Герхард Хазел. Дар языков.

Глава I

Современная христианская и нехристианская глоссолалия

Современный феномен «говорения на иных языках», охвативший миллионы христиан по всему миру, появился не так давно. Хотя многие пытаются доказать, что нынешние глоссолалии имеют корни в предшествующих христианских веках, представляется очевидным его недавнее происхождение, и мы попытаемся доказать это ниже. «Иные языки» или глоссолалия — существенная часть пятидесятничества XX в. и харизматического движения шестидесятых годов, которое развивалось вне пределов традиционных пятидесятнических церквей. «Иные языки» распространяются весьма быстро, и создается такое впечатление, что они уже «живут» чуть ли не во всех без исключения деноминациях по всему миру.

Наблюдая этот быстро распространяющийся феномен, все большее число христиан задаются целым рядом новых вопросов. Доверяющие Библии христиане спрашивают: откуда взялись «иные языки»? Кто их практикует? Должны ли все христиане говорить на «иных языках»? Являются ли «иные языки» непременным условием спасения? Тождественно ли «говорение на «иных языках»» крещению Святым Духом? Являются ли «иные языки» излитием позднего дождя, предваряющего пришествие Иисуса Христа на облаках небесных? Кто удостоверяет глоссолалию? Приближает ли она ко Христу? Открывает ли Святой Дух «новые истины» говорящему на «иных языках»? Исходят ли «иные языки» от Святого Духа и дают ли они более полное познание библейских истин? Является ли глоссолалия тем, что в будущем объединит всех христиан в единую Церковь? Эти вопросы лишь незначительная часть тех, которые верующие задают сегодня себе и друг другу наиболее часто.

Есть, однако, еще целый ряд вопросов, возникающих по поводу этого современного феномена, поскольку глоссолалия по-прежнему остается для многих людей загадочным явлением современности. Доверяющие Писанию христиане требуют, чтобы богословы ответили на эти вопросы, опираясь исключительно на саму Библию и христианский контекст.

В последние годы глоссолалии — так мы далее будем называть современный феномен «говорения на иных языках» — было уделено значительное внимание со стороны специалистов различных областей знания: филологов, лингвистов, антропологов и других ученых. Уже около столетия эти специалисты гуманитарных и прикладных наук изучают феномен глоссолалии. Они заслуживают того, чтобы их выслушали. К чему же они пришли? Как это явление соотносится с известными прежде примерами? Какое влияние имели исследования на тех, кто вовлечен в глоссолалию?

Например, глоссолалию изучали лингвисты и антропологи, которые пытались выяснить связь обсуждаемого феномена с современными или древними языками и языковыми структурами. Глоссолалию изучали психологи и психиатры, которые очень хотели понять, является ли это явление аберрацией или фазой нормальной психологической деятельности. Глоссолалия также была объектом изучения социологов и бихевиористов, которые пытались определить ее место в различных областях социо-бихевиористических форм человеческого поведения.

Другая группа исследователей провела сравнительное изучение христианской глоссолалии с удивительно похожим феноменом, встречающимся по всему миру в нехристианских религиях. Известно, что во время церемоний и религиозных обрядов у жрецов нехристианских религий, целителей духом, шаманов и последователей близких религиозных культов начинается глоссолалия, по своим характеристикам практически идентичная христианской. Эти наблюдения подняли ряд совершенно новых вопросов и возвели глоссолалию в значительно более широкий религиозный контекст, который никак нельзя игнорировать.

Очевиден тот факт, что именно 1990-е гг. оказались тем временем, когда исследователи и ученые существенно продвинулись в своих изысканиях в области феномена глоссолалии в современном мире. Заслуживают ли их изыскания огласки? Донесли ли они до серьезно настроенных умов некоторые новые и существенные аспекты современного феномена глоссолалии, которые более невозможно игнорировать? Мы обязаны разобраться в этих исследованиях и в их свете рассмотреть новозаветный дар «языков».

Остается основной вопрос: идентичны ли «иные языки» Нового Завета и современная глоссолалия или же между явлениями есть существенная разница? Этот уже несколько банальный вопрос заслуживает определенного интереса ввиду новых открытий во многих областях знаний.

Сейчас нам необходимо дать определение используемым терминам. Современный феномен «иных языков» с формальной точки зрения наиболее адекватно обозначается как глоссолалия (это слово образовано от греческих слов glossa — язык, и laleo — говорить). В изданной не так давно под редакцией Ф. Р. Гудман солидной «Энциклопедии религий» глоссолалия определяется как практика «необычного речевого поведения, которое в многочисленных западных и не-западных религиозных обществах постулируется как ритуально-религиозное». Это современное определение, отличное от прежних и уникальное в среде тех, кто рассматривает глоссолалию как типично христианский феномен, настораживает читателя и раскрывает перед ним существенно расширившееся за последние годы изучения глоссолалии видение проблемы.

Известный лингвист У. Дж. Самарин, который углубленно исследовал христианскую глоссолалию, сформулировал похожее определение: «Глоссолалия — это бессмысленная, но фонетически структурированная человеческая речь, являющаяся с точки зрения самого говорящего настоящим языком, однако как система не напоминает ни один из известных человечеству языков, будь то живой или мертвый». Это определение появилось в результате десятилетнего изучения «иных языков», и, таким образом, глоссолалия не может претендовать ни на один живой или мертвый язык. Поэтому некоторые из адептов «говорения» предположили, что вещают они на языке ангельском, а не на человеческом. Оба определения показывают, что глоссолалия есть «необычное речевое поведение» в любом христианском или нехристианском религиозном объединении и, что касается христиан, это «человеческая речь», «которая как система не напоминает ни один из языков, будь то живой или мертвый».

Традиционно глоссолалия отожествляется с «иными языками», упомянутыми в Новом Завете. Чуть ли не повсеместно предполагается, что этот современный феномен есть дар Духа Святого, вновь явленный в христианской Церкви, как в теле Христовом. Для ясности в решении стоящей перед нами задачи мы, как и договорились, будем обозначать современный феномен бессмысленной речи, имеющей место в религиозных объединениях, словом «глоссолалия», а новозаветный феномен — «иными языками». Нам это кажется обоснованным, поскольку словосочетание «иные языки» явно используется в Новом Завете.

Краткий обзор некоторых новых сведений о глоссолалии требует углубленного внимания, которое мы и попытаемся уделить этому предмету.

1. Глоссолалия в современном христианстве

Для большинства христиан глоссолалия — типично христианский феномен, т. е. опыт так называемых пятидесятнических церквей и неопятидесятнических харизматов во многих деноминациях. Точно так же глоссолалия — феномен, характерный для большинства церквей, деноминаций и групп современного «харизматического движения». Общий термин, объединяющий последних, — «харизматическое движение обновления».

Исторически глоссолалия и пятидесятничество — явление новое, не связанное ни с трясунами, ни ирвингитами XIX в., и которое, как принято считать, началось в 1906 г. на Азуза-стрит, 312 в Лос-Анджелесе, Калифорния, в здании пустующей Африканской методистской епископальной церкви. С организованной на Азуза-стрит миссии и началось это всемирное движение. Однако это условная точка отсчета, ибо в 1900 г. в Канзасе уже имело место подобное явление. Методистский служитель Чарльз Пархам, который основал Библейскую школу (Ветелский колледж, прекративший свое существование в 1901 г., в городке Топека), мечтал оживить церковь. 31 декабря 1900 г., в ночь на Новый год, он возложил руки на некоторых своих учеников. Как повествует книга Сары Е. Пархам «Жизнь Чарльза Пархама, основателя движения апостольской веры», этим вечером мисс Агнес Озман «начала говорить языками». Другие также заговорили на «иных языках», т. е. речь их приобрела форму глоссолалии, и они «издавали звуки, которые присутствующие не могли отождествлять ни с одним из известных им языков» [*1]. Позднее, когда Перхам переехал в Техас, с ним познакомился американский студент африканского происхождения Уильям Дж. Сеймур. 9 апреля 1906 г. на Лос-Анджелес снизошло «первое пятидесятническое излитие». Это произошло на Бонни Бри стрит, 214. Там присутствовали Сеймур и другие очевидцы, а затем группа перебралась на Азуза-стрит, 312, «где собрания продолжались в течение последующих трех лет». Независимо от Сеймура там находились уже знакомая нам Агнес Озман и Дженни Мур, у которых на собраниях на Азуза-стрит также начиналась глоссолалия. Здесь и берет начало современная христианская глоссолалия, которая впоследствии распространилась на территорию Соединенных Штатов и по всему миру. Так на пороге XX в. родилось пятидесятничество, наиболее характерной чертой которого стала глоссолалия. Корни его уходят в XIX в., в так называемое Движение святости. Уотсон Е. Миллс утверждает, что с этого часа нет более противоречивого аспекта в харизматическом христианстве, чем «говорение на иных языках». Исторический факт, ускользающий от внимания большинства исследователей глоссолалии в харизматической христианской вере, заключается в том, что первые люди, овладевшие глоссолалией, иными словами, ученики Пархама, прежде чем начать «говорить», с вопросом о «иных языках» по Библии не знакомились. Недавние исследования показали, что глоссолалия не была следствием изучения Писаний. «Иные языки» или, здесь, глоссолалия просто случилась как бы сама по себе, а уж потом ученики Пархама стали изучать Библию в поисках объяснения происходящего на их собраниях. Одна из первых статей, озаглавленная «Языки как знамение» и датированная сентябрем 1906 г., оканчивается недвусмысленным заявлением: «Мы увлекались благословениями и помазаниями Божьей силой вместо того, чтобы дожидаться исполнения библейских предсказаний о Пятидесятнице». Ведущий историк пятидесятников Мензиес пишет: «Важно, что эта мысль (о том, что в Деяниях ученики Христа говорили на иных языках) появилась не на собрании, где пытались совершить, так сказать, пробуждение, но в библейской школе (Пархам Ветел колледж), не на волне обычного для лагерного собрания возбуждения, но в группе серьезных личностей, которые тщательно продумали взаимосвязь этого опыта (глоссолалии) с другими событиями, пытаясь найти в этом теологическую сущность». Иными словами, прежде был опыт глоссолалии, и лишь затем студентам Пархамской библейской школы было предложено исследовать Книгу Деяний в поисках библейского свидетельства о подобном явлении. Таким путем Пархам и Сеймур пришли к убеждению, что глоссолалия есть крещение Святым Духом и может быть отождествлена с новозаветным феноменом говорения на «иных языках».

После первого же проявления глоссолалии появилась личная убежденность, что исходила она от Бога и посредством ее являл Себя Дух Святой. В итоге в умах харизматов слились два источника веры в то, что глоссолалия исходит от Святого Духа. Первый — личная субъективная убежденность, будто источник феномена есть Дух Святой, а второй — соответствующая интерпретация Писаний, по которой «иные языки» в Деяниях и в 1-Кор. 14 идентичны ныне практикуемой глоссолалии.

Здесь следует сделать два важных заключения касательно христианской глоссолалии.

1. Поскольку христианские глоссолалисты от начала взялись утверждать, что в Библии есть обоснования для глоссолалии, нельзя не признать тот факт — и наше к тому отношение достаточно доброжелательное, — что современная глоссолалия не опирается в своем происхождении на изучение Писания и лишь впоследствии Библия была использована для получения теологического и текстового обоснования глоссолалии и установления ее аутентичности.

2. Обычно харизматы, практикующие глоссолалию, указывают на два источника, используемые для установления аутентичности «иных языков». Один из источников — личная убежденность, а второй — последующий поиск обоснования в Писании. Эти два источника подчас с трудом сочетаются в смысле приоритетности. Поскольку исторический протестантизм полагает, что единственным мерилом всякого учения и практики может быть только Библия, глоссолалисты обычно рассматривают источник личного опыта сравнительно с прецедентом, имевшем место в Писании.

В 60-х г. харизматическое движение, вобравшее в себя и глоссолалию, вступило во вторую свою стадию («вторая волна»), вышло за пределы традиционных пятидесятнических и святых церквей и охватило многие традиционные церкви. Это вхождение в более традиционные церкви обычно называют неопятидесятничеством или «деноминационным пятидесятничеством». Еще одно название, как вы помните, — «харизматическое движение обновления».

Начиная с 1967 г. римо-католики также влились в неопятидесятническое движение. Глоссолалия, как констатирует Эдвард О'Коннор, — составляющая часть «Католического харизматического движения обновления». Есть мнение, что первоначально феномен проявился среди студентов, священников и монахов Университета Нотр Дам в Саут Бенд, Индиана. Оттуда он распространился на другие студенческие городки католических университетов как в самих Соединенных Штатах, так и за их пределами. В это время различные римско-католические священнослужители осторожно высказывались, что на этой стадии движение запрещать нецелесообразно, но, напротив, следует позволить ему распространяться. Вскоре после этого папа уполномочил кардинала Джозефа Сюненса возглавить движение римско-католического неопятидесятничества. Некоторое время спустя, все еще в самом начале католического движения неопятидесятничества, иезуитский исследователь П. Дембориена сообщил, что католики будут «собираться вместе в храмах уединенных монастырей и проводить долгие ночные бдения с речью и пением на «языках»». В 1991 г. в периодической печати сообщалось, что за 25 лет своего существования харизматическое движение обновления внутри католической церкви охватило от 6 до 10 млн. католиков по всему миру. Сегодня в это движение обновления входят прелаты, священники, монахи и посвященные католики. С момента зарождения это движение благословляли различные папы.

Хотя наблюдается некоторая напряженность между отдельными небольшими неопятидесятническими общинами, в целом со временем ничего не меняется. В журнале «Христианство сегодня» за сентябрь 1991 года сообщается, что «за последние годы центр харизматического католического движения переместился с особых обществ на приходские молитвенные группы и епископальные комитеты обновления».

Живой интерес к харизматическому движению обновления проявляет и Всемирный Совет Церквей. Но чтобы описать многие успехи неопятидесятников за последние годы, нам придется очень далеко отойти от темы. Вновь и вновь сообщается, что неопятидесятничество или «харизматическое движение обновления», как в настоящее время его чаще всего называют, становится наиболее быстро растущей частью христианства в целом. Занимающийся миссионерской статистикой Дэвид Барриет подсчитал, что из 1,8 млрд. человек, называющих себя христианами, около 372 млн. относят себя к харизматам-пятидесятникам. По этой статистике около 20 процентов всех, кто считает себя христианами, пятидесятники или неопятидесятники.

В настоящий момент наша цель заключается в том, чтобы проследить феноменальный рост глоссолалического движения в христианстве как целом. Многие эксперты приходят к выводу, что неопятидесятничество или харизматическое обновление «второй волны», т. е. харизматы, — наиболее быстро растущий «харизматический» сегмент в христианских церквах по всему миру.

Хотя для нашего времени сей факт, по видимому, наиболее существенный, мы все же не можем не признать, что глоссолалия — это феномен не исключительно христианский. Как мы увидим ниже, есть факты, из которых следует, что феномен глоссолалии практикуется членами и других ныне существующих нехристианских религий. Многие христиане, которые хотели бы видеть этот феномен исключительно через призму новозаветных цитат о даре Святого Духа или даже «крещении Святым Духом», вероятно, весьма удивятся.

Нам кажется, что сейчас настало время обратить наш взор на современные нехристианские религии и проявление в них глоссолалии. И хотя нарисовать картину во всех деталях, видимо, невозможно, мы постараемся показать хотя бы некоторые характерные черты этого явления в других верованиях.

2. Глоссолалия в современных нехристианских религиях

Последние исследования показали, что глоссолалия не есть исключительно христианская практика. Она используется в великом множестве ныне существующих национальных нехристианских религий по всему миру. Р. П. Спиттлер в «Словаре пятидесятнических и харизматических движений» (1988) пишет: «Каково бы ни было ее происхождение, но глоссолалия есть феномен человеческий, не ограниченный не только рамками христианства, но даже и рамками религиозного поведения человечества».

Фелиситас Д. Гудман принимала участие в углубленных исследованиях глоссолалии. Она сообщает, что глоссолалия наблюдается у «эскимосов, саами (лаппов), чукчей, кханти (остяков), якутов и эвенков, которые в своих ритуалах пользуются тайным языком, представляющим собой смесь бессмысленных слогов и национального языка».

Существует множество примеров лишенных логики звуков, или глоссолалии, на всех континентах в рамках национальных религий. Например, известно, что в Японии — в небольших культовых группах, во время колдовских сеансов на Хоккайдо и северном Хонсю и в послевоенной секте, известной под названием «Танцующая религия», — это происходит. Л. Карлайл Мэй сообщает, что феномен глоссолалии в полном своем объеме часто наблюдается во время церемоний небольшого культа под руководством Генджи Йанагида из города Мойи, префектура Фукока, а также в других аналогичных группах. В среде палаунгских народов в Бирме «человек одержимый, или «черный маг», вынужден говорить на магическом языке, в то время как в обычном состоянии он на нем говорить не в состоянии». В Эфиопии, как пишет Гудман, в культе зар «шаманы говорят к зарам (духам) на «тайном языке»». Такой подход к религиозным отправлениям подразумевает поклонение духам.

Гудман далее отмечает: «Одержимость — одно из наиболее часто встречающихся состояний, проявляющихся в глоссолалии. В состоянии одержимости, по ощущению испытавших это, священное измерение действительности внедряется в человека». Дух ощущается, как «сила, а не личность, а другие духи, например, дух мертвых аборигенов Тробриандских островов, духи рода в Африке и разнообразные духи в Гаитянских Вуду, проявляют свои личные качества посредством глоссолалии… Голос, овладевающий субъектом личности, отличается от голоса одержимого». Весьма похоже, что этот феномен тесно связан со спиритическими сеансами. «Спиритуалистическая глоссолалия и связанные с ней феномены были объектом номер один исследователей-психологов в начале двадцатого столетия», — пишет Р. П. Спиттлер.

Это лишь несколько из многих известных примеров глоссолалии в современных нехристианских религиях. Л. Карлайл Мэй отмечает, что глоссолалия в нехристианских религиях встречается в «Малайзии, Индонезии, Сибири, Арктических районах, Китае, Японии, Корее, Аравии, Бирме и в других местах». Также активно она присутствует в африканских племенных религиях. Повторим, наша цель состоит не в том, чтобы быть исчерпывающими в доказательствах, но чтобы показать, что феномен глоссолалии вовсе не исключительно христианский.

Присутствие глоссолалии как в христианских, так и в ныне существующих нехристианских (языческих) религиях не может не вызвать целый ряд новых вопросов. Каково происхождение глоссолалии? Какова ее цель? Какая связь существует между практикующими глоссолалию христианами и не-христианами? Чья это работа, какого духа? Не дух ли это мертвых, как утверждается в некоторых местностях? Или за всем этим стоит сатана? Может быть, глоссолалия — это изобретение человека? Эти и другие вопросы заслуживают тщательного изучения и размышления.

Является ли феномен глоссолалии, «языческой глоссолалии», в этих современных нехристианских религиях той же самой глоссолалией, что и среди христиан, во всяком случае, с точки зрения лингвистики и проявляющихся структур? Или нет? Этот вопрос мы рассмотрим в следующей части, поскольку он может помочь нам разобраться в другом: существует ли духовная разница между христианской глоссолалией и нехристианской? Каково происхождение глоссолалии, откуда она исходит? Если есть разница, можно утверждать, что христианство уникально в своих проявлениях, и тогда легче прийти к выводу, что христианская глоссолалия исходит от Святого Духа. Если различия нет, следует задаться вопросом: возможно ли, чтобы источником феномена в одной религии служил Дух Святой, но совсем иной дух был его источником в другой религии? Видимо, мало кто возьмется утверждать, что Святой Дух являет Себя в языческой ритуальной практике, в действах колдунов, шаманов и вождей языческих культов точно так же, как в христианстве.

В настоящее время кажется совершенно очевидным, что феномен глоссолалии нельзя выделять как специфически христианский. Это, очевидно, новый фактор, который невозможно отрицать. Является ли глоссолалия тем общим опытом, который объединяет все религии? Есть ли это общий стержень, соединяющий христианство и не-христианство? Если это дар Святого Духа, то почему Он являет Себя таким образом в этих религиях? Многие люди задают сегодня эти вопросы. Можем ли мы, имея их перед собой, зафиксировать какое-нибудь научное, лингвистическое различие между феноменом глоссолалии в христианстве и не-христианстве? Если да, то в чем оно заключается конкретно? А если нет, то как осмыслить аналогичное явление в среде христиан и среди язычников? И, наконец, особо волнующий, но неизбежный вопрос: является ли глоссолалия в действительности даром Святого Духа?

3. Глоссолалия с точки зрения современной лингвистической науки

В признанной профессионалами работе Джона Килдахла (1972) мы находим следующее заключение: «С точки зрения лингвистики религиозно инспирированная речь (глоссолалия) по своим основным характеристикам аналогична речи религиозно неинспирированной». Мы должны подчеркнуть, что Килдахл сравнивает религиозную глоссолалию с нерелигиозной. Мы не рассматривали нерелигиозную глоссолалию, потому что иначе это завело бы нас в области, которых мы до времени не хотели бы касаться. Хотя сейчас мы и не охватываем нерелигиозную глоссолалию, но всё-таки имеем в виду, что она также практикуется людьми нерелигиозными, в частности, атеистами и агностиками. Иными словами, глоссолалия охватывает не только людей религиозных. Это, как утверждает Спиттлер, «феномен человеческий, который не ограничивается только христианством, или даже просто религиозным поведением».

В круг интересов современной лингвистики входит выявление факторов, определяющих язык и его корни. Не один год специалисты в области лингвистики посвятили изучению феномена глоссолалии. Одно из наиболее ранних исследований было проведено в начале 60-х г. Юджин А. Нида. Он разработал список аргументов, согласно которым глоссолалия не может быть признана человеческим языком. Другое пионерское исследование было проведено У. А. Уолфрамом в 1956 г. В результате его он пришел к выводу, что в глоссолалии отсутствуют базовые структуры человеческого языка как системы когерентных коммуникаций.

Профессор отделения лингвистики университета Торонто Уильям Самарин после более чем десяти лет тщательных исследований опубликовал объемистый труд, посвященный исследованию глоссолалии с точки зрения лингвистики. В этой работе 1972 г. Самарин совместно с другими лингвистами опроверг мнение, что глоссолалия есть ксеноглосса, т. е. некий иностранный язык, который может быть понят другим человеком, с этим языком знакомым. Самарин пришел к выводу, что глоссолалия есть псевдоязык. Он сказал: «Когда глоссолалию начинают изучать с помощью всего научного аппарата лингвистической науки, выясняется, что это лишь видимость языка, хотя подчас и весьма убедительная. Когда мы задумываемся о сущности языка, то неизбежно приходим к выводу, что глосса, как бы хорошо она ни была организована, не есть образец человеческого языка, ибо она не организована внутренне, не имеет отношения к воспринимаемому личностью миру». Он определил глоссолалию как «Лишенное логики, полумладенческое бормотание, имеющее искусственное фонетическое сходство с языком. Глоссолалия — бессмысленная, но фонетически структурированная человеческая речь, являющаяся с точки зрения самого говорящего настоящим языком. Систематического сходства с нормальным языком, живым или мертвым, нет». Результаты исследований профессора Самарина фигурируют в различных научных статьях и являются основой многих дискуссий о лингвистических формах и языковой природе глоссолалии.

В 1985 г. два социолингвиста, хорошие специалисты в своей области X. Ньютон Мелони и А. Адамс Ловекин, очертили границы совместного исследования: является ли глоссолалия разумной человеческой коммуникацией. Из обзора этих исследований по природе глоссолалии следует, что «глоссолалия действительно язык, но в особенном смысле этого слова (а именно, в смысле некоей формы коммуникации)». Но ученые признают, как пишут Мелони и Ловекин, что «совокупность сведений, однако, подводит к выводу, что хотя есть форма и схема, глоссолалия, видимо, язык неизвестный, и даже язык нечеловеческий, в современном значении этого слова». Это заключение важно для разрешения спора о том, является ли глоссолалия человеческим языком. Важно отметить, что это их собственное осмысленное заключение: «видимо, язык неизвестный, и даже язык нечеловеческий, в современном значении этого слова». Это заключение – ощутимый удар по тем, кто по-прежнему хотел бы видеть в глоссолалии хоть какую-нибудь форму осмысленного человеческого языка.

Результат другого исследования, проведенного Уильямсом и Уалдвогелом и опубликованного в 1975 г., за десять лет до того, как была закончена работа Мелони и Ловекина, следующий: глоссолалия «охватывает весь круг экстатических аудио-речевых феноменов… (включая) вербальные эффузии, которые, весьма вероятно, есть духовно-психологические проекции внутренней речи, а не какой-либо аутентичный язык».

Опираясь на выводы, полученные различными исследователями, которые изучали глоссолалию со всех возможных углов зрения и с использованием различных методов, у нас нет иного выхода, как признать, что феномен «иных языков», или — здесь — глоссолалия, есть нечто иное, чем говорение на каком-либо из известных древних или современных языков. С этим выводом согласуются и исследования Самарина и других более ранних и последующих исследователей.

Психолог-антрополог и лингвист, которого мы уже упоминали ранее, Фелиситас Д. Гудман, также принимала участие в изучении англо-, испано- и майя-говорящих пятидесятнических общин в Соединенных Штатах и Мексике. Как и другие исследователи до нее, она сравнивала магнитофонные записи нехристианских ритуалов в Африке, Борнео, Индонезии и Японии. Она опубликовала полученные результаты в весьма обширной монографии. Гудман приходит к выводу, что «если принять во внимание все черты глоссолалии, т. е. сегментальную структуру (звуки, слоги, фразы), и их супрасегментальные элементы (а именно: ритм, ударения и в особенности общую интонацию), они надлингвистически и надкультурно идентичны».

Что особенно важно в работе Гудман, так это идентификация лингвистических феноменов глоссолалии во всеобъемлемости ее черт во многих основных частях мира и в разнообразных культурах, включая как христианские, так и нехристианские. Гудман пришла к выводу, что глоссолалия христианская и глоссолалия последователей нехристианских (языческих) религий не отличаются друг от друга. Все формы глоссолалии «надлингвистически и надкультурологически идентичны» в отношении их сегментальной структуры и супрасегментальных элементов. Гудман описывает другой ключевой элемент для анализа глоссолалии как всемирного феномена в любой религии, будь она языческая или христианская. Гудман подводит нас к выводу, что глоссолалия христиан и нехристиан по сути одно и то же. Различий нет.

Создается впечатление, что результаты исследований, проводимых в течение десятилетий, указывают в одном направлении. В чем значение этих работ для понимания современной глоссолалии? С научной и лингвистической точки зрения невозможно более полагать, что христианская глоссолалия отличается от практикуемой в нехристианских (языческих) религиях. Все формы глоссолалии идентичны с точки зрения их структур.

Гудман в своей работе пришла еще к двум выводам. Она заявила, что корни глоссолалии не уходят в гипнотическое состояние, как полагали некоторые исследователи прежде. Она утверждает, что глоссолалия — результат «нейропсихологических изменений, в просторечии именуемых трансом…». Тем самым она определяет глоссолалию как «огласованную схему, речевой автоматизм, который появляется как субстат транса и прямо отражает в сегментальных и супрасегментальных структурах нейропсихологические процессы, свойственные сознанию в этом измененном состоянии (т. е. трансе)». «Связь транса и глоссолалии в настоящее время признается многими исследователями как верное допущение», — пишет Гудман в авторитетном издании «Энциклопедия религии» (1987).

Другой важный вывод, полученный Гудман, касается того мнения, будто глоссолалия есть просто ненамеренный спонтанный выброс слов или что-нибудь в этом роде. Напротив, Гудман утверждает, что глоссолалия есть в действительности приобретенное поведение, ненамеренное или, в некоторых случаях, осознанное». Другие, более ранние исследователи, специально акцентировали внимание на том, что субъектам феномена предварительно давались инструкции, как говорить на «иных языках», т. е. участвовать в глоссолалии.

Короче говоря, мы можем обобщить с точки зрения лингвистики эту часть нашего исследования современных и авторитетных, наиболее углубленных работ по глоссолалии. Как бы мы не исследовали современный феномен глоссолалии, христианской или какой иной, будь то западной или восточной, религиозной или нерелигиозной, получается, что она не есть известный язык, как это обычно утверждалось в течение долгого времени. Глоссолалия есть форма лингвистической экспрессии, представляющей надкультурологически то же самое, что и с точки зрения лингвистической, вне зависимости от характера и места проявлений. Это приобретенное речевое поведение, которому можно научиться осознанно или каким-либо другим образом.

Каков же смысл этих открытий относительно глоссолалии в пятидесятничестве, неопятидесятничестве и харизматическом движении обновления? Что же это за глоссолалия, бытующая в современном харизматическом движении? Что за «язык» такой? Почему глоссолалия проявляется в наше время в столь различных религиях и культах? Почему глоссолалию практикуют как верующие, так и неверующие? Что происходит, когда кто-либо переводит чью-нибудь глоссолалию?

4. Глоссолалия сегодня

Известно, что «иные языки» (глоссолалия) бытуют в нехристианских религиях, таких, как буддизм и индуизм, и в сектах, подобных мормонам. Чем же объяснить, что современная практика глоссолалии в харизматическом движении обновления так подозрительно, вплоть до мелочей, похожа на известные феномены в языческих, нехристианских движениях? Исходит ли в таком случае это явление от Бога? Если нет, то какова истинная природа глоссолалии?

Как же реагируют харизматы на тот факт, что глоссолалия не есть человеческий язык? Не так давно Дж. Р. Уильямс по этому поводу сказал следующее: «Лингвисты не могут поколебать харизматов тем, что глоссолалия не является известной языковой структурой, поскольку если бы она была таковой, то это была бы не духовная, а логическая речь». Далее он продолжает: «»Говорение на иных языках» имеет природу транспсихическую, оно относится к царству духа (pneuma)». Таким образом, Уильямс попросту утверждает, что современные «иные языки» (глоссолалия) есть речь внелогическая. Это «духовная речь» и относится она к царству духа. Вопрос теперь заключается в следующем: как возможно такое, что речь, которая, как полагают, исходит от Святого Духа, практикуется в языческих нехристианских религиях? Неужели Святой Дух говорит устами шаманов, жрецов, целителей-колдунов и шарлатанов, медиумов на магических сеансах? Не все христиане, придя к этому выводу, сохранят в своей душе мир. Возможно ли такое, чтобы нерелигиозный гуманитарный исследователь «обучил себя» участию в глоссолалии и стал с успехом этим заниматься?

Святой Дух есть «Дух Истины» и обещан только последователям Христа (Ин. 17). Святой Дух вовсе не часть любой и каждой религии, которая существует сейчас или существовала в прежние времена. Он не может быть объектом манипуляций со стороны религиозных или нерелигиозных людей исключительно по их прихоти. Ни в Новом, ни в Ветхом Завете ничего не говорится о том, что Святой Дух равно проявляется во всех религиях или что Им можно манипулировать. Напротив, Святой Дух есть ипостась триединого Божества и как таковая является уникальной Личностью в Троице, в которую веруют христиане.

Похоже, есть только четыре варианта объяснения природы глоссолалии как универсального феномена христианской и нехристианских религий, свойства религиозных и нерелигиозных людей. Первое объяснение состоит в том, что глоссолалия исходит от Святого Духа и действует Святым Духом. Второе: она исходит от противоположного источника, сатаны. Третья возможность заключена в том, что глоссолалия не более как следствие человеческого процесса обучения, возникшая, возможно, в результате какого-либо транса или измененного состояния сознания, и находится она вне зависимости от религиозности. Четвертая гипотеза состоит в том, что глоссолалия исходит сразу из нескольких упомянутых источников.

Первые два объяснения рассматривают глоссолалию как результат воздействия «сверхъестественных» сил, при этом некоторые адепты видят за ней Святой Дух. Доверяющие Библии христиане согласятся, что вряд ли можно обосновано полагать, что Святой Дух равно являет Себя во всех религиях или религиозных образованиях, поскольку Святой Дух обещан как дар общине верующих христиан (1-Кор. 12-14; Ин. 14). Со вторым объяснением можно согласиться, если допустить, что нехристианские религии могут быть орудиями в руках сатаны. Нельзя исключить, что сатанизм проникает в сферы христианской жизни и даже встречается в богослужении. На то, что глоссолалия исходит от сатаны, указывалось в упомянутых нами работах. Третье объяснение более «естественно», т. е. оно рассматривает повсеместное проявление глоссолалии как приобретенного посредством обучения поведения. Чрезвычайно важен тот факт, что исполнению глоссолалии можно научить, как этому «учат» пятидесятники и другие харизматы, ею можно овладеть также самостоятельно и так далее. Как утверждается во многих работах, сатанизм (демонизм) может овладеть человеком как вне учебного процесса, так и после него.

Четвертый вариант объясняет происхождение глоссолалии как сатанинского источника, поскольку и результат, и сам процесс обучения может быть использован в своих целях сатаной. Спиттлер, сам будучи харизматом, замечает, что глоссолалия «может исходить от самих говорящих, от духа дьявольского, а также от Святого Духа». Он уверяет, что «даже если глоссолалия наблюдается в уравновешенной пятидесятнической общине, может проявиться любой из этих трех источников (приобретенное поведение, демонизм, Святой Дух). Умение собравшихся различать ее происхождение чрезвычайно важно». Наконец, он указывает, что «глоссолалия человеческого происхождения (приобретенная посредством обучения) гораздо более частое (среди христиан-харизматов) явление, чем обычно считается». В таком случае возникает важный вопрос: будет ли Святой Дух использовать в качестве одного из Своих даров такую бессмысленную форму говорения, которой к тому же можно обучиться? Будет ли Он применять нечто, идентичное арсеналу магических целителей, шаманов и жрецов-нехристей? Станет ли Он использовать то же самое, чем пользуются на сеансах и обрядах спиритуалисты? Далеко не все христиане будут покойны в душе, если ответят на этот вопрос утвердительно. Ответ на вопрос, происходит ли глоссолалия от Святого Духа, заключен в природе, действии и предназначении библейских «иных языков» в том виде, в каком они описаны и использовались в новозаветной Церкви.

Основываясь на свидетельствах, приведенных в недавних тщательных исследованиях, упомянутых нами, современная глоссолалия лучше всего может быть принята как приобретенное поведение, а не как один из уникальных сверхъестественных даров Святого Духа. Глоссолалии можно обучиться. Она практикуется во многих религиозных и нерелигиозных объединениях, она может войти в сферу людей религии или же укрепиться в нерелигиозной сфере жизни человека, как это происходит у гуманистов, агностиков и атеистов. В этих сферах она может использоваться с разными целями, и, в частности, князем зла как метод обольщения.

5. Глоссолалия и современное доктринальное разобщение

Многих тревожит разобщение харизматов вследствие разного понимания и толкования догматов христианской веры и богослужения. Среди прочего интересно рассмотреть харизматическое экуменическое движение евангелизации. В августе 1991 г. около 3000 делегатов собрались в Брайтоне (Англия) на Международную харизматическую консультацию по всемирной евангелизации. Эта встреча была организована лидером англиканских харизматов Майклом Харпером. В комитет по планированию входил Винсон Синан, глава североамериканского комитета служения обновления, Ларри Кристентон, лидер движения обновления Евангельской лютеранской церкви в Америке, а также представители католических и пятидесятнических деноминаций и лидеры неопятидесятничества. Однако в выработанных совместных документах встречи сообщается, что «католические и протестантские харизматы собрались, забыв на время свои деноминационные различия, привлеченные целью воочию увидеть, как к 2000 г. половина населения мира будет исповедовать Христа как Спасителя». Однако деноминационные различия сегодня весьма существенны и составляют пока труднорешаемую проблему.

Недавно один писатель поднял вопрос о доктринальном расколе среди пятидесятнических и неопятидесятнических харизматов: «Не кажется ли вам сомнительным тот факт, что движение, которое претендует на прямую связь со Святым Духом, имеющее дары пророчества, апостольства, слова истины, общение непосредственно с Богом посредством «говорения на иных языках» и других способов, может одновременно включать в себя римо-католиков, консервативных и либеральных протестантов, амиллениалистов, премиллениалистов, кальвинистов, арминианцев, тех, кто отвергает буквальную богодухновенность Библии, и даже тех, кто не принимает искупительную жертву Христа на кресте?» (Edgar, «The Cessacion of Sign Gifts», p. 385). Эти вопросы проникают в самую душу. Они обнажают корни главной проблемы, заключенной в происхождении глоссолалии в христианской жизни и вере.

Если бы во всех этих харизматических группах различных христианских церквей действовал Дух Святой, о котором Христос сказал, что Он «научит вас всему» (Ин. 14:25) и «наставит вас на всякую истину» (Ин. 16:13), то почему бы Ему не подсказать хоть кому-нибудь из участвующих в глоссолалии, как избавиться от существенных доктринальных разногласий? Многие из этих различий фундаментальны для христианской веры, некоторые же не более чем заблуждения. Заинтересован ли дух, который принимается харизматами, в обучении их истине? Следует ли Святому Духу сейчас, сегодня научить их пониманию того, что седьмой день принадлежит всем верующим? Разве не мог бы Дух Истины исправить еретические учения относительно заместительной жертвы, вечного наказания и так далее? Но до сих пор дух, принимаемый харизматами, будь то пятидесятники или неопятидесятники, не захотел водворить между ними единство на основе того, что Дух дарует истинно верующим в Писании. Какой бы дух между ними ни действовал, он явно не заинтересован подвести их к полноте библейской истины. Почему неопятидесятнические римо-католики предпочтены римо-католикам, которые в большей степени чтут литургию (мессу)? Или же чем «говорящие языками» баптисты и мормоны лучше, соответственно, «обычных» баптистов и мормонов?

6. Глоссолалия и испытание языков

Вне зависимости от реакции субъекта на возникающие вопросы, все же очевидно, что глоссолалию нужно осмысливать в более широком контексте, не ограничивая ее только христианским опытом. Рассматривать ее как нормальный человеческий язык более невозможно. К какому бы окончательному решению мы не пришли, очевидно, что желающий остаться в границах новозаветного принципа «Все испытывайте, хорошего держитесь» не может не признать, что не существует надежного метода «испытать» явление глоссолалии. Д-р Килдахл провел следующий эксперимент: он давал прослушать запись говорящего «иными языками» людям, которые считались признанными обладателями дара толкования этого явления, но которые в данный момент не имели связи друг с другом. Ниже приводятся результаты этого эксперимента.

«Чтобы исследовать точность данных толкований, мы воспроизвели запись образца «говорения на иных языках» перед каждым из многих толкователей в отдельности. Ничего схожего среди множества толкований не обнаружено. Один толкователь сказал, что говорящий на языках молился о здоровье своих детей, другой ту же запись определил как выражение благодарности Богу за недавние успешные денежные сборы в церкви [*2].

Когда же толкователей собрали вместе и огласили их несовпадающие объяснения, они заявили, что «одним Бог даровал одно толкование, а другим — иное». Эти данные о многообразии толкований показывают, что «говорение на языках» и толкование «языков» находится вне пределов логики. Неким человеком, захотевшим проверить толкование на пятидесятническом собрании, была произнесена молитва Господня на одном из африканских диалектов. Толкователь сказал, что это весть о скором и неминуемом Втором пришествии Христа». И здесь нет надежной корреляции в проверке процесса толкования. Разве это не еще одно указание на то, что глоссолалия вовсе не нормальный человеческий язык, ибо толкование не соответствует тому, что было сказано?

Доверяющий Библии христианин будет ориентироваться на то, что Библия в действительности подразумевает под «иными языками». Каков смысл этих новозаветных слов? Используется ли вне Нового Завета словосочетание «говорение на языках» для описания практики глоссолалии? Использовали ли подобную практику античные религии, которые существовали во времена образования христианских общин, например, Дельфийский оракул? Встречается ли где в Новом Завете четкое определение «иных языков» как исходящих от Святого Духа? Может быть, оно дано в Деян. 2, где иные языки предстают даром небес, а не приобретаются навыком? Каково назначение дара, кем он дается? Необходимо ли всем верующим говорить на «иных языках»? Этим и другим вопросам посвящены следующие главы.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

для возврата в основной текст нажимайте на ссылку слева

[*1] Здесь и далее в нашей работе мы будем использовать термин «глоссолалия», который часто используется в литературе по данному предмету. Но мы не беремся утверждать, что значение этого слова идентично или, наоборот, прямо противоположно «иным языкам», описанным в Новом Завете.

[*2] В редакторской статье (Renewal, June/July 1974) М. Харпер приводит ответ на следующий вопрос, который он задал пятидесятническим римо-католикам: «Дал ли вам Святой Дух какое-либо свидетельство о надежности принципа непогрешимости папы?» Уильямс свидетельствует, что говорящие на языках римо-католики постоянно свидетельствуют, что они обрели «новое понимание ценности литургии своей церкви и более глубокий опыт в таинствах» (Williams, Tongues of the Spirit, p. 103).

 

 Rambler's Top100      Яндекс цитирования