Опарин А.А. Проклятые сокровища. Археологическое исследование книг Есфирь и Руфь
Часть I. Археологическое исследование книги Есфирь

Глава 8

Скипетр царя Ксеркса

Страшный указ царя вызвал “большое сетование Иудеев, и пост, и плач, и вопль; вретище и пепел служили постелью для многих” (Есф. 4:3). Мардохей, также облачившись во вретище, подошёл к воротам царского дворца. “Когда кто-то сообщил царице, что Мардохей стоит перед воротами в таком жалком виде, то она… послала к Мардохею с расспросом, какая же беда постигла его, что он явился к ней в таком одеянии… Мардохей указал… на разосланный по всей стране царём указ относительно иудеев и на деньги, путём обещания которых Аман купил себе у царя распоряжение об истреблении всего иудейского племени. Вместе с тем Мардохей передал… копию… вывешенного в Сузах указа для Эсфири и поручил… передать ей, что он просит её ходатайствовать по данному делу пред царём и не стыдиться ради спасения своего народа явиться пред царём в виде просительницы, ибо только таким путём она сможет отвратить грозящую иудеям гибель, на которых царь разгневался вследствие обвинения их со стороны Амана, занимающего в государстве второе место после самого царя. Узнав об этом, Эсфирь снова послала сказать Мардохею, что её (давно уже) не призывали к царю и что всякий, входящий к повелителю без приглашения с его стороны подвергается смертной казни” [1]. Дело в том, что незадолго до этих событий Ксеркс издал особый указ. “Между тем царь издал распоряжение, в силу которого никто из его приближённых не смел без особого разрешения являться к нему, когда он восседал на троне. Ввиду этого вокруг его трона были поставлены вооружённые секирами люди, которым было вменено в обязанность карать всякого, кто без зова являлся бы к царскому престолу. Сам царь, однако, восседал, держа в руке золотой скипетр, который он простирал в сторону того, кого он желал помиловать, если бы тот приблизился к нему без приглашения. Всякий, к кому таким образом прикасался царь, был уже вне опасности” [2]. Данное столь необычное распоряжение было вызвано тем, что царь начал весьма страшиться заговоров, которые могли возникнуть из-за того бедственного положения, в которое он ввергнул персидскую державу. И потому, чтобы прекратить к себе свободный доступ людей, среди которых могли быть потенциальные заговорщики, царь решил допускать к себе только тех, в ком был уверен. Во-вторых, вследствие тех же неудач изменился и характер правителя, став более угрюмым. В предыдущих главах мы уже говорили подробно о нраве этого царя и поэтому Эсфирь, лучше других знавшая своего супруга понимала, что это его распоряжение не просто звук или набор слов. Поэтому “Эсфирь поручила Мардохею… вернуться в Сузы и, собрав тамошних иудеев на сходку, предложить им наложить на себя трёхдневный строгий пост за неё; сама она обещала сделать то же самое вместе со своими прислужницами и затем прямо, вопреки закону, отправиться к царю, хотя бы ей и пришлось поплатиться за это жизнью” [3]. Как видим, библейское сообщение об этом событии находит полное историческое подтверждение. Четвёртая глава книги Есфирь небольшая по объёму и всего лишь несколько стихов передают нам сообщения о том, как она узнала от своего воспитателя о царском указе и затем согласилась пойти к царю. Всего несколько стихов, но давайте внимательно вчитаемся в эти стихи, мысленно перенесясь в то время. Молодая девушка, совсем недавно ставшая царицей, получает прошение своего воспитателя, которому она была обязана всем, в котором тот говорит, что ей необходимо идти к царю и спасти свой народ. На хрупкие девичьи плечи ложится, таким образом, судьба целого народа. Какая ноша и ответственность! Растерявшись, Эсфирь говорит, что как она может спасти людей, если даже она не может по собственному желанию видеть своего царственного супруга, который, к тому же, не звал её вот уже тридцать дней. Эти тридцать дней могли указывать на всё, что угодно. И в первую очередь на то, что правитель изменил к ней отношение. Что он более не желает видеть её, что она наскучила ему. Т. е. её судьба, как царицы, да и просто как человека покрыта мраком неизвестности. От взбалмошного Ксеркса можно ожидать всё, что угодно. На эти её доводы Мардохей говорит: “Если ты промолчишь в это время, то свобода и избавление придет для Иудеев из другого места, а ты и дом отца твоего погибнете. И кто знает, не для такого ли времени ты и достигла достоинства царского?” (Есф. 4:14). Это очень важные слова не только для Эсфири, но и для каждого из нас. Очень часто нам кажется, что мы являемся незаменимыми людьми. Без нас нельзя обойтись. То дело, которое мы выполняем, никакой другой человек сделать не сможет. Этот библейский стих говорит нам, что это не так. Также это место Священного Писания показывает нам пример сотрудничества между Богом и людьми. Господь очень хочет, чтобы мы были Его сотрудниками, друзьями, вместе с Ним делая великое дело — спасение людей. Безусловно, Христос мог бы обойтись без человеческой помощи, провозглашая весть Евангелия. Но Он хочет, чтобы и мы — люди — выполнили это поручение. Он доверяет нам, давая то или иное служение. Но в то же самое время, если мы в силу различных причин будем отвергать это служение или выполнять его небрежно, то Господь выполнит его через других людей. Мы же, отвергнув Бога и оставшись один на один со злой силой, пожнём смерть. Этот стих говорит нам также о том, что “…от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут” (Лук. 12:48). Позволяя людям занять высокие посты, Господь ожидает от них определённых действий. И в первую очередь осознание того, что чем выше стоит человек, тем у него не только больше преимуществ, но и ответственности — перед Богом, перед другими людьми. Очень часто человек достигает высокого положения, чтобы принять в определённый момент какое-либо судьбоносное решение, которое определит не только судьбу других, но в конечном счёте и его собственную. Эсфирь понимала это. Однако, в отличие от многих из нас, она не только понимала, как надо правильно поступать, но и поступала так, хотя по-человечески могла бы найти себе оправдание в том, чтобы не идти к царю. Во-первых, она могла бы оправдать себя тем, что Ксеркс издал указ, согласно которому никто не смел войти к нему, без его на то приглашения. Во-вторых, даже если бы царь её и принял, то изменить что либо всё равно было бы нельзя, так как законы мидян и персов не подлежат отмене. И никто, даже сам царь, не может отменить свой собственный указ [4]. В-третьих, она знала, в каком бедственном положении находилась из-за войны с Грецией казна. Уничтожение же евреев сулило огромные деньги, в которых так нуждалось государство и которые тщетно пытался изыскать её царственный супруг. В-четвертых, она знала нрав правителя, озлобленный особенно в последнее время, ждущий постоянно измен. И поэтому разубедить его в невиновности иудеев будет очень тяжело. Как видим, при желании царица могла довольно-таки легко найти себе оправдание. В отличие от нас, часто прибегающих к ложным доводам самооправдания, возможные доводы Эсфири были весьма и весьма аргументированы. Каждый из них логично показывал, что царицу в случае её прихода к царю и заступничеству за иудеев ждёт неминуемая гибель. И девушка это прекрасно сознавала. Но всё же она решила пойти к своему супругу и просить за невинный народ. Она понимала, что дело её по-человечески обречено, но она и полагалась в нём не на себя, не на других людей, а на своего Бога. Она осознала, что только Он может помочь в этой безвыходной ситуации. Поэтому она и обратилась к Мардохею с просьбой: “Пойди, собери всех Иудеев, находящихся в Сузах, и поститесь ради меня, и не ешьте и не пейте три дня, ни днем, ни ночью, и я с служанками моими буду также поститься и потом пойду к царю, хотя это против закона, и если погибнуть — погибну” (Есф. 4:16)…

В жизни мы часто даем и получаем сами большое количество советов. К великому сожалению, мы относимся в основном без внимания как к тому, что советуют нам, так и к тому, что советуем мы. В следующей главе мы убедимся в том, что надо быть очень осторожными к советам.



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования