Опарин А.А. Судьи, приговорившие себя. Археология Нового Завета
Часть II. Судьи, приговорившие себя

Глава 3

Прагматик, не увидевший главного

Преемником Феликса на посту прокуратора Иудеи в 60 году стал Порций Фест. Более разительного контраста между людьми трудно себе представить. Вместо алчного, сладострастного, нерешительного Феликса пришел к власти человек-прагматик, настоящий римлянин. «Когд Фест прибыл в Иудею, он нашел страну, бедствующую от разбойников, которые предавали грабежу и пожарам все селения. Эти разбойники носили название сикариев. Их расплодилось тогда очень много… они смешивались во время праздников с народною толпою, отовсюду стекавшуюся в город для отправления своих религиозных обязанностей, и без труда резали тех, кого желали. Нередко они появлялись в полном вооружении во враждебных им деревнях, грабили и сжигали их» [1].

Прагматик, не увидевший главногоНовый прокуратор решительно расправляется с мятежниками, кроваво подавив восстание [2]. Железной рукой Фест начинает восстанавливать порядок во вверенной ему провинции, борясь как с мятежниками, так и с казнокрадством. Однако от Феликса ему было оставлено в наследство не только это, но и вопрос, требующий решения: как быть с апостолом Павлом. Фест выслушал как апостола, так и обвиняющих его первосвященников. Он почти ничего не понял в их разногласиях и поэтому, уважая, как римлянин, законы страны, он привлек к разбирательству царя Агриппу: «И сказал Фест: царь Агриппа… вы видите того, против которого все множество иудеев… кричали, что ему не должно более жить; Но я нашел, что он не сделал ничего достойного смерти, и как он сам потребовал суда у Августа, то я решился послать его к нему; Я не имею ничего верного написать о нем государю; посему привел его… пред тебя, царь Агриппа, дабы… было мне что написать; Ибо мне кажется, нерассудительно послать узника и не показать обвинений на него» (Деян. 25:24-27). Последовавшая затем беседа царя с Павлом мало интересовала наместника, который хотел только придать всему происходящему законный характер. Фест был очень занят делами Иудеи, положением в ней римлян, их взаимоотношениями с населением, и поэтому какие-то духовные вопросы его просто не интересовали. Он жил сиюминутными проблемами и заботами. Фест смотрел на жизнь глазами прагматика, человека, в жизни которого нет места вопросам совести и духовности, ибо их нельзя потрогать руками. Он был просто равнодушен как к словам Павла, так и к его личности, впрочем, как и ко всем другим людям.

Не повторяем ли и мы в своей жизни позиции Порция Феста? Не живем ли мы только материальными сиюминутными проблемами и ценностями, тогда как для духовных у нас не остается ни места, ни времени? Они просто в глазах как древних, так и современных прагматиков скучны, неинтересны и не заслуживают внимания. Работая всю жизнь, затрачивая множество усилий и энергии, совершая великие порой дела, люди упускают самое главное.

Что же произошло далее с Фестом? Как сложилась его дальнейшая жизнь?

Менее, чем через два года после описанных событий, в самом разгаре работы над осуществлением многих задуманных им планов, в 62 году по Р. Хр. прокуратор Фест внезапно умирает. Часы его жизни пробили двенадцать…

Он умер, так и не завершив начатого, умер, упустив главное, о котором ему сказал Бог через апостола Павла. Своими хладнокровными равнодушными словами: «…ты потребовал суда кесарева, к кесарю и отправишься…» (Деян. 25:12) Порций Фест вынес себе вечный приговор.


В следующей главе мы узнаем, что инквизиция берёт свое духовное рождение не в средневековой Италии или Испании.

 



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования