Опарин А.А. Судьи, приговорившие себя. Археология Нового Завета
Часть II. Судьи, приговорившие себя

Глава 10

Несостоявшаяся императрица

На последнем допросе Павла в Иудее, кроме прокуратора Феста и царя Агриппы Второго присутствовала и царица Вереника, проявившая, как это явствует из контекста 25 главы книги Деяний, интерес к проповеди апостола.

Это была прекрасная не только внешне, ибо она слыла одной из первых красавиц своего времени, но и по своим душевным качествам женщина. Порой героические поступки самопожертвования во имя ближнего уживались с легким поведением и в результате кривая жизни царицы представляла зигзаги то в одну, то в другую сторону. До последней минуты в ней шла борьба между добром и злом, между жизнью и смертью в духовном смысле.

Итак, Вереника родилась в 28 году по Р. Хр. и была дочерью царя Ирода Агриппы Первого. В ранней юности она была выдана замуж за царя Халкиды Ирода, а после его смерти в 48 году стала женой царя Киликии Полемона, с которым она вскоре развелась и поселилась в Иудее у своего брата Ирода Агриппы Второго, помогая ему в управлении страной [1].

Эта женщина страшно переживала трагедию своего народа, его угнетение римлянами, которое стало особо невыносимым с того времени, как прокуратором страны был назначен Гессий Флор (64-66 гг. по Р. Хр.), который проводил политику настоящего геноцида против иудейского народа. Однажды Вереника в Иерусалиме стала свидетельницей ужасной резни, совершаемой римскими солдатами. Проникнутая сожалением и сочувствием к людям, она несколько раз посылала к Флору своих телохранителей с просьбой прекратить резню, но он оставался глух к ее просьбам. Прокуратора интересовали только доходы, которые приносили ему грабежи и убийства. Его ярость обратилась против самой царицы и по его приказу римляне не только мучили и убивали людей на ее глазах, но и ее саму хотели лишить жизни, если бы она поспешно не скрылось в царском дворце, где всю ночь провела в страхе за свою участь.

Целью ее тогдашнего посещения Иерусалима было исполнение данного ею Богу обета. Как правило иудеи, перенесшие болезнь или какое-то несчастье должны были тридцать дней до принесения ими жертвы посвятить себя благочестию, воздерживаться от вина и остричь волосы с половины головы. Выполнением этого обета Вереника тогда и была занята, когда она босая, как просительница, предстала перед Флором, не только не встретив почтительного отношения, но и подвергая свою жизнь смертельной опасности. [2]. Увидев, что никакие уговоры и доводы не действуют, она вместе с представителями городской власти Иерусалима пишет письмо к наместнику Сирии Цестию Галлу о злодеяниях его подчиненного Флора. Но война вспыхнула с новой силой и ее на заключительном этапе возглавил сын будущего императора Веспасиана и сам также будущий император, Тит. Последний без памяти влюбился в красавицу Веренику, которая, кстати, способствовала укреплению власти его отца [3].

Император ТитЛюбовь Тита доходит до того, что он обещает жениться на Веренике. Иудейская царица, забыв религию своих отцов, одурманенная как любовью к Титу, так и будущей такой притягательной для нее императорской короной, теряет голову, став возлюбленной сына Веспасиана. В 79 году император Веспасиан умирает и на престол вступает Тит. Однако, его желание жениться на Веренике встречает сопротивление римской знати. В ответ на это Тит тотчас же высылает ее из Рима, против ее и своего желания [4].

Тит был расчетливым политиком и умел ставить любовь и дружбу в случае необходимости на второй план. В один миг для Вереники все рухнуло. Страны ее более не существовало, народ рассеян, Иерусалим разрушен, в глазах общества она опозорена и изгнана, как собака, отслужившая срок. Ни близких, ни родных, ни прошлого, ни будущего, ни настоящего.

История не сохранила нам даже год ее смерти. Колеблясь все время между добром и злом, между истиной и ложью, царица, погнавшись за несбыточной мечтой, вступила на зыбкую почву, на путь, предоставленный ей дьяволом, поступившись честью, счастьем, а в конечном итоге, и вечной жизнью, о которой ей много лет назад свидетельствовал апостол Павел, предлагая ей Божий путь счастья и спасения. У царицы была полная возможность встать на этот путь, но суета века сего затмила его.

Не выбираем ли мы часто вместо жизни послушания и радости во Христе погоню по зыбкой дороге за миражом, химерой, которые кажутся порой очень реальными, привлекательными и близкими?

Грех взял верх в жизни Вереники, она сама добровольно избрала его, став любовницей Тита, отвергнув обращение к ней Бога через апостола Павла, подписав тем самым себе вечный приговор.


На следующих страницах мы узнаем о позорной и жалкой казни того, кто всегда считал себя самым святым и великим.

 



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования