Опарин А.А. Судьи, приговорившие себя. Археология Нового Завета
Часть II. Судьи, приговорившие себя

Глава 8

Царь, изъеденный червями

Этого человека называли последним великим иудейским царем, связывая с ним большие надежды. Его жизнь полна чудесных избавлений от бед и он испытал взлет на вершины власти. Но еще более необыкновенной и зловещей была внезапная смерть этого человека в период апогея его могущества.

Этим человеком был царь Иудеи Ирод Агриппа Первый (37-44 гг. по Р. Хр.), сын Аристобула, брат Иродиады и внук Ирода Великого.

Юношей он был отправлен в Рим, сблизившись там с членами императорской семьи. Однако по прошествии недолгого времени Агриппа растратил свои средства ежедневными кутежами и в результате очень скоро он впал в бедность и не мог более оставаться в Риме. Единственное, что ему оставалось — это вернуться в Иудею [1]. Прибыв на родину, молодой человек подвергался там унижениям от своих богатых родственников, попрекавших его бедностью и публично оскорблявших его. Особенно издевались над ним Иродиада и Ирод Антипа, который как-то во время одного пиршества «стал ругать его бедняком и укорять в том, что он получает свое пропитание от него» [2].

Не стерпев обиды, он отправляется к римскому наместнику Сирии Флакку, который вначале весьма дружелюбно принял его, однако затем, когда узнал, что Агриппа получил взятку от жителей Дамаска за то, что пообещал им льготы от Флакка, выгнал его. Полунищим Агриппа отплывает в Италию, надеясь на помощь императорской семьи, среди которой у него были друзья. По прибытии он сближается с наследником престола Гаем Калигулой. Спустя некоторое время, у них завязался разговор о Тиберии, и Агриппа выразил желание, чтобы тот поскорее умер и предоставил власть Гаю, как наиболее достойному. Это услышал Евтих, возница Агриппы, и донес об услышанном Тиберию, по приказу которого Агриппу посадили в темницу [3]. От смерти его избавили заступничество приближенных и родственников императора, и смерть последнего, наступившая через полгода после ареста Агриппы.

В тюрьме с узником произошел интересный случай, открывающий нам добрые черты внука Ирода Великого. В один из дней, изнывая от невыносимой жары, он увидел раба Фаумаста, несущего воду. Агриппа попросил напиться, тот охотно протянул ему кувшин, и тогда Агриппа воскликнул: «Юноша, так как ты оказал мне услугу, то когда я освобожусь от оков, я не премину добиться у Гая твоего освобождения; ведь ты услужил мне, арестанту, совершенно таким же образом, как делал это раньше, когда я был полноправным человеком» [4].

Император Гай КалигулаИ действительно, Агриппа сдержал свое слово: когда он стал царем, то добился у Гая Калигулы, ставшего к тому времени императором, освобождения Фаумаста и сделал его своим управляющим, который оставался на этой должности вплоть до своей смерти в преклонном уже возрасте.

Как только умер Тиберий, Гай освободил Агриппу, возложил ему на голову царскую диадему и провозгласил его правителем тетрархии Филиппа, к которой присоединил еще тетрархию Лисания. А вместо железной цепи, в которую был закован узник-Агриппа, он возложил на него цепь золотую такого же веса. Став царем практически всей Иудеи, он восстановил порядок в стране, заботясь и о международном престиже государства (как упоминалось выше, к его владениям были присоединены и владения Ирода Антипы).

Как писал Иосиф Флавий, Агриппа начал окружать Иерусалим такой мощной стеной, что если бы она была окончена, то римская осада не имела бы никакого успеха. Однако попытки царя обезопасить страну, отступившую от Господа, и тем самым отвести от нее Божьи суды, не только не увенчались успехом, но и способствовали ее скорейшему падению, ибо внутренняя политика царя была направлена на жестокое преследование христиан. Именно по его приказу был убит апостол Иаков, а Петр был заточен в темницу. Через Агриппу сатана решил уничтожить христианство. И чем дальше царь отходил от Бога, тем все более и более то доброе, что было в его характере, уступало место злому. Дьявольская гордыня обуяла сердце правителя. Спустя три года Агриппа поехал в Кесарию, которая раньше называлась Стратоновой башней и устроил игры в честь римского императора Клавдия. На эти игры стекалась масса народа. На второй день игр, рано утром царь явился в театр в роскошной, затканной серебром одежде, необычайно сверкавшей в лучах восходящего солнца и ослеплявшей так, что невозможно было смотреть на царя. Тут же некоторые льстецы громко стали величать царя и называть его богом, говоря: «Будь милостив к нам! Если мы до сих пор преклонялись перед тобой, как перед человеком, то теперь мы готовы признать, что ты по природе своей выше всякого смертного!» [5].

Царь воспринял происходящее как должное и не сделал даже попытки остановить льстецов. Очень скоро он почувствовал, что внутри его начинается сильнейшая нестерпимейшая боль, Агриппу перенесли во дворец и через пять дней в страшных мучениях царь скончался пятидесяти четырех лет от роду, на седьмом году своего правления [6].

Как видим, рассказ Иосифа Флавия, одного из самых правдивых историков, почти в деталях идентичен сообщению евангелиста Луки (Деян. 12:19-23), а также находит подтверждение в древних хрониках и упоминаниях о Власте, постельничем Ирода, который за взятку взялся помирить жителей Тира и Сидона с царем [7]. Поэтому история, записанная в 12 главе книги Деяний, о страшной смерти царя, возомнившего себя богом, из легенды, как ее представляли долгое время особенно в атеистическом мире, превратилась в точную историческую хронику. Хронику, которая является предостережением для всех людей и особенно для так называемых сильных мира сего, показывая, к чему приводит неуемная гордыня.

Казнив апостола Иакова, преследуя христиан, намереваясь убить апостола Петра и окончательно отвергнув Божью милость, царь Агриппа подписал себе смертный приговор. Сделав же себя богом в глазах людей, под восторженные возгласы толпы он сам привел его в исполнение, «быв изъеден червями».


В следующей главе мы узнаем о человеке, который, подобно страусу, зарывая голову в песок, не хотел видеть происходящего.

 



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования