны. http://people.nnov.ru/iskcon/osn.html.

78.  Перепёлкин Ю. Я. История Древнего Египта. СПб.: Летний сад, Нева, 2000.

79.  Период царства: политическая история (в серии «История народа Израиля»), редактор А. Маламат, зам. редактора И. Эфаль, Иерусалим, 1983.

80.  Пол П., Даули Т. Храм Соломона. М., 2003.

81.  Преследование христиан в США. http://www.vernost.ru/novost/137.shtml.

82.  Преследования христиан в Китае. Агентство Прима (2001-05-30). http://www.prima-news.ru/news/news/2001/5/30/11008.html.

83.  Привалов К. Б. Секты: досье страха. М.: Политиздат, 1987.

84.  Рабочая трибуна, 22 октября 1993 г.

85.  Рагозина З. А. История Ассирии. СПб.: И-е А. Ф. Маркса, 1902.

86.  Рагозина З. История Индии времен Риг-Веды. СПб., 1902.

87.  Райт Дж. Библейская археология. СПб.: Издательство Biblioпол, 2003.

88.  Раннее христианство. В 2 т. М.: АСТ, Фолио, 2001.

89.  Религии мира. Энциклопедия. В 2 т. М.: Аванта+, 1996.

90.  Ренан Э. История израильского народа. М.: И-во В. Шевчук, 2001.

91.  Робертсон Д. История христианской церкви. В 2 т. СПб.: И-е И. Л. Тузова, 1891.

92.  Садаев Ч. Д. История Древней Ассирии. М.: Наука, 1979.

93.  Свами Бхактипада. Бог един (сущность всех религий). Санкт-Петербург, 1991.

94.  Светлов Э. На пороге Нового Завета. Брюссель, 1983.

95.  Совершенные вопросы, совершенные ответы. М.: Бхактиведанта Бук Траст, 1991.

96.  Страбон. География. М.: Ладомир, 1994.

97.  Таксиль Л. Священный вертеп. К.: Політвидав, 1985.

98.  Толкование ветхозаветных книг от книги Исайи по книгу Малахии // Под ред. П. Харглаа. Ашфорд. Коннектикут, США, 1996.

99.  Тураев Б. А. История Древнего Востока. В 2 т. М-Л.: ОГИЗ, 1935.

100.    Уайт Е. Пророки и цари. Заокский: Источник жизни, 1993.

101.    Уволен за соблюдение субботы. Отдел информации Евро-Азиатского дивизиона Церкви христиан адвентистов седьмого дня. http://www.adventist.ru/410.html.

102.    Учение и практика общества Сознания Кришны. http://www.ojasvi.kiev.ua/text/guest/iskcon.htm.

103.    Фрэзер Д. Золотая ветвь, М.: АСТ, 1998.

104.    Хабнер Джон, Грюсон Линдси. Обезьянка на шесте. Изд-во Харкорт-Брейс, Джованович, 1988.

105.    Ханиф С. Ислам: путь Бога. Киев: Ансар Фаундейшн, 2003.

106.    Херцог Х., Гишон М. Библейские сражения. М.: АСТ, Астрель, 2005.

107.    Христианство: Словарь / Под ред. Л. Н. Митрохина. 1994.

108.    Циркин Ю. История библейских стран. М.: Астрель, АСТ, Транзиткнига, 2003.

109.    Шило И. Город Давида — ханаанский и израильский Иерусалим. // Ба-маханэ. Выпуск 33 (19.5.82).

110.    Шинн Л. Становление Движения Харе Кришна в Америке // Вайшнавизм: открытый форум.— 1996.— №1.

111.    Шри Кришна. Верховная Божественная Личность. http://www.ojasvi.kiev.ua/text/guest/krishna.htm.

112.    Шураки А. Повседневная жизнь людей Библии. М.: Молодая гвардия, Палимпсест, 2004.

113.    Albright W. The Archeology of Palestine. «Penguin Books», 1960.

114.    Avi Cad N. The Upper City of Jerusalem. Jerusalem, 1980.

115.    Bordrenie P., Israel F. A propos de la carriece d’Elyaqim du page au majordome? // Semitica, 1993.

116.    Bulletin of American School of oriental Researches, № 111 (1948).

117.    Dossin G. Signaux lumineux du pays du mari // Revue Achäologique XXXV (1938).

118.    Emerton J. A. Were the Lachish letters sent to or from Lachish? // Palestine Exploration Quarterly, 2001.

119.    Freedman D. N. The Babylonian Chronicle // The Biblical Archaeologist. 1956.

120.    Gichon M. // Akten des 14 Int. Limeskongress Carnuntum 1986 // ed. Vetters and Kandler, Wien, 1990.

121.    Hahlweg W. Die Heeresreform der Oranier. Wiesbaden, 1973.

122.    Heltzer M. Some Questions Concerning the Economic Policy of Josia, King of Judah // Israel Exploration Journal. 2000.

123.    Katzenstein H. J. The History of Tyre. Jerusalem. 1973.

124.    Kenyon K. M. Archaeology in the Holy Land. New York, 1979.

125.    Langdon S. Die neu babylonischen Königsinschriften. Leipzig, 1912.

126.    Lawrence A. W. Greek Aims in Fortification. Oxford, 1979.

127.    Majjhima-Nikaya. London, 1885.

128.    Mazar A. Archaeology of the Land of the Bible, 10.000 — 586 B.C.E. Cambridge, 1990.

129.    Mitchell T. C. Judah until the fall of Jerusalem (c. 700—586 B. C.) // Cambridge Ancient History. 1991.

130.    Naveh J. Old In scriptions in a Burial Cave // Israel Exploration Journal 13 (1963).

131.    Stern E. Israel at the Close of the Period of the Monarchy // The Biblical Archaeologist, 1975.

132.    Tadmor H. Die Zeit des Erstens Tempels // Geschichte des jüdischen Volkes, München, 1981.

133.    The Ancient Near East in Pictures, Relating to the Testament. By James B. Pritchard. Princeton University Press, 1969.

134.    Tlatli S. E. La Carthage. Paris, 1978.

135.    Torczyner H. et al. The Lachish Letters // Lachish Y, Harding L. (ed). London, 1938.

136.    Vaux R. Les institutions de l’Ancien Testament. T. 2. Paris, 1967.

137.    W. Chamhevs. Old Testament Student, 2 января 1886 года.

138.    Weippert H. Palgstina in vorhellenistischer Zeit. München, 1988.

139.    Winter F. E. Greek Fortifications. London, 1971.

140.    Wiseman D. J. Babylonia 605—539 B. C. // Cambridge Ancient History. 1991.

141.    Yadin Y. The Art of Warfare in the Biblical Lands. London, 1963.

 

 

© Права на тексты принадлежат Алексею Опарину, 1996-2006 год. Разрешено свободное распространение при условии сохранения ссылки на автора и целостности текста. Разрешено свободное использование для некоммерческих целей. При любом использовании материалов сайта, гиперссылка (hyperlink) на http://nauka.bible.com.ua обязательна.
По вопросам коммерческого издания книги обращайтесь к автору. НЕ КРАДИ! (Лк.18:20)
Разработка и сопровождение © 2000-2006 Yuriy Tsupko & Виктор Белоусов. Запрещается использование стиля и элементов дизайна без соответствующего на то разрешения.



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования