Опарин А.А. Проклятые сокровища. Археологическое исследование книг Есфирь и Руфь
Часть I. Археологическое исследование книги Есфирь

Глава 9

Роковой совет

Как и все иудеи, “Эсфирь умоляла Господа Бога, пав по обычаю своих предков, ниц наземь, облачившись в траурную одежду и в течении трёх дней воздерживаясь от пищи, питья и всяких развлечений. Она просила Предвечного сжалиться над нею и даровать ей, когда она предстанет пред царём и начнёт упрашивать его, убедительность речи, а телу ещё большую прелесть, дабы этими двумя средствами она смогла умерить гнев царя, когда она предстанет пред ним, и смогла бы спасти своих единоплеменников, уже стоящих на краю гибели. Вместе с тем она молила Бога вселить царю ненависть против врагов еврейских, которые, если бы евреи были покинуты Предвечным, добились бы грозящей теперь иудеям погибели. После такой трёхдневной молитвы к Господу Богу, Эсфирь сняла с себя траурное одеяние и надела другой наряд, украсившись как подобало царице. Затем она в сопровождении двух прислужниц, на одну из которых она слегка опиралась, причём другая несла за нею влачившийся по земле шлейф её платья, пошла к царю, причём по лицу её разлился густой румянец и вся она сверкала необычайно величавою красотою. С трепетом вошла Эсфирь к царю, который как раз восседал на своём троне. Когда она предстала пред лицом царя, бывшего в своём царственном облачении, которое представляло пёструю одежду, затканную золотом и украшенную драгоценными камнями, то он ей показался грознее обыкновенного. Когда же она взглянула на него и, увидев устремлённый на неё взгляд его, заметила, что лицо его омрачилось и на нём вспыхнул румянец гнева, она от страха лишилась чувств и безмолвно пала в объятия своих прислужниц. Однако царь, вероятно по решению Предвечного, вдруг совершенно преобразился, и, боясь как бы не случилось какой-либо беды с его женою вследствие обуявшего её страха, сошёл со своего трона, и, заключив её в объятия, стал ласкать и нежно уговаривать её бросить страх и не бояться, что она пришла к нему без приглашения. При этом он сказал, что соответствующее распоряжение сделано им лишь относительно подчинённых и что Эсфирь, как полноправная с ним царица, может ничего не бояться. С этими словами он вложил в её руку скипетр, сообразно закону предварительно прикоснувшись им к её щеке, чтобы избавить Эсфирь от всякого сомнения… Тогда Эсфирь пригласила его вместе с его другом Аманом пожаловать к ней на обед, который она для них приготовила” [1]. Итак, царь благосклонно отнёсся к Эсфири, явившейся к нему без приказа. Однако, свою просьбу царица пока ещё решила не открывать, чувствуя, что Ксеркс ещё не совсем готов исполнить её. Она ждала ниспослания от Господа подходящего случая, который вскоре не замедлил представиться. Тем временем, пока Эсфирь молилась Богу и говорила с царём, Аман находился в предвкушении исполнения своих замыслов, которые буквально стали для него навязчивой идеей, особенно после того, как выходя из дворца он вновь повстречал Мардохея, не поклонившегося ему (Есф. 5:9). Своими планами по уничтожению гордого народа советник охотно делится со своими друзьями и женой Зерешь. И здесь мы встречаем третий женский образ, представленный в книге Есфирь. Но какой разительный контраст он являет по сравнению с благородной Астинью и скромной Эсфирью! Зерешь — это женщина другого плана. Эта женщина подобно первым двум обожала своего мужа, она хотела помочь всему тому, что упрочило бы его карьеру и влияние при дворе. Методы же, которые следовало использовать для этого, её интересовали мало. Главное — это власть и богатство, и поэтому, если на этом пути встаёт какой-то человек, посмевший не преклониться пред её супругом или даже целый народ, то они не имеют право на существование. Вместо того, чтобы указать Аману на его неоправданную жестокость, проявленную к иудеям, она, напротив, советует ему быстрее расправиться с ними. “Жена Амана, Зарадза, посоветовала ему распорядиться срубить дерево в пятьдесят локтей вышины и на следующий день добиться разрешения царя повесить на этом дереве Мардохея. Аману этот совет понравился, и он приказал своим слугам выбрать и поставить такую виселицу во дворе для казни Мардохея. Это вскоре было исполнено” [2].

Исследуя трагическую историю Амана, пошедшего на поводу своей нечестивой жены, невольно вспоминаешь слова царя Соломона, который говорит: “кто найдет добродетельную жену? цена ее выше жемчугов” (Прит. 31:10). Добродетельная жена — это не только жена, верная своему мужу, которая его любит. Это и жена, которая умеет давать добрый совет, которая умеет говорить правду и не льстить, которая умеет сказать своему супругу, что он не прав. Сказать мягко, уважительно, ненавязчиво, но сказать. Быть может, это не всегда будет приятно слышать мужу, но после он обязательно оценит и будет благодарен своей супруге. Муж и жена оказывают большое взаимное влияние на характеры друг друга. Очень часто бывает так, что муж становится вынужден угождать желаниям своей половины, требующей от него денег и карьеры любой ценой. Особенно это стало проблемой сегодня, когда выбор спутника жизни во многом определяется материальными соображениями. Последние становятся и причиной многочисленных разводов, ставших бичом нашего времени. “Я ухожу от тебя потому, что ты не умеешь зарабатывать”. Эта фраза стала сегодня весьма расхожей. Нам точно неизвестны подробности взаимоотношений Амана и Зереши. Но тот совет, что дала жена Амана, говорит очень о многом, показывая её жестокой и амбициозной женщиной, которая в угоду своему тщеславию готова принести в жертву целый народ.

В следующей главе мы узнаем о необычной религиозной реформе, начатой царем Ксерксом, а также познакомимся с загадочной фигурой пророка Зороастра, о котором лично известно очень мало, но идеи которого продолжают жить вплоть до наших дней.



 Rambler's Top100      Яндекс цитирования