Герхард Хазел. Дар языков.

Глава IV

«Говорение на языках» в Деяниях 2 гл.

Наиболее недвусмысленная и важная часть текста, касающаяся дара языков — Деян. 2:1-13 [*1]. Здесь Лука, сподвижник Павла, рассказывает о великом дне Пятидесятницы. Это был день значительных изменений в молодой христианской Церкви. Излитие Святого Духа в День Пятидесятницы было опытом «раннего дождя» (см. Иоил.). Это позволило первым христианам увидеть окружающий их мир во всей его полноте и принять участие в возвещении Благой Вести так активно, как никогда прежде. Этот опыт превратил юную Церковь в истинно миссионерское движение, несмотря на чрезвычайные трудности в преодолении традиции и различных предубеждений. Бог явил себя на стороне новой общины и силой и присутствием Духа Святого показал, что цели Божьи будут достигнуты. В даре «иных языков» Бог явил средство, с помощью которого и стало возможным преодолеть препятствия, мешающие быстрому и эффективному распространению Евангелия.

1. Исторические условия

День Пятидесятницы — это пятидесятый день после Пасхи (Лев. 23:16; Числ. 28:16; Втор. 16:9-12), и, значит, события Деян. 2 произошли спустя семь недель после распятия Иисуса. Воскресший Господь явился перед Своими учениками спустя сорок дней (Деян. 1:3, ср. 1-Кор. 15:3-7) и обратился к ним со словами о «Царствии Божьем».

В день Своего вознесения Иисус Христос собрал Своих учеников и в последнем слове повелел им оставаться в Иерусалиме (Деян. 1:4) до тех пор, пока не изольется обещанный Святой Дух (Ин. 14). Последние слова Воскресшего Господа к Своим ученикам были следующие: «Но вы примите силу, когда сойдет на вас Дух Святый, и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли» (Деян. 1:8). После того как Иисус Христос уверил Своих учеников в том, что для исполнения данного им поручения они получат Святой Дух (sine qua non), Который дарует им чудесную силу творить обещанные прежде «знамения» (Мф. 16:17), Он был вознесен на небо (Деян. 1:9-12).

Был обещан Святой Дух, и посему юная Церковь ожидала Его пришествия в Иерусалим, последнее, в сущности, место, которое им надлежало избрать, в особенности после потрясших людей событий, приведших к распятию Господа.

Ученики были послушны слову Христа. Они ждали вместе с женщинами [*2], матерью Иисуса и Его братьями (ср. 1-Кор. 9:5) [*3] в верхней горнице в Иерусалиме (Деян. 11:12-14) дар Святого Духа. Дух Святой должен был сойти на них спустя несколько дней. Время ожидания было и временем приготовления. Последователи Христа посвящали время молитве (Деян. 1:14), а собралось их около ста двадцати человек. Только что возникшая община верующих сплотилась духом [*4] через молитву (Деян. 2:1). Время для излития Святого Духа назрело.

2. Излитие Святого Духа

Когда все ученики собрались вместе на закате Дня Пятидесятницы, неожиданно весь дом [*5], где они находились, наполнился как бы шумом сильного ветра (pnoe) [*6]. Небесное явление было не только отчетливо слышимо, но и предстало взору. «И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них» (Деян. 2:3). И «ветер» тот, и «языки, как бы огненные» — символы силы Святого Духа. Это были два знамения явленного присутствия Святого Духа.

Появление «языков, как бы огненных» означает, что с неба ниспал огонь, но «языки» (glossais) были как бы [*7] пламенем или огнем, структурированные таким образом, что касались каждого из присутствующих. В этом «видимое свидетельство, что Дух дается им как индивидуумам».

Лука старается не создать впечатления, что звуки с небес и подобные пламени языки были всего лишь природным явлением. В каждом случае он подчеркивал, что звук был «как бы» (hosper) сильным ветром, а пламя, о котором он говорит, было «как бы» (hosei) языком пламени, Как отмечает Хулл, то, что «ветер и огонь, которые он упоминает, не были природного происхождения», ясно из самого факта использования такого лингвистического приема [*8].

Эти употребленные усиления в повествовании Деяний показывают, что излитие Святого Духа вовсе не было субъективным опытом. Далее это подтверждается словом, которое переведено как «явились» (ophrhesan) в 2:3. Данный термин был выбран намеренно, чтобы показать, что увиденное последователями Христа собственными глазами, имело в жизни некоторое подобие. Этот опыт невозможно объяснить или приписать только их воображению.

В описании Деян. 2:3 подчеркивается, что Святой Дух «почил» (ekathisen) на каждом из них. Действительным подлежащим глагола «почил» может быть «язык» (понимаемый как прежние языки) или, что менее вероятно, «пламя», или, вероятнее всего, Святой Дух следующего стиха. Хотя в греческом нет ясности по поводу субъекта данного глагола, сам глагол (kathifo) означает «присесть, отдохнуть». Значение этого слова указывает на постоянное состояние, а его время предполагает начало действия Святого Духа.

Фраза «и почили по одному на каждом из них» означает:

а) что Святой дух был получен каждым из присутствовавших в доме и

б) что это событие не было ограничено собственно Днем Пятидесятницы. Это был неотъемлемый дар, который проявлялся в течение всей жизни людей, его получивших [*9].

3. Природа дара языков

То, что присутствие Святого Духа в День Пятидесятницы было слышимо и зримо — очевидно. Теперь появляется третий фактор: «И исполнились все Духа Святого и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещавать» (Деян. 2:4). Слово «давал» использовано ради того, чтобы показать, что природа говорения языками — дар. Владение языками не есть результат процесса обучения. Это дар Святого Духа верующим. Он прямо противоположен практике пятидесятников и неопятидесятников на так называемых «собраниях ожидания» (tarring meetings). На этих собраниях людей учат, как расширить свое сознание таким образом, чтобы обойти интеллект и обрести способность к глоссолалии.

Чрезвычайно важно вникнуть в смысл слов «и начали говорить иными языками». Как только Святой Дух излился на присутствующих в верхней горнице, это проявилось во внешних событиях. Не было периода обучения, не было и самого процесса обучения: они «начали» (erxanto) говорить сразу.

Святой Дух дал возможность ученикам говорить смело (2:4). Лука использовал слово «провещавать». В подлиннике употреблено слово apophtheggesthai [*10], что на светском греческом означает «говорить громко и ясно», «говорить с силой». Смелая речь получивших дар языков вовсе не означает экстатическое бормотание, но речь ясную, раздельную, уверенную и громкую.

Важным представляется также сочетание «иные языки». Прежде всего, особое внимание следует уделить слову «языки» (греч. glossais), так традиционно переводится употребленное в подлиннике слово. Оно идентично тому, которое мы встречаем в Мк. 16:17. В главе III, в которой мы обсуждали этот текст, и в наших лингвистических изысканиях главы II было показано, что греческое слово «glossa», т. е. «язык», в разных контекстах может обозначать:

а) «язык» как орган и инструмент речи и

б) «язык» в смысле родного или иностранного языка или диалекта [*11]. Во 2-й главе мы исследовали возможные случаи употребления этого слова на греческом языке, к чему читатель может вернуться, чтобы освежить это в памяти.

Слово «языки» в Деян. 2:4 Лука очень отчетливо поясняет. В 2:6, 8 этот термин он приравнивает к слову «диалекты». В последующих двух стихах мы встречаем не греческое glossa, но dialektos. Слово dialektos означает «язык народности или религии». В Деян. 1:19 слово dialektos означает национальный язык страны. В Деян. 2:6, 8 — то же самое значение.

Некоторые утверждают, что в Деян. 2:6, 8 в действительности не имеется в виду никакого иностранного языка как такового, но «диалекты», экстатический духовный язык, «сверхъестественное эсперанто» или структурированный еврейский речитатив фиксированных литургических текстов. Эти предположения не выглядят убедительно при сравнении «языков» и «диалектов» в 2:4, 11 без учета Деян. 2:6, 8 [*12]. Относительно Деян. 2 среди исследователей установился консенсус мнений об идентичности «языков» и «диалектов». Комментарий Нового Завета отмечает: «Говоря иными языками, верующие свидетельствуют, что Святой Дух сотворил чудо» (с. 81).

Дополнительные соображения еще сильнее укрепляют то положение, что «языки» есть «разговорные языки». Во-первых, обратите внимание, что слушатели, которые еще не примкнули к вере, пока не обладают даром истолкования. Они понимают верующих, которые говорят иными языками, не прибегая к переводу или пояснениям. Во-вторых, люди дивились и изумлялись (Деян. 2:7). Как говорится в вышеупомянутом комментарии, «по поведению толпы видно, что говорящие были не иностранцами, а галилеянами», которые не могли выучиться этим иностранным языкам естественным образом. Это показывает, что слушающая часть верующих отнюдь не полагала, что она слышит «духовный язык», «сверхъестественное эсперанто» и что-нибудь в этом роде или же речь типичного галилеянина. Изумление было вызвано тем фактом, что эти малообразованные галилеяне неожиданно заговорили на родных языках многих слушателей.

Лука отнюдь не описывает чудо слушания, как считают некоторые, фиксирует только то, что ученики говорили на своем собственном языке, а люди понимали их речь так хорошо, будто она звучала на родном языке слушателей, каждого в отдельности. Этого мнения придерживались некоторые отцы Церкви, но оно не нашло впоследствии сторонников. Лука отмечает, что «каждый слышал их говорящих его наречием» (Деян. 2:6). Слово «их» показывает, что они слушали, как христиане говорили на языках слушателей. Еще одно соображение, опровергающее ту точку зрения, будто чудо во время Пятидесятницы было чудом слушания, прежде всего основывается на том, что это явление распространилось затем от учеников на прежде необращенных людей. К этому следует добавить, что говорить языками ученики начали еще до того, как собрались слушатели (Деян. 2:4). Этот чудесный дар Святого Духа снизошел только на учеников. Он позволил им говорить на различных человеческих языках так, что интернациональная группа слушателей (2:5, 9-11) слышала их на своих родных языках (2:6, 8, 11). Причем не уверовавшие не имели части в чудесном даре Святого Духа.

Последнее представляется весьма важным, так как в наше время глоссолалия практикуется и людьми неверующими, то есть как христианами, так и нехристианами, вплоть до агностиков и откровенных атеистов. Дар Деян. 2 не универсален по своей природе распространения, но предназначался тем, кто его ожидал, соответственно приготовляясь к этому проявлению Святого Духа, обещанному только последователям Христа.

В Деян. 2 неверующие были удостоены чести услышать Благую Весть «о великих делах Божьих» (2:11), так что и им открывалась возможность войти в общение с учениками. Однако неверующим не был дан дар Святого Духа.

Прилагательное «иные» (heteros) во фразе «говорить иными языками» в Деян. 2:4 заслуживает особого внимания. Греческое слово heteros имеет здесь значение «отличный, иностранный», и если перевести фразу корректно, то получится «говорить на иностранных языках». Фраза «говорить иными (иностранными) языками», считает X. У. Бийер, «означает говорить на различных языках, которые отличались от родного языка говорящих и прежде не были им известны».

Лингвистическое исследование позволяет уточнить доследующее выражение, которое говорит, что каждый слышал их на своем «наречии» (idia dialekto), согласно тому, как написано в 2:8. Также подтверждается и обилие языков многонациональной группы слушателей. Иначе говоря, раз Лука употребляет «иные» плюс «его», то это свидетельствует, что он не подразумевает под «иными языками» в День Пятидесятницы глоссолалию, нечленораздельную бессмысленную речь, которую потом нужно изъяснять, поскольку сразу понять ее невозможно. Лука жаждет общения куда более широкого, рассчитанного на множество людей, и отсюда следует, что чудесный дар говорения на иных языках в Пятидесятницу был даром говорить на членораздельном, осмысленном иностранном языке, которому говорившие прежде не обучались.

Из самого факта, что слушателями были представители большого числа стран и народов [*13] «из всякого народа под небесами» (Деян. 2:5), следует, что люди были свидетелями чуда, того как верующие заговорили на иных языках. Излишне говорить, что они владели иностранными языками, поскольку все присутствовавшие на празднике Пятидесятницы могли говорить или, как минимум, понимали по-арамейски или по-гречески. Так что и это ничего не объясняет. Лука не настолько глуп, чтобы не понимать, что ученикам был дан дар, хотя они и без того могли изъясняться со слушателями. Реакция присутствовавших, которые слышали «их нашими (hemeterais) языками говорящими» (Деян. 2:11), многократно усилила их убежденность в том, что они, как «Иудеи и прозелиты» (Деян. 2:10), уже приняли, а теперь утвердились в истине «на их родном наречии» (2:8). Неплохо было бы не забывать, что прозелиты вовсе не были обязаны учить еврейский или арамейский.

Феномен «говорения языками» в день Пятидесятницы хорошо описан известным писателем в следующей вдумчивой манере: «Святой Дух, принявший форму языков пламени, почил на собравшихся. Это был символ дара ученикам, позволивший им свободно говорить на языках, которых они прежде не знали… Собравшиеся представляли все известные тогда языки. Это владение языками весьма облегчало возвещение Евангелия, Бог чудесным образом восполнил недостающее у апостолов. Святой Дух даровал им то, чему они не успели бы выучиться, быть может, за всю жизнь. Теперь они могли возвещать истины Евангелия по всему миру, владея языком тех, для кого они трудились. Этот чудесный дар был очевидным свидетельством миру, что их поручение несло на себе печать неба. (Е. Уайт. «Деяния апостолов», с. ориг. 39, 40).

Приведенное описание феномена Пятидесятницы отражает смысл текста Деян. 2.

4. Цель «говорения языками»

Мы должны задаться вопросом: какова была цель дара «говорения» на иностранных языках? Как мы уже разобрались ранее, Святой Дух снизошел на верующих, которые собрались вместе в верхней горнице [*14], и каждый из них Им исполнился. Таким образом они обрели возможность говорить на осмысленном иностранном языке.

В соответствии с предсказанием, данным Иисусом, как это записано в Мк. 16:17 и ясно из контекста, назначение дара языков состоит в том, чтобы дать средства коммуникации для евангелизации мира (ср. Мк. 16:16). Слова Христа, записанные в Деян. 1:5 — «чрез несколько дней после сего будете крещены Духом Святым», исполнились в день Пятидесятницы, как это отмечено в Деян. 2.

Бывшие в верхней горнице последователи Учителя спустились и вышли на улицу, чудесным образом говоря на иностранных языках, прежде им неизвестных. Люди, которые пришли из различных мест и стран, услышали их, узнав свою родную речь. (2:4), собрались вместе и слушали о «великих делах Божьих» (2:11). Возвещение дел Божьих и Его силы происходило посредством рассказа о Его (Христа) жизни и служении на всех языках.

В результате случившегося, а также проповеди Петра в день Пятидесятницы (2:14-41) только за один день были крещены три тысячи душ (2:41). Сбор первых плодов всемирного урожая состоялся посредством чудесного дара возвещания Благой Вести всем пришедшим в Иерусалим со всех концов античного мира по случаю праздника. Цель дара «иных языков» — подчеркнуть то, что Бог уничтожил лингвистические барьеры перед святым делом возвещения Благой Вести. Более того, посредством этого дара общения было показано, что Церковь стала всемирной. К 120-ти, которые во имя Христово были вместе, присоединились многие и образовалась всемирная церковь, в которую вошли люди со всего цивилизованного мира того времени.

5. Реакция смеющихся над «говорением языками»

Среди слушателей были «иные» (heteroi) лица [*15], которые стали презрительно насмехаться: «Они напились сладкого вина» [*16] (2:13). Эти насмешники стали утверждать, что «говорящие языками» были пьяны.

Кто были эти зубоскалы? Сразу приходят на ум иерусалимские евреи, которые не знали иностранных языков, евреи из числа тех, которые с усмешкой [*17] отвернулись от чудесного события, плотски предположив, что «говорящие языками» были пьяны.

Здесь произошло нечто, от чего некоторые слушатели [*18] изумились, и что их совершенно поразило. Многие так и не смогли прийти в себя, поскольку были не в силах объяснить чудо естественными причинами.

Этих неверующих, или древних секуляристов, можно отождествить с миром, который начинает с насмешек, затем — со временем — начинает спрашивать (4:7), угрожать (4:7), заключать в тюрьму (5:18), бить (5:40), убивать (7:58). Поскольку Бог творит чудеса перед лицом всех живущих, и каждый из нас свободен в выборе, то всегда будут неверующие, которые не примут истину. Насмехаясь и зубоскаля, люди тем самым ожесточают свои сердца настолько, что перестают видеть и слышать (Ис. 6:9-10).

Необходимо отметить соотношение между Деян. 2 и 1-Кор. 14. Объяснение поведения принявших Дух Святой выпитым ими сладким вином, объяснение, которое каким-то образом может быть объединено с известным обвинением «исследователей», заключается в том, что будто «говорящие на языках» в Коринфе не в своем уме (1-Кор. 14:23) [*19]. Если нехристианин войдет в храм, то он может прийти к выводу, что говорящие Духом на языках сошли с ума. В Коринфе, однако, было нечто еще — беспорядок, от которого шло многое.

6. «Говорение языками»: современные гипотезы об источнике явления

Общность реакций враждебной группы в День Пятидесятницы (Деян. 2:13) и не христианина, почтившего коринфскую церковь в момент говорения, побудила некоторых исследователей выдвинуть гипотезу, что имеющийся текст Деян. 2:1-13 соединяет в себе две различные формы опыта для Пятидесятницы. Одна из них — начало практики «иных языков» как глоссолалии, то есть бессвязной, лишенной смысла экстатической речи, другая же — осмысленные, известные иностранные языки.

Ограниченный объем книги не позволяет развернуть подробную дискуссию по гипотезе о различных формах, которая отстаивалась некоторыми учеными в течение многих лет. Поэтому мы ограничимся лишь примерами.

В конце периода прошлого подъема гипотезы различных форм в среде ученых, приверженцев историко-критического метода, появилось исследование Ф. Спитта. Еще в 1891 г. он отстаивал сосуществование двух основных начал.

«Историческое начало “А”», которое, предположительно, описывается в Деян. 2:1, 4, 11-36, т. е. «говорение языками» в терминах аналогичной речи, как полагают, происходило в 1-Кор. 14. Оставшаяся часть Деян. 2 исходит из «легендарного начала “Б”», а именно голоса Божьего, обращенного к народу иудейскому. Стихи 3б и 7е были позднее включены редактором, который говорил о человеческом лингвистическом чуде [*20]. Но даже скептически настроенные ученые полагают, что этот шаг маловероятен, потому как он попросту ведет к заключению, высказанному X. Уендетом, что ученики говорили на экстатическом «духовном языке», который каждый из слышавших принимал за свой родной язык, хотя и понимал, что это вовсе не так!

О. Бауэрфайнд в комментарии 1939 г. признает авторство Луки только в описании чуда сошествия Святого Духа и чуда языков. Он утверждает, что «невелик шаг от чудодейственного понимания глоссолалии одним «толкователем» (1-Кор. 14:28) к чудодейственному пониманию всеми присутствующими, или многими из них.

В 1957 году С. Уильямс предположил существование исходного (арамейского?) текста, в котором двенадцать, исполненные Святым Духом, рассылаются в двенадцать частей света. Лука же несколько подправил этот источник, чтобы увеличить число миссий.

Иную гипотезу выдвинул Е. Трокме в 1957 году. Он предположил, что Деян. 2:1-6, 12-13 написаны Лукой, опиравшимся на источник, в котором описывалось, как благодать Божья решила проблему смешения языков, происшедшего при строительстве вавилонской башни (Быт. 11:1-9) [*21], даровав «сверхъестественное эсперанто» в соответствии со словом Исх. 19. Идею же об иностранных языках 2:7-8, 11 привнес Лука.

Лютеранский священник Эдуард Лохс гораздо более осторожен. Он постулировал, что Лука использовал только устную традицию и самолично трансформировал экстатическую алогичную речь «иных языков» в чудо иностранных языков. В своем недавнем комментарии на Деяния Эрнест Хинчен отмечает, что Лука «не мог рассчитывать на источники: античной или общепринятой традиции не существовало». Но Лука был теологом, который под влиянием опыта иудейской пятидесятницы видоизменил идею о том, что Воскресший Господь передал Своим ученикам Святой Дух (Ин. 20:22), в историю, в которой экстатическая речь не была понятна большинству слушателей, хотя некоторые все же понимали.

Смысловой стержень нашей попытки представить различные гипотезы о существовании письменных или устных источников — это необходимость признать в работах ученых критической школы наличие допущений и предположений. Прежде всего надо отметить, что эти ученые олицетворяют гораздо более широкие круги исследователей, разделяющих мнение, что «говорение языками» в день Пятидесятницы представляло собой глоссолалию, а не известные осмысленные языки. Возникает вопрос: на каком основании строится это предположение? Непременный ответ состоит в том, что из 1-Кор. 14 следует, будто исходный дар был глоссолалией, лишенной смысла речью. Иными словами, ученые историко-критической школы хотели бы выяснить истинную природу происшедшего в Коринфе, исходя из толкования 1-Кор. 14 с помощью реконструкции современного феномена, наблюдаемого в языческих религиях, который, как полагают, повлиял на церковь в Коринфе. Выше, в главе II, мы показали, что общепринятое предположение не имеет ни малейшего основания в античных источниках. Нельзя принять нечто как постулат в 1-Кор. 14, а затем, основываясь на этом постулате, читать Деян. 2. Такая постановка весьма напоминает замкнутый круг аргументов при использовании гипотезы, которая, будучи крайне шаткой, служит основанием для следующей гипотезы. Основное допущение состоит здесь в том, что опыт Пятидесятницы из Деян. 2 интерпретируется в свете 1-Кор. 14, т. е. ключ к пониманию «говорения языками» в Деяниях — «говорение языками» в 1-Кор. 14. Таким образом, направление движения — от 1-Кор. 14 к более раннему опыту Деян. 2. Если же рассматривать события с точки зрения хронологии, то Деян. 2 предшествует тому, что произошло в 1-Кор. 14. На это счет двух мнений быть не может.

Никто не отрицает связи между опытом христиан в Коринфе и тем, что произошло несколько ранее в Иерусалиме. Действительно, существует связь в феноменологической, лингвистической, теологической и миссиологической основах. Однако на основе хронологической не может быть никакого сомнения, что «говорение языками» произошло изначально в Иерусалиме и было в день Пятидесятницы. Опыт языков в Коринфе случился двумя десятилетиями позже. Исходя только из этого, необходимо в исследованиях и толкованиях брать за основу дар языков из Деян. 2, т. е. наиболее раннее проявление этого опыта.

Любой исследователь, который придерживается гипотетической теории источников, вынужден прийти к заключению, что феномен языков доступного в настоящее время греческого текста Деян. 2, который текстологически надежен, следует понимать в смысле настоящих языков. Но разум сторонников означенной гипотезы никак не может вместить этот очевидный вывод ввиду принятого ими понимания 1-Кор. 14. Методологически корректнее предположить, что и деятельная попытка пересмотреть Деян. 2 происходит попросту потому, что первоначальный феномен языков не согласуется с проблематичной интерпретацией современными учеными 1-Кор. 14. В этой связи возникают серьезные методологические проблемы.

Существует апробированный временем принцип толкования Библии. Исторически корнями своими он уходит во времена Реформации и даже в новозаветные времена. Принцип этот прост: Библия толкует себя сама. Он известен в истории христианства как протестантский принцип sola scriptura — только Библия. Недостаток места не позволяет нам обрисовать все древо этого герменевтического принципа. Павел рекомендует «соображать духовное с духовным» (1-Кор. 2:13). Идея заключается в том, чтобы прозревать духовное на основе вдохновенного слова знания (12:8; ср. 10:12). Петр сказал, что «никакого пророчества в Писании нельзя разрешить самому собою» (2-Петр. 1:20). Доверяющие Библии христиане на протяжении всей истории следовали тому принципу, что сама Библия должна сказать свое слово по вопросам духовным, и только она одна может быть единственным авторитетным источником в вопросах доктрины и практики. Современный писатель подтверждает, что по-прежнему Библия должна толковать себя сама, необходимо «сравнивать Писание с Писанием» (Е. Уайт «Великая борьба», с. ориг. 595).

Установка на то, что Библия единственный и неповторимый «стандарт для всех учений и основание для всех изменений», в строгом смысле применима ко всему миру, она претендует быть герменевтическим ключом к пониманию Библии. Это означает, что традиция не есть основание для верного толкования Писаний [*22]. Это также означает, что и философия не предоставляет ключа к толкованию Писаний, не дает его и сравнительный подход школ истории религий, и никакой другой внешний ключ не подходит к богодухновенному Откровению. Иначе говоря, опыт, традиция, философия, наука или внебиблейские религии не определяют истинное значение Писаний. Причина тому кроется в том факте, что, будучи единственным в своем роде духновенным Божественным откровением, Писание должно говорить само за себя, и это не следует возбранять. Вообще говоря, это означает, что толкование — всего лишь данная тексту свобода самому свидетельствовать за себя, это процесс его самопросветления и утверждение постижения истинного смысла. Надо позволить ему говорить за себя, тем самым извлекая написанное в очевидном его значении. Не стоит утверждать, что в каждом случае или в большинстве случаев значение библейских текстов настолько ясно, что надо отказаться от усилий и напряженного труда его понять. Писание есть Слово Божье. Оно должно само себя толковать. Есть разница между Словом Божьим и словом человека (опыт, традиция, философия, наука и т. п.). Последнее не есть ключ к содержанию Библии как Слову Божьему.

Эти герменевтические соображения утверждают рамки и истинное основание для обсуждения библейских текстов, относящихся к говорению языками. Как утверждалось выше, наше исследование строится в хронологическом порядке и в то же время идет от более прозрачного текста Деян. 2:1-13 к менее очевидным или спорным текстам в других местах Нового Завета.

Другое соображение и, возможно, наиболее важное для этих ученых заключается в том, чтобы последовать за теми слушателями, которые пришли в недоумение от опыта заговоривших языками верующих (Деян. 2:13). Это состояние недоумения используется современными учеными для того, чтобы приписать Деян. 2 описание алогичной речи, т. е. глоссолалии. Такой путь привел их к гипотезе, «что в своем современном виде Деян. 2 объединяют в себе два различных описания, из которых одно описывает начало «говорения языками» в молодой Церкви, а другое — чудо овладения иностранными языками». Но где убедительные свидетельства, что из Деян. 2:13 следует вычитывать алогичный тип речи? Ни этот, ни какой другой текст Деян. 2 не сообщают о бессмысленном бормотании. Состояние недоумения в собрании при слушании людей, «говорящих иными языками», вовсе не утверждает, что их речь была алогичной.

Иностранный язык для человека, им не владеющего, тем же иностранным, т. е. незнакомым языком и остается, и отнюдь не станет экстатической, лишенной смысла речью. Если кто-то, к примеру, говорил на набатийском [*23], который полон смысла для жителя Аравии (Деян. 2:11), то трудно ожидать, что этот язык понятен для тех, кто пришел из каких-либо других районов Азии.

Кто-то из присутствующих, возможно, был знаком с лидийским или владел каким-либо другим местным языком, непонятным для прочих, и так далее. Кроме того, вне всякого сомнения, в собрании находились те, кто был отрицательно настроен к христианам, выходцам из Галилеи (Деян. 2:17) [*24]. Всего лишь пятьдесят дней тому назад правящая верхушка иудеев успешно осуществила свое намерение убить Иисуса. И теперь некоторые из слушателей, участвовавших в заговоре против Него, не могли не признать, что на их глазах произошло чудо. Поэтому и было произнесено злонамеренное утверждение, что якобы эти люди упились молодым вином [*25].

Нет текстуального обоснования для утверждения, что эти обвинители слышали, как ученики Христовы заговорили на экстатическом, лишенном логики языке, т. е. было явление глоссолалии. Если бы это была экстатическая алогичная речь, то галилеяне могли ею пользоваться, как любой другой, но они никак не могли естественным образом выучиться иностранным языкам. Иудеи-иностранцы, однако, сказали: «Как же мы слышим каждый собственное наречие, в котором родились» (Деян. 2:8) [*26]. Если в день Пятидесятницы не было никакого чуда иностранных языков (что противоречит свидетельству очевидцев), то в таком случае не остается ни малейшего основания для гипотезы о различных началах. Гипотезы, принятые на основании подобных допущений, не позволяют в подобного рода исследованиях достичь здравых результатов.

Разнообразные гипотезы об источниках (различных началах) некоторых ученых историко-критической школы заставляют задуматься о проблеме целостности. Поскольку упомянутые выше исследователи допускают, что происшедшее в день Пятидесятницы явление было чем-то иным, нежели связной речью, хотя ныне доступный, окончательный текст Деян. 2 несомненно описывает опыт чудесного «говорения на иностранных языках», приходится делать вывод, что Лука (или какой-нибудь его редактор) целенаправленно подменил в Книге Деяний описание известной ему глоссолалии или какой-либо иной формы алогичной речи. Мысль о том, что библейский автор намеренно исказил текст, не может нас удовлетворить. Присутствовало слишком много свидетелей, чтобы библейский писатель взялся искажать истину. В настоящее время представители большинства школ полагают, что автор Деяний — историк, которому можно доверять. Факты свидетельствуют против попытки представить Луку (или даже его редактора) недобросовестным автором. С точки зрения истории Деяния надежны.

Вопрос о существовании в Деян. 2:1-13 скрытых, но все же доступных источников был предметом многих исследований [*27]. Против первых сторонников гипотезы источника выступил Н. Адлер, заявив, что с точки зрения лингвистики рассказ об излитии Святого Духа, в результате которого ученики обрели неотъемлемый дар иностранных языков (Деян. 2:13), целиком и полностью принадлежит Луке. Эдуард Лохсе не так давно пришел к выводу, что «литературный анализ не смог выделить из текста Луки инородный источник или источники, которые он взял за основу. Как лингвистически, так и стилистически рассказ, очевидно, полностью написан Лукой…». Можно также привести и мнение другого исследователя, не согласного с гипотезой источников. Эрнест Хинчен пишет, что Лука «не мог опереться в своей работе на какие-то ранние источники», поскольку о них нигде нет ни малейших сведений.

Неизбежно приходится признать, что гипотезы об источниках, развиваемые различными учеными историко-критической школы, в применении к Деян. 2:1-13 себя не оправдывают. Они привели к чрезвычайно противоречивым результатам и основаны на неподтвержденных положениях и допущениях. Они отражают субъективную природу историко-критического мышления.

В ыводы

Давайте суммируем наши основные результаты о происхождении, природе, действии и цели «говорения языками» в Деян. 2:1-13:

1. Излитие Святого Духа в день Пятидесятницы было исполнением пророчества о сошествии Духа, данного самим Христом (Лк. 24:36-51, Мк. 16:15-17; Деян. 1:1-11; ср. Ин. 14:15-17, 25, 15:26, 16:5-11, 12-15).

2. Принятие верующими Святого Духа в верхней горнице было феноменом реальным, а не вымышленным. Это в действительности произошло и превратило только что образовавшуюся Церковь из преимущественно еврейской общины в общество последователей Учителя, состоящее из верующих со всего в то время известного цивилизованного мира.

3. Святой Дух был получен каждым индивидуально. Дар обещанного Духа был обращен не к массам как таковым, но явился даром 120-ти, которые были в верхней горнице единодушно вместе, в поиске и ожидании, когда Господь снизойдет в даре каждому из них индивидуально.

4. Видимые и слышимые знаки принятия Святого Духа означают способность верующих из верхней горницы «говорить на иных языках» (Деян. 2:4).

5. Способность «говорить иными языками» означает чудесное свойство говорить на иностранных языках, которые говорящему были прежде неизвестны и которым он не учился.

6. Цель неотъемлемого духовного дара чудесного говорения на иностранных языках заключалась в том, чтобы вооружить юную Церковь средствами возвещения Благой Вести миру.

7. Духовный дар «говорения на иностранных языках» последователям Иисуса был знамением для неверующих, что данное им (ученикам Христа) поручение исходит от Бога.

8. Дар иностранных языков был неотъемлемым, а не временным, и невоспроизводимым.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

для возврата в основной текст нажимайте на ссылку слева

[*1] Мы согласны с другими исследователями в том, что все пять мест Нового Завета, в которых у поминается «говорение на языках», взаимосвязаны (ср. Дж. Бехм, статья «glossa» в теологич. словаре НЗ, 1964). Деян. 2 — более раннее место, если смотреть хронологически, потому что опыт Пятидесятницы был первым проявлением дара «говорения языками». «Как бы ни датировались Деяния, несомненно одно: первые описанные события истории Церкви происходили еще до Павла», утверждает С. Уильямс в Комментарии на Книгу Деяния Апостолов (Нью-Йорк, 1957, стр. 61). По-прежнему расходятся мнения о времени написания Деяний. Вектор тенденциозной критики, которой подвергалась сомнению надежность Деяний и который указывал на второе столетие, оказался неточным и сегодня ошибочность этого тезиса уже доказана. Ряд исследователей утверждает, что Деяния датируются временем до 64 года, т. е. еще при жизни Павла, а с известных точек зрения — даже ранее.

[*2] Женщины (Деян. 1:14), наиболее вероятно, были из числа последователей или сторонников Иисуса (Лук. 8:2, 23:49, 55, 24:10), а вовсе не были женами учеников или братьев Иисуса.

[*3] Сначала братья Иисуса ею не принимали (Марк. 3:21, Ин. 7:5), но позднее они изменили свое отношение к нему (1-Кор. 9:2). Естественно предположить, что не только Иаков, но и остальные братья Иисуса примкнули в Иерусалиме к юной Церкви.

[*4] Прежняя ревность, как, например, проявившаяся при неудачном исцелении одержимого бесом мальчика (Мк. 9:14-29), их стремление занять высокое положение (Лук. 2:24) и отказ омыть друг другу ноги (Ин. 13:3-7) удалились из их сердца при углублении в истину во время предоставленных им после воскресения сорока дней обучения (Деян. 1:3) и в течение десяти дней искренней молитвы в ожидании особого излития Святого Духа (1:14).

[*5] Некоторые понимают слово «дом» (oikos) в смысле пределов храма. Иосиф Флавий в одном случае потребляет слово «дом» (oikos) по отношению к храму, который в остальных местах обозначается термином naos, но из контекста очевидно, о чем он говорит. Здесь не тот случай. Лука постоянно обозначает храм словом hieron (22 раза). Единственное место, где ученики встречаются во время десяти дней ожидания — это верхняя горница (3:13). В соответствии с Лк. 24:53, они «пребывали всегда в храме, прославляя и благословляя Бога». Холтзманн (с. 26) предположил, что верхняя горница находилась в храме. Хинчен отмечает, что это предположение основано «на ложном отождествлении Деян. 1:13 и Лк. 24:52. На самом деле сходство Лк. 24:53 и Деян. 1:13 лишь кажущееся».

[*6] Этот термин означает либо «ветер», либо «дыхание» (см. Арндт, Гингрич. «Греко-английский словарь»). Для владевших греческим этот термин и греческое слово дух, ветер (pneuma) близко соотносились.

[*7] На греческом здесь hosei, означающее сравнение.

[*8] Частое употребление фразы «языки пламени» в Енох. 14:8-15; 71:5 вовсе не идентично по смыслу фразе «языки, как бы огненные» в Деян. 2:3. Первое указывает на часть божества, а в Деяниях — это описание феномена, который по своим внешним физическим параметрам может быть сравним с языками пламени.

[*9] Слова «и почили по одному на каждом из них» основательно свидетельствуют в пользу того, что проявление Духа Святого было не единовременным, а носило постоянный характер. «Хотя подобные пламени языки пребывали на верующих лишь непродолжительное время, последствия их посещения сохранились в верных христианах, принявших Святой Дух, в течение всей жизни» (Хулл, «Святой Дух», с. 58).

[*10] Слово apophtheggesthai означает речь дерзновенную и богодухновенную, а отнюдь не экстатическую.

[*11] В святоотеческой литературе эти два значения единственно известные.

[*12] Представители различных школ достигли консенсуса в том, что Лука хочет нам показать: получивших дар языков учеников понимали на всех наречиях.

[*13] Кpeчмap ("Himmelfahrt und Pfingsten») подчеркивает, что «Лука придает равное значение глоссе как языку, что прежде всего видно в перечислении народов…».

[*14] Деян. 1:13. Согласно Х. Л. Старку и Л. Биллербеку верхние горницы «использовались образованными людьми для встреч, учебы и молитвы». Обычно они были расположены в верхнем этаже больших домов. Иногда они использовались и как жилые помещения. До сих пор в арабских селениях мы можем увидеть дома, в которых верхние комнаты, medhafeh, используются для приема гостей.

[*15] Греческое слово означает «иные другого рода», а не «иные того же рода», как можно предположить из слова alloi. Из этого следует, что в 2:14 описываются говорящие совсем иного рода, чем в 2:5-12.

[*16] Слово gleukos в Новом Завете встречается только здесь, но оно есть и у Аристотеля (384—322 гг. до Р. Хр.), где упоминается в смысле «виноградное сусло», как неперебродивший виноградный сок. Поскольку сбор урожая этого года начинался не ранее августа, то полагают, что здесь речь идет о перебродившем вине, подслащенном медом. Нет необходимости считать, что это было непременно перебродившее вино, потому что молодое вино можно было уберечь от брожения. Коламелла, специалист в сельском хозяйстве, живший в I в. по Р. Хр., описал методы сохранения виноградного сока. Так же и Вергилий (70-19 гг. до Р. Хр.) в работе «Georgis», 295-296 дает подобную информацию. Смотрите также работу С. Баккиоки «Вино в Библии», где приводятся доказательства того, что gleukos из Деян. 2:13 означает неперебродивший виноградный сок.

[*17] Можно предположить, что некто желал объяснить чудесную природу наблюдаемого феномена естественными причинами.

[*18] Это означает, что слушатели разделялись на две части: одни защищали чудесный опыт первых верующих и признавали дар иных языков, другие же были настроены враждебно. Лука не раз описывает две противопоставляющих себя друг другу группы, см. Деян. 5:34, 14:4, 17:18, 23:6, 28:24.

[*19] Далее эта параллель развивается на том основании, что в языческих религиях полагали, что пророческий оракул исходил от Духа, но проявлял себя внешне как бы схоже с поведением человека, злоупотребившего вином. Экстаз и опьянение — важные аспекты при понимании феноменов языческого экстаза.

[*20] Недавно Хинчен в комментарии на Деяния Апостолов, 2:29, выразил свое удивление, «насколько искусно все Деяния были разделены на эти два источника, не оставляя почти ничего для деятельности редактора… Умение Спитта разделять столь же потрясающе, как и его вера в умение редактора соединять».

[*21] Мысль о том, что «говорение языками» представляет собой случай, противоположный тому, что произошел при смешении языков во время строительства Вавилонской башни, обращает на себя все большее внимание исследователей. Оно было ничем иным, как снятием проклятия вавилонской башни.

[*22] С этой проблемой боролся еще Мартин Лютер. Принцип sola scriptura противостоял католическому герменевтическому принципу, в соответствии с которым откровение, заключенное в Писании, не может быть правильно понято без традиционных толкований, даваемых отцами Церкви.

[*23] В новозаветные времена Аравия входила в состав царства Набатийская Аравия, в то время находившегося в зените своего могущества при Арете (9 г. до Р. Хр. — 40 г. по Р. Хр.). Столица — знаменитая Петра.

[*24] Здесь обращается внимание на тот факт, что юная Церковь в Иерусалиме состояла из учеников-галилеян, поскольку апостолы были в Галилее (Мк. 3:14). Воскресший Господь предстал перед учениками не только в Галилее, но и в Иерусалиме. Было известно, что у галилеян есть особенности в речи. И поэтому их было легко узнать (Мф. 26:73). Подчеркивая галилейское происхождение тех, кто теперь говорил на иностранных языках, наше внимание обращается на тот факт, что они наверняка не могли настолько хорошо выучить иностранные языки, чтобы они казались их родными.

[*25] Е. Уайт «Деяния апостолов», стр. 40: «Священники, вынужденные как-то объяснить чудесную силу учеников естественными причинами, объявили, что они опьянели от большого количества молодого вина, приготовленного к празднику».

[*26] Современный перевод.

[*27] Дьюпонд в книге «Источники Книги Деяний Апостолов» (с. 166) пишет: «Несмотря на весьма тщательные подробные исследования, не удалось выявить никаких источников, используемых автором Деяний, чтобы прийти к согласию между исследователями».

 

 Rambler's Top100      Яндекс цитирования