А. А. Опарин. «И камни возопиют…»
Часть I. Археологическое исследование книги пророка Даниила

Глава 7

«Я назвал тебя по имени…»

2 октября 562 года до Р. Хр. в Вавилоне умирает царь Навуходоносор Второй. Казалось, что дыхание жизни, покинувшее великого царя, покинуло и созданную им империю. Примирившись с Богом, правитель оставил непримиренное, терзаемое внутренними смутами государство. Зная открытый ему Господом ход всемирной истории и убедившись на собственном горьком опыте, что изменить его нельзя, царь, видимо, чувствовал приближение срока Серебряного царства, которое должно было смести все плоды его деятельности. Но этого факта не желала принимать жреческая и военная знать, которая сразу после похорон великого царя начала борьбу за власть. В течение пяти лет на престоле побывали три царя — Авель-Мардук (562—560 до Р. Хр.), сын Навуходоносора, Нериглассар (560—556 до Р. Хр.), зять Навуходоносора и Лабаши-Мардук (556—556 до Р. Хр.), сын Нериглассара, внук Навуходоносора, поставленные на престол и умерщвленные этой же знатью.

Последний переворот произошел в мае 556 года до Р. Хр., когда жрецы, недовольные начинаниями Лабаши-Мардука, умертвили царя. На опустевший трон они возводят сына одного из арамейских вождей Набонида, имевшего весьма опосредованное отношение к правящей династии. Но тут жрецы ошиблись, ибо в новом царе они получили религиозного реформатора. Матерью нового царя была Аддагуппи, жрица бога Сина (бога Луны). И поэтому, находясь под сильным влиянием матери, правитель начинает выдвигать бога Сина на первое место в вавилонском пантеоне богов. Делал он это также и для того, чтобы ограничить власть всесильных жрецов бога Мардука, центром которых был храмовый комплекс Эсагила (куда входила и Этеменанка — знаменитая вавилонская башня). Одновременно с этим Набонид приступает к активной внешней политике. В 553 году до Р. Хр. он захватывает у мидян Харран, воспользовавшись их войной с персами, а затем и область Тейму в Центральной Аравии. Туда же в 549 году он переносит свою резиденцию, оставив управление Вавилоном на своего сына Валтасара (Бел-Шар-Уцуру), внуку Навуходоносора по материнской линии. Имя последнего долгое время вызывало нескончаемые споры в научных кругах. Дело в том, что на протяжении веков это имя упоминалось только в Библии (см. главу 5 книги пророка Даниила), в то время когда все другие источники говорили только о Набониде, как последнем царе Вавилона, не упоминая имени Валтасара. Еще более неясным на этом фоне выглядел 29 текст 5 главы книги пророка Даниила: «Тогда по повелению Валтасара, облекли Даниила в багряницу и возложили золотую цепь на шею его и провозгласили его третьим властелином в царстве». Почему третьим? Почему не вторым, когда первым и единственным повелителем Вавилона был Набонид? В конце концов, споры закончились тем, что Валтасару было отказано в исторической реальности, а глава 5 книги пророка Даниила, под громкие овации атеистов, была объявлена сказкой! Но в защиту своего правителя подали голос вавилонские хроники…

Вавилонская хроника

В 1853 году в Уре, при одном из храмов, была обнаружена так называемая Колонна Набонида, представлявшая собой каменную летопись. При ее расшифровке было прочитано следующее: «Да не согрешу я, Набонид, царь Вавилонский, против тебя. И пусть мое почтение живет в сердце Валтасара, моего первородного и любимого сына… И вложи в сердце Валтасара, первородного сына моего, порождение моих чресл, страх перед твоей высочайшей божественностью, дабы он не совершил никакого греха и насладился полнотою жизни» [*1]. Сегодня имя Валтасара заняло свое законное место в исторических трудах не только зарубежных, но и отечественных историков, идеология государств которых долгое время не позволяла писать правду. Анализируя сообщения древних историков и летописцев и сравнивая их с Библией, профессор Йельского университета Р. Ф. Даферти пишет: «Библейское сообщение превосходит все остальные, потому что оно приписывает Валтасару царскую власть и потому, что оно признает, что в царстве осуществлялось двойное правление» [*2].

Анналы истории

Несмотря на активную политику Набонида, страна неудержимо катилась в пропасть. Помимо прямой угрозы, исходившей от только что созданной Мидо-Персидской монархии, в самой Вавилонии царь не имел поддержки. С одной стороны, недовольные его политикой жрецы Мардука, вступившие в тайные переговоры с Киром, с другой стороны, покоренные народы, тяготившиеся вавилонским игом. Непонятный перенос царской резиденции в Тейму, видимо, был вызван опасениями Набонида за свою жизнь. «В столице же фактическим правителем остался сын Набонида — Валтасар (Бел-Шар-Уцуру)» [*3]. Тем временем весной 539 года до Р. Хр. Мидо-Персидская армия под предводительством Кира начинает поход на Вавилон. Вглядываясь в события тех лет, в хронику войн и походов, дворцовых переворотов и мятежей, убеждаешься, «что Бог предсказал события точнее, чем их фиксировала история и что воистину история — это исполнившиеся пророчества». И, наверное, последнее определение лучше всего подходит для истории как науки. И пример с Киром в который раз убеждает нас в этом.

Библейское свидетельство

«…Господь… Который говорит о Кире: пастырь Мой, и он исполнит всю волю Мою и скажет Иерусалиму: «Ты будешь построен!» и храму: «Ты будешь основан!» Так говорит Господь помазаннику Своему Киру: «Я держу тебя за праву руку, чтобы покорить тебе народы, и сниму поясы с чресл царей, чтобы отворялись для тебя двери, и ворота не затворялись; Я пойду пред тобою, и горы уравняю, медные двери сокрушу, и запоры железные сломаю. И отдам тебе хранимые во тьме сокровища и сокрытые богатства, дабы ты познал, что Я Господь, называющий тебя по имени, Бог Израилев» (Ис. 44:28; 45:1—3). В этом пророчестве, сказанном за 150 лет до рождения Кира (датировку данного пророчества не оспаривали даже ученые-атеисты), были предсказаны не только указ о восстановлении Иерусалима, не только могущество будущего государства, но что самое чудесное — имя будущего царя — Кира! За 150 лет Бог открыл пророку Исайи имя этого царя, которому было Богом суждено исполнить Божественную волю. Геродот нам подробно рассказывает о детстве Кира, о том, как его хотел умертвить дед, царь Мидии Астиаг, опасавшийся за свой трон, о чудесном избавлении Кира и не менее замечательное его возвышение [*4]. Выжив и сделавшись царем по-человечески вопреки всему, Кир вступает в единоборство с Вавилоном, выполняя таким образом, сам не ведая того, Божественную волю, выполняя приговор, произнесенный Богом Вавилону, погрязшему в разврате и идолопоклонстве.



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования